О чём болит голова у мэра

• 03.08.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)633

Семь недель он заставил нас поволноваться. И вернулся на дистанцию так же неожиданно быстро, как с нее сошел.

Выглядит замечательно: молодой, энергичный, оптимистичный. И, как всегда, открыт к искреннему разговору. Несмотря на то, что встретились мы в самом конце тяжелой рабочей недели.

Иногда надо притормозить!

 

— Первым делом хочется спросить: как ваши здоровье и самочувствие?

— Абсолютно нормально. Деятельность почек и печени у меня восстановилась на все сто процентов.

Сейчас, в рамках курса реабилитации, надо начинать заниматься спортом. Пока стоит хорошая погода, езжу купаться в Юрмалу. Через какое-то время перейду к каким-то другим занятиям.

Хотя надо признаться, что на работе уже приходилось проводить по 12 часов в сутки.

— А не рискованно ли было сразу после выписки из больницы возвращаться на работу?

— Нет, потому что после четырех недель лечения я проходил в больнице еще трехнедельный курс реабилитации — с ежедневными тренировками и занятиями, продолжавшимися порой по двенадцать часов, когда меня заново учили ходить…

Слава богу, восстановление шло очень быстро. А сейчас лучше всего реабилитация проходит у меня на работе.

— Произошла ли за это время какая-то переоценка ценностей?

— Глобально нет. Я исхожу из того, что те ценности, которые у меня раньше были и которых я никогда не стыдился, остались прежними.

А в плане нюансов понял, что необходимо разграничивать для себя обстоятельства, когда нужно выкладываться на 120 процентов, а когда в этом нет смысла.

И марафон — в качестве примера, — конечно, не был тем случаем, когда необходимо было столь серьезно затрачиваться, как я это сделал.

Эти действия даже не столько поставили под угрозу мое здоровье, сколько заставили впоследствии страдать моих близких.

В этом плане начинаешь понимать, что иногда, наверное, лучше притормозить. Не говоря о том, что нужно стараться если не в количественном отношении, то хотя бы в качественном уделять больше времени родным и друзьям.

— Всенародная любовь стала для вас открытием?

— Да, для меня она стала открытием. И это налагает большую ответственность.

— Будучи в столь тяжелом состоянии, вы действительно ощущали массовую поддержку не знакомых вам лично людей?

— Конечно, ощущал.

Начиная с того, что люди помогли собрать те же средства на оплату лечения — слава богу, счет оказался не настолько большим, как изначально планировали, потому что не понадобилась пересадка печени, и теперь оставшиеся деньги мы можем передать детям. И заканчивая тем, что, несмотря на действительно очень серьезные проблемы, я очень быстро смог вернуться к жизни.

Никто из врачей не ожидал, что почки у меня восстановятся практически за четыре недели и что за три последующие недели я смогу в прямом смысле встать на ноги и ходить, потому что на реабилитацию я приехал в коляске.

Про политические амбиции

 

— Насколько сильны у вас сегодня политические амбиции? Почему «Центр согласия» решил выдвинуть на пост премьер-министра двух кандидатов — не только Нила Ушакова, но и Яниса Урбановича?

— Скорее наоборот — не только Урбановича, но и Ушакова.

С одной стороны, это решение правления не было для меня однозначным. В Рижской думе есть много начатых дел, которые нужно завершить, и много планов, которые просто не удалось еще начать.

Поэтому для меня очень важно в этом вопросе то, что Янис и я, каждый со своим опытом, своими плюсами и минусами, все эти годы работаем вместе, дополняя друг друга.

Но окончательное решение, кто из нас пойдет дальше, будет приниматься после выборов, когда станут известны результаты всех партий и станет понятно, какие комбинации возможны в правительственной коалиции.

Если я буду видеть, что смогу больше сделать, уйдя в правительство, — я это сделаю. Если не увижу — останусь в Рижской думе, поскольку пост премьер-министра для меня не является самоцелью.

— По какому наилучшему сценарию, на ваш взгляд, могут разворачиваться события после роспуска Сейма?

— Год назад «Центру согласия» не хватило нескольких мандатов, чтобы получить право первой руки в формировании правительства.

В итоге год мы потеряли, поскольку те, кто это право имел, создали коалицию, которая занималась исключительно бухгалтерскими вопросами.

С одной стороны, в экономической сфере у нас что-то двинулось вперед и в отдельных отраслях стал наблюдаться прирост. С другой — в той же самой Риге одновременно с сокращением числа безработных стало расти количество нуждающихся.

Кроме того, несмотря на то, что в Риге есть безработные, в прошлом году в меньшей степени, а в этом году в большей степени строительным компаниям, которые ремонтируют наши школы и детские сады, не хватает рабочих рук. А всего, по нашим данным, в городе сегодня насчитывается около 1000 свободных вакансий!

Потому сейчас очень важно понимать, что кризис в нашей стране не закончился. И по лучшему сценарию ситуация будет развиваться только в том случае, если правительство будет понимать, насколько важно уделять первостепенное внимание социальной составляющей. Иначе наша страна начнет еще активнее вымирать в прямом смысле этого слова.

— А как мэр относится к сбору подписей за русский язык как второй государственный, который проводит независимый журналист Владимир Линдерман?

— Это была абсолютно логичная реакция на сбор подписей за ликвидацию среднего образования на русском языке, который в итоге провалился. И это радует.

Достойно уважения то, что Линдерман принял решение отложить все активности на период предвыборной кампании, поскольку это может свести все дебаты между политическими партиями о решении социальных и экономических проблем в очень узкое национальное русло.

Про наши улицы, дома и дороги

 

— Какие отклики вы нынче получаете после внесения предложения переименовать улицу Джохара Дудаева в улицу Махмуда Эсамбаева?

— Пока никаких. И если дальше будет так же тихо и спокойно — слава богу!

Хочется наконец поставить точку во всей этой политической игре, в которую мы вдобавок ни за что втянули самих чеченцев. Потому что на протяжении пятнадцати лет у нас в этом вопросе каждый изощрялся как мог. Для одних было важно выступать за, для других — против. И никого не волновал результат.

Даже по итогам опросов за переименование улицы выступали лишь чуть больше половины рижан.

Потому тот вариант, который я сейчас предложил и который подсказали сами чеченцы, наиболее оптимален. Надеюсь, с ним согласятся все конфликтующие в данном вопросе стороны, потому что Махмуд Эсамбаев — выдающийся человек и деятель культуры, достойный того, чтобы его именем называли улицы, в том числе в нашей Риге.

В ближайшем будущем в городе также появятся улица, названная в честь великого шахматиста Михаила Таля, которая будет находиться в новых застройках в районе Ганибу дамбис, и улица, названная в честь одного из руководителей Госдепартамента США Саммерса, — в районе, где находится американское посольство.

— А существуют ли у Рижской думы какие-то рычаги влияния на собственников домов в центре города, чтобы они приводили их внешний вид в порядок?

— Смотря что подразумевать под словами «приводить в порядок».

Нельзя привязаться к владельцу здания на тему того, что здание у него выглядит некрасиво. Потому что это субъективное мнение. А может, кому-то нравится, что оно облупленное, — антураж такой?!

А относительно общего содержания зданий существуют определенные нормативы. Зимой хозяин обязан убирать снег с крыши своего дома и освобождать от него тротуар, который к дому прилегает. Летом он обязан этот тротуар поливать.

Если собственники этого не делают, мы выписываем штрафы на несколько тысяч латов. И это работает.

Но нашу самую насущную проблему сегодня составляют так называемые трущобы, старые дома в центре Риги, находящиеся на грани развала, а также недострой, что разбросан по окраинам города.

В этом плане Рижская дума работает по одному принципу: если объекты представляют угрозу, мы сами их сносим, а потом выставляем счет владельцу.

Правда, пока для нас это выливается только в одни затраты. Потому что если владельцы живут где-нибудь в Австралии, начинаются затяжные суды. Или приходится сталкиваться с запутанными имущественными историями. Как, например, история с известным недостроем в Пурвциемсе у Дома мебели, где и дети по разваливающимся этажам бегают, и бомжи по ночам живут.

У самого здания несколько владельцев, а земельный участок принадлежит совсем другим людям. Все непросто.

А иногда приходится не сносить трущобы, а напротив — закапывать котлованы.

— А продолжать ремонтировать дороги в спальных районах будете?

— Дороги у нас не в приоритете. Это было политическое решение. Сейчас мы стараемся вкладывать максимальные средства в ремонт и утепление детских садов и школ.

На это ежегодно выделяется примерно по 12 млн. латов, и в 2011-м этот проект должен охватить 120 объектов, включая такие крупные, как второе здание 40-й школы и украинская школа.

К счастью, у нас уже не существует детских садов, отапливающихся углем, которые были еще в прошлом году.

Когда финансовая ситуация улучшится (для справки: в 2009 году Рижская дума получила бюджет около 400 млн. латов, а в жирные годы он составлял 600 млн.), начнем активнее заниматься и дорогами.

Также сегодня в приоритетах ремонт и реконструкция объектов культуры. В прошлом году мы завершили реконструкцию Рижского русского театра им. М. Чехова, в нынешнем запустили очень дорогие и важные проекты по реновации «Зиемельблазмы» и Национального художественного музея.

К слову, безработица у нас действительно сокращается. И здесь важен один момент: в Риге сейчас работают 465 тысяч человек, из них только 250 тысяч декларированные рижане. Остальные — жители со всех окраин Латвии.

Так что Рига по-прежнему остается не только экономическим мотором, но и местом, где люди зарабатывают деньги.

— Довольны ли вы тем, как реализуются проекты по привлечению в Ригу туристов?

— Несмотря на то, что Старый город сегодня забит туристами, до Таллина нам еще далеко.

Очень важно, что не поступает больше жалоб от иностранных посольств. В 2009 году эта ситуация была просто трагична.

Плюс в рамках сотрудничества Европейского союза и России визовая политика стала намного толерантнее.

Большой праздник ожидается на День города. В субботу и воскресенье будет бесплатный проезд в общественном транспорте. Вечером в пятницу — концерт «Би-2» в Areena Riiga, на который билеты продаются по три лата. Параллельно — огромный концерт в Межапарке.

А самые крупные мероприятия состоятся на набережной в воскресенье. Между Южным и Островным мостами будет проходить этап чемпионата мира по аэроакробатике, затем в центре города — показательные выступления.

Про бездомных кошек и собак

 

— Как человека, взявшего из приюта трех кошек, не могу вас не спросить: намерены ли вы как мэр города увеличивать финансирование программы помощи бездомным животным, которую реализует сейчас ветеринарная клиника доктора Яниса Бейнертса?

— Конечно, мы ищем возможности выделения средств на помощь брошенным животным. Помимо сотрудничества с ветеринарной клиникой доктора Бейнертса, занимающегося и стерилизацией бездомных котов и отловом бродячих собак, косуль и прочей живности, у нас достаточно неплохо сейчас обстоят дела с приютом в Личи — после того, как там стала хозяйничать фирма Ulubele. Они большие молодцы!

Люди, которые там работают, — настоящие фанатики своего дела. В результате в приюте прекратилась какая-либо практика усыпления животных. Если раньше кошку и собаку там содержали только четырнадцать дней, которые по закону оплачивала Рижская дума, то сейчас дальнейший срок пребывания животного в приюте обеспечивается пожертвованиями частных лиц.

К усыплению прибегают в единичных случаях и только по трагичным медицинским показаниям.

И как только у Рижской думы будет возможность, мы обязательно увеличим финансирование программы помощи животным.

Но будет ли эта возможность в следующем году, пока не скажу. Однозначно только то, что она не сократится.

— А что вы можете ответить людям, которые в ответ возмущенно отметят, что прежде чем помогать животным, надо обеспечить достойную жизнь старикам и детям?

— Рижская дума старается в рамках своих бюджетных возможностей помогать всем. Где-то больше, где-то меньше. Поверьте, бродячие животные не являются у нас бюджетным приоритетом. Но это не значит, что мы должны полностью закрыть все связанные с ними программы, — мол, пускай эти собаки бегают и сами с ними разбирайтесь.

И раз мы заговорили о животных, то в ближайшем будущем мы будем активно вводить систему их электронного чипирования. Причем на европейские деньги.

Люди должны нести ответственность за своих питомцев, а не перекладывать ее на город, который вынужден заниматься содержанием и поиском новых владельцев для тех кошек и собак, которых выбрасывают на улицу.

Это я говорю как чиновник. А если чисто по-человечески оценивать проблему брошенных животных — это настоящее свинство.

— Кстати, а как ваши домашние питомцы пережили длительное отсутствие хозяина?

— Прежде я действительно с ними никогда не расставался на столь длительный срок, поэтому все три кошки жутко на нас с женой обиделись. Теща, конечно, за ними присматривала, кормила, поила. Но общения им, видимо, все-таки не хватало. Когда мы вернулись домой, они встретили нас с недовольным видом, были такие нахохленные! Одна кошка начала общаться совсем поздно ночью, две другие — на следующий день.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *