Ай да Анна!

• 09.03.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)765

В Риге выросла уникальная актриса, которая вполне может конкурировать с мировыми звездами экрана и сцены

Те, кто хоть раз видел Анну Герасимову в спектаклях «Общества свободных актеров» («ОСА»), однозначно подтвердят, что эта артистка — настоящее явление. В ее жизни пока не случилось большого кино и большой сцены, но она уже имеет опыт работы со знаменитой телекомпанией Hallmark, по приглашению которой снялась в центральной роли в картине «Архангел», плюс десяток серьезных работ в родном театре.

Те, кто хоть раз видел Анну Герасимову в спектаклях «Общества свободных актеров» («ОСА»), однозначно подтвердят, что эта артистка — настоящее явление.

В ее жизни пока не случилось большого кино и большой сцены, но она уже имеет опыт работы со знаменитой телекомпанией Hallmark, по приглашению которой снялась в центральной роли в картине «Архангел», плюс десяток серьезных работ в родном театре.

Обаятельная и привлекательная, легкая, игривая и вся такая искрящаяся, фонтанирующая жизнью. Она может быть и комедийной, и трагедийной, и лирической. Сегодня с уверенностью можно сказать, что Анна Герасимова — самая сильная молодая артистка в Латвии.

«Суббота» влюбилась в Анну после того, как по рекомендации Михаила Задорнова отправилась небольшой редакционной группой в «ОСА» на зоринскую «Варшавскую мелодию» — спектакль, который Герасимова вместе со своим партнером и педагогом Германом Скучем вот уже третий год играет при аншлагах.

Мы пришли к единому мнению: «Суббота» должна следить за творческой судьбой этой актрисы.

«Осиное гнездо» как исключение из правил

 

В «Обществе свободных актеров» про масштаб таланта Анны Герасимовой все хорошо понимают: ее здесь выпестовали, вынянчили, раскрыли, дали возможность получить образование и играть большие роли.

Но в труппе она существует на равных со всеми. Сегодня играет главную роль, завтра — эпизод. Во время спектакля творит на сцене, до и после — на посту обслуживающего персонала (в театре нет костюмеров, рабочих сцены, гардеробщиков и билетеров).

Зарплату, так же как и все артисты «ОСА», она не получает — театр существует на полной самоокупаемости. Чтобы погасить расходы на постановки и взятое в аренду здание на улице Чака, 67/69, ребята играют минимум 11 аншлаговых спектаклей в месяц.

Просто в «ОСА» все держится на принципе студийности и авторитете художественного руководителя — режиссера-педагога Семена Михайловича Лосева. Вся труппа «ОСА» — это только его ученики. Начиная с директора и режиссера Игоря Куликова и заканчивая артистами, которые еще ходят в студентах.

Анна была среди первых ребят-школьников, которые более десяти лет назад пришли к Лосеву и Куликову в обычную актерскую студию при Рижской киностудии.

Она училась тогда в 10-м классе Рижской классической гимназии и после школы планировала поступать в медицинский институт, чтобы стать врачом, как мама.

Но неожиданно все пошло не в ту сторону.

Чтобы иметь возможность в полной мере осваивать азы актерской профессии, Ане пришлось перейти в вечернюю школу.

— Оглядываясь сейчас на то время, я думаю, что я смогла бы окончить и дневную школу. Надо было только умудриться правильно и четко распределить свое время. Но тогда это казалось нереальным — театр ведь требует нахождения в нем 24 часа в сутки, — с улыбкой рассказывает Аня.

Потом их студия переехала в галерею Nellija, пополнилась группой студентов, отколовшихся от рижского курса ГИТИСа, затем при поддержке Михаила Задорнова все стали студентами Ярославского театрального института и, наконец, тем, чем являются сегодня, — профессиональным молодежным театром, на спектакли которого можно попасть, только заранее побеспокоившись о приобретении билетов.

Своя школа выживания

 

— Аня, когда пришло четкое осознание, что театр — это твоя судьба?

— После ряда событий в личной жизни. Изначально я вообще не думала становиться актрисой, хотя с детства знала, что по своей сути могу ею быть.

Но если еще не так давно я допускала мысли об обретении другой профессии или полном посвящении себя семье, то сейчас очень четко понимаю, что театр — главная часть моей жизни.

А еще позапрошлым летом я пережила переломный момент в отношении к своей профессии. Случилось это, когда из театра ушел очень близкий для всех человек, который начинал с нами путь с самого начала.

Мне тогда казалось, что студия рухнет. Но выяснилось, что незаменимых нет. И, будучи актрисой, которая много играет, я отчетливо поняла, насколько важно ценить то, что ты имеешь.

И не просто ценить, а стараться поддерживать любимое дело в целом, а не на уровне только своих прямых обязанностей. А ведь очень многие люди живут с осознанием того, что за них все придумают.

Когда ты в жизни за что-то долго борешься и болеешь, не зная, что из этого получится в итоге, — оно и ценится немного по-другому, чем когда ты приходишь на все готовенькое.

— В вашем театре все держится на бескорыстной любви к искусству и энтузиазме. Понятно, что с получением дипломов у вас появились дополнительные источники доходов на телевидении, в кино и рекламе. Но как элементарно удалось выжить?

— Лично я выжила за счет своих родителей. И переход к тому моменту, когда я самостоятельно стала зарабатывать деньги с помощью своей профессии, у меня был безболезненным.

И выживать удается не всем — многие ушли. Из первой студии нас осталось только трое. Некоторые уходили даже во время учебы в Ярославском театральном институте, проучившись всего несколько месяцев, и мы до самого окончания вуза за них платили, поскольку набирали нас как целый курс.

Многие и сейчас уходят. И, наверное, еще будут уходить. Я ни в коем случае никого не виню. Конечно, хочется финансовой стабильности. Все артисты в нашем театре получили образование, имеют профессию и все достойны того, чтобы зарабатывать деньги, а не скрести копейки.

Ведь есть же в Риге артисты, которые работают в других театрах и получают стабильную зарплату! Пусть маленькую, но жить с ней все-таки легче. Тем более после того как все мы получили эти страшные счета по квартплате.

Другое дело, что, наблюдая атмосферу в других театрах, возвращаешься к тому, что никуда идти не хочется. Это, конечно, заслуга Семена Михайловича Лосева, потому что он заложил в нас тот фундамент и те каноны актерской профессии, благодаря которым хочется жить и хочется работать.

— А вынырнуть на новую волну не хочется — поработать с новыми режиссерами, партнерами?

— Конечно, хочется думать о перспективе. Но когда приезжает Семен Михайлович (режиссер живет в Старом Осколе и оттуда курирует театр. — Прим. корр.) , маленький мир нашего театра начинает казаться настолько огромным, что я чувствую себя в нем совсем крошечной! Из этого мира хочется черпать и черпать!

А по поводу работы с другими режиссерами Семен Михайлович только «за». И когда мы еще делали «Варшавскую мелодию», он говорил: «Вот, Аня, потом уедете, будете много работать».

Но пока страшно. Если же говорить про мечту, то в будущем я очень хотела бы, чтобы у нас с мамой был свой дом в Юрмале, а работу я имела за пределами Латвии. Мне кажется, я буду обязательно много ездить и в частности летать.

Есть надежда поработать в кино. Хочется, чтобы было интересно так, чтобы запариться! Но новое и непонятное искусство меня не притягивает.

— А как ты попала на съемочную площадку Hallmark и оказалась в одной компании с Дэниелом Крейгом, Екатериной Редниковой, Львом Прыгуновым и другими мэтрами?

— Ну, это было давно! В 2005 году. Hallmark снимал «Архангела» на Литовской киностудии, но там что-то случилось, и они приехали к нам. А у одного из агентов Рижской киностудии еще со времен нашей первой студии были мои фотографии. Вот и все.

Мне, кстати, за эту свою работу не стыдно. Роль не очень большая, но центральная — как связующее звено между всеми героями.

У нас в Латвии, к большому сожалению, сняться в кино, особенно русскоязычному актеру, удается редко. Поэтому я очень рада, что сотрудничаю с компанией SDI Media, где, озвучивая знаменитых актеров, могу играть вместе с ними.

Вообще озвучивать фильмы — это очень интересно! Есть свои сложности, но когда получается, испытываешь чувство, схожее тому, что приходит после хорошо сыгранного спектакля.

Мне тогда казалось, что студия рухнет. И, будучи актрисой, которая много играет, я отчетливо поняла, насколько важно ценить то, что ты имеешь.

О женской дружбе и табу

 

— Свои актерские табу у тебя есть?

— Мне предлагали сниматься голой. Я отшутилась: только за большие деньги.

Мне кажется, что надо использовать все возможности для того, чтобы в спектаклях не надо было прибегать к матерным словам и раздеванию.

Да, бывает, когда это необходимо — но тогда надо делать так, чтобы никому это не резало слух или взгляд. Это уже искусство.

Если все сложится, то этим летом мы с моим партнером по «Варшавской мелодии» Германом Скучем выпустим еще один парный спектакль — по пьесе Слейда. Возможно, в этой работе я буду оголять грудь.

Когда мы делали рабочий прогон, я не стесняясь посадила всех своих друзей в 1-й ряд и попросила честно мне потом признаться, не выглядит ли это обнажение вычурно. Но никого ничего не покоробило. И если Семен Михайлович одобрит — так оно и будет.

— А подруги среди актрис в театре у тебя есть?

— Да, Ирина Степанова, тоже актриса нашего театра. Она мой ангел-хранитель.

Когда я в первый раз снялась в кино, у меня появилось чувство, что я такая актриса с большой буквы. Вела себя так, будто я все могу. И в какой-то момент от меня в театре все отвернулись — не демонстративно, а просто перестали общаться.

Что сделала Ирина? Взяла меня за руку и спокойно мне все разъяснила, открыла глаза.

О пользе ранней самостоятельности

 

— Когда еще не было известно, что ваша студия станет театром, у тебя не было страха остаться без высшего образования? Родители не ворчали?

— Мои родители поняли, что я могу самостоятельно принимать решения и бороться со мной бесполезно, когда я была еще совсем ребенком.

Мама никогда не следила за моей успеваемостью, дневник не проверяла. Она знала: если я получила двойку, то сама решу эту проблему.

И когда после 12-го класса я не стала поступать в нормальный институт, никто по этому поводу не переживал.

— Ты семейный человек?

— Раньше, когда в театре случался какой-нибудь отпуск на две недели, я становилась идеально семейной! Надевала фартук, начинала готовить, прыгать по дому и все убирать!

А в плане личной жизни важно, чтобы любящие люди смотрели в одном направлении. Мой молодой человек из моей же профессии. Раньше я сочла бы это кошмаром, а сейчас уверена: хорошо. Потому что человеку из другой сферы сложно понять, что для актера истинное счастье — это не семейная идиллия, а хорошо сыгранный спектакль, удачная репетиция.

— А женские пристрастия у тебя имеются?

— Когда я в первый раз приехала к сестре в Лондон и она меня отправила на шоппинг в период скидок — я вообще ничего не могла себе купить, потому, что не понимала, как это делать.

А когда приехала в следующий раз — магазины поглотили меня целиком! Покупала все подряд, поменяла весь гардероб от «а» до «я». Но вернулась в Ригу и абсолютно успокоилась.

Очень люблю стильные красивые машины. В 22 года я села за руль и успела покататься на очень разных марках. Если у меня будут деньги, то куплю…

А деньги у меня будут. И сейчас у меня все в этом плане хорошо — есть машина, своя квартира. Сама стараюсь себя обеспечивать, экономить, копить. Минувшим летом даже за прилавком на распродажах в Origo постояла. Сейчас помимо непосредственной работы в театре работаю в SDI Media и преподаю нашим студентам сценическую речь.

Очень радуюсь тому, что живу в век развития компьютерных технологий. С удовольствием пользуюсь услугами интернет-банка в Swedbanka. Это так удобно и практично. Особенно когда у тебя появляется время на оплату счетов только в три часа ночи! Сейчас обучаю этим технологиям маму.

Я, кстати, не боюсь делать покупки в интернет-магазинах. Мне нравится искать дешевые авиабилеты — даже специальную карту для этого купила. В Лондон летала туда-обратно за 30 латов.

«Мне не надо быть везде!»

 

— Ты можешь сказать, что у тебя счастливая актерская судьба?

— Мне кажется, что многие молодые артисты в нашем театре, глядя на меня, думают: «Блин, вот ей везет!»

А если задуматься, то очень многие роли, что я играю, изначально распределялись не на меня, а получила я их в ходе работы. Были у меня периоды, когда я вообще ничего не репетировала, не играла, не участвовала в показах.

Другое дело, что у меня нет потребности быть везде и хвататься за все подряд.

Я такой человек, который из любого момента в жизни старается извлекать что-то хорошее. Ведь в мире ничего не бывает постоянного. Все меняется.

И страхов, что что-то не сложится, у меня тоже нет. Ощущение себя счастливым зависит от самого человека.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *