IMG_1791

Кто носил кеды 54 размера?

• 30.08.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)791

На очередном заседании Международного медиа-клуба «Формат АЗ» выступил один из самых ярких и востребованных спортивных комментаторов России, в прошлом спортсмен, баскетбольный тренер и экс-рижанин Владимир Гомельский.

На встречу с Владимиром Гомельским пришли звезды латвийского спорта: чемпион мира, баскетболист Валдис Валтерс, олимпийский чемпион, депутат Рижской Думы гребец Иван Клементьев, тренер молодежной сбоной по футболу Михаил Землинский и другие известные спортсменыНа встречу с гостем в конференц-зал гостиницы «Таллинк» пришли журналисты, его одноклассники по рижской 40 школе, а также профессионалы — руководители спортивных лиг и ассоциаций, тренеры, ветераны спорта и молодые спортсмены, а также люди, знаюшие Гомельского как момментатора шоу «Лед и пламень»,

Вопросы задавались самые разные — от рецепта фирменного блюда на скорую руку, до шансов сборных Латвии и России на предстоящем первенстве Европы в Литве. И все же больше всего было ностальгических воспоминаний. Причем, ими охотно делился не только Гомельский. На вопросы из зала всегда живо откликался звезда латвийского баскетбола Валдис Валтерс, один из лидеров сборной СССР, которой руководил Гомельский-старший.

После выступления Владимир Гомельский встретился с «Субботой».

Детство на трибуне

— Нам посчастливилось взять интервью у мэтра мирового баскетбола Александра Гомельского, вашего отца, прямо на трибунах Дома спорта «Даугава», стены которого помнят успехи знаменитых рижских клубов «ТТТ», рижского СКА, ВЭФа. Для вас это тоже особое место?

— Первое мое организованное занятие спортом не под руководством родителей прошло именно в бассейне Дома спорта. В восемь лет меня отдали в секцию плавания и я целый год занимался этим видом спорта.

Следующие мои тренировки были по соседству – на бывшем стадионе СКА меня учили правильно бегать. Только потом я начал играть в баскетбол, догадайтесь где?

Матчи баскетбольного чемпионата СССР, игры Кубка европейских чемпионов – все это для меня Дом спорта «Даугава». Мама очень часто брала меня на трибуны, и я пытался понять во что там играет папина команда.

Хотя первый мой баскетбольный матч как зрителя, это все-таки не Дом спорта (его в 1957 году еще не построили), а помост, который постелили на футбольном стадионе «Даугава». На встрече против софийского «Академика» присутствовало 26 тысяч зрителей. Это рекорд самого массового посещения баскетбольного матча, который держался до 2003 года.

Китайцы шьют не все, а вот латвийцы..

— Звезда хоккея Владимир Петров во время недавней встречи в Юрмале вспомнил даже имена буфетчиц, которые работали в Рижском дворце спорта…

— У Володи совершенно специфическая память. Мы давно с ним дружим. Кроме того, что он великий хоккеист, он еще и человек абсолютно замечательный. Мне очень дорога дружба с ним и с Борисом Михайловым.

— Петров говорил о том, что хочет создать в Москве Музей спорта. Из Латвии он уехал с переполненным багажом – получил экспонаты от Хелмута Балдериса, Анатолия Емельяненко. Что бы вы попросили в для баскетбольного отдела музея?

Первый экспонат, который я попросил бы — это спортивные тапочки знаменитого латвийского центрового Яниса Круминьша. Все наши баскетболисты играли тогда в кедах китайского производства, но перед 54-м размером Янки китайцы спасовали. В результате обувь ему шили в Латвии всегда по спецзаказу. Это был бы совершенно удивительный экспонат для музея.

Попросил бы майку с номером 3, под которой в рижском СКА выступал капитан команды Майгонис Валдманис…

Вы знаете, я набрал бы здесь очень много экспонатов, потому что латвийскому баскетболу есть чем гордиться.

Броски «из под юбки»

— Известно, что ваш отец нашел Яниса Круминьша, будущую звезду советского спорта в лесу. По какой дороге ехал его знаменитый грузовик?

— Это была дорога Рига – Цесис. В свое время у вас было замечательное соревнование чемпионат Латвии по баскетболу, игры которого проводились в Бауске, в Валмиере, в Гулбене, в Мадоне, даже в колхозе имени 9 мая, в общем там, где были организованы спортивные команды.

Самих матчей я не помню, но точно знаю, что на выезды меня брали. Команда ездила не на автобусе, на грузовике. Отец – офицер, считался старшим машины и сидел в кабине. Во время одной из таких поездок в 1954 году он и увидел Янку, который мирно ехал на велосипеде. Когда Круминьш поравнялся с грузовиком, его голова оказалась над бортом машины. Отец остановил машину и стал уговаривать его начать играть в баскетбол. Тот ни в какую…

— Но ведь уговорил все-таки…

— Да, но далось это нелегко. Круминьш при росте в 218 см и весе в 140 кг не хотел играть ни во что. У него уже был спортивный опыт – до баскетбола его уже находили тренеры по легкой атлетике, привозили в Ригу и учили толканию ядра. Без особого успеха.

Затем его на рижском стадионе подглядел Ефим Коган, заслуженный мастер и тренер по самбо (бывший глава латвийского «Лукойла» — прим.ред.), который захотел сделать из Яна самбиста. Снова не пошло, и Круминьш возвратился к себе в лесничество, где работал смолосборщиком.

Рост ему в работе очень помогал – он делал зарубки на деревьях высоко и, соответственно, сбор смолы шел с превышением разумных человеских норм. Поэтому с деньгами у него тоже все было отлично – платили по выработке…

И все-таки отец нашел для 23-летнего великана свои аргументы, и через некоторое время рижский СКА и сборная СССР получили отличного игрока. Это был первый советский центровой мирового класса.

Еще Круминьш всегда необычным способом выполнял штрафные — он бросал мяч снизу, «из-под юбки», при этом точность попадания была в районе 90 %.

300 рублей за первое место

— Убедить Ульяну Семенову играть в баскетбол было проще?

— Проще, но там была своя проблема, ее хотели переманить к себе литовцы. Но в 15 лет ее из Даугавпилса убедили поехать в Ригу. Причем, убедили не столько ее, сколько родителей.

Я помню ее первые тренировки в ТТТ. Первый раз в составе будущей легендарной команды Уля вышла в 17 лет, но рост у нее был уже 210 см.

— Эксперты до сих пор считают, что если в сборную любой страны поставить центровую Ульяну Семенову, то это гарантированное первое место на чемпионате мира, на Олимпийских играх. И 30 лет назад, и сейчас.

— Я абсолютно с этим согласен. Уля – это уникальный человек и игрок, она феномен. Рост делал ее непревзойденной по физическим качествам, но самая удивительная часть Улиного тела – это голова.

Умней ее не было, она не ошибалась, она не мазала штрафные. Она наводила порядок в нападении одним своим присутствием. Таких игроков в истории мирового баскетбола не было и вряд ли когда-нибудь появится.

При всем при этом у нее всегда и со всеми складывались удивительно добрые отношения. Я слышал очень много и сентиментальных вещей в адрес Ули от подруг по ее команде.

— Одним словом для побед ТТТ, сборной СССР Ульяна Семенова делала больше чем кто-либо. Отражалось ли это на размере призовых?

— Призовые – это слово из настоящего. Тогда оно не звучало. Когда сборная с Улей выигрывала Олимпиаду, все игроки получали премию. Причем, одинаковую. Только тренер получал в два раза меньше.

ТТТ – я уже и не помню сколько раз выигрывал первое место в СССР. Премия за очередной титул – 300 рублей. Я хорошо это помню, я тоже чемпион СССР.

В Латвии Улю очень ценили. Понимая, что ей очень тяжело в быту – ей дали квартиру на одной лестничной клетке с семьей ее родной сестры.

Какая еще помощь была? Автомобиль. Понятное дело, что Уля с ростом в 213 сантиметров в «Жигули» не влазила. Ей помогли приобрести 24-ю «Волгу», в которой наварили салазки, чтобы можно было двигать сиденье. Разумеется, за Улей в «Волге» места не оставалось.

Дача? Мне кажется, она построила ее , когда уже вернулась из Испании, где доигрывала в 36 лет.

Мог быть черным или эстонцем

— Советский Союз распался. Вы следили за выступлением знакомых спортсменов уже в майках сборной Латвии?

— Конечно. И следил, и переживал. Правда перед сборной Латвии была сборная СНГ, за которую выступал Игорь Миглиниекс. И я помню, как его за это называли предателем…. Хотя сборная Латвии физически не могла поехать на Олимпиаду – ее только-только приняли в Международный Олимпийский комитет.

— Для большинства людей – вы исключительно сын знаменитого тренера Александра Гомельского. А о маме у вас хоть иногда спрашивают?

— Спрашивают, но редко. Долго объяснять приходится. Моя мама Ольга Журавлева играла на очень высоком уровне, завоевывала медали и входила в состав сборной СССР. Именно благодаря ей я играю в баскетбол больше, чем живу на свете. Еще в июне 1953 года мама выходила на площадку, а в октябре появился я. Так что первый раз с баскетболом я познакомился еще до своего рождения и, конечно, это тоже не могло не отразиться на моей будущей жизни.

Но самый титулованный человек в моей семьей – это бабушка Нина Журавлева. Она единственная из всех Гомельских-Журавлевых – и заслуженный мастер спорта, и заслуженный тренер спорта.

И все же самую большую известность моя мама получила не во время баскетбольного матча, а на фестивале молодежи и студентов в Берлине в 1952 году. Все советские газеты, тогда обошел снимок, на котором девушка в спортивном костюме с надписью СССР, сидя на трибуне рядом с чернокожим атлетом в майке U.S.A, прикалывает ему на грудь советский значок.

Папу после этого снимка, обещая ему в скором времени черного мальчика или девочку, не подначивал только ленивый.

Кстати, после этого случая родители, наконец, решили оформить свои отношения, и мама выходила на площадку уже не Журавлевой, а Гомельской.

— Говорят, что вы могли родиться и эстонцем?

— Да, причем, двухметрового роста. За мамой в свое время ухаживал очень известный эстонский баскетболист и тренер Илмар Кулар. Но отец ее у него все таки отбил. Мне кажется, что Илмар сейчас живет в Канаде.

За понимание!

— Из нашего разговора выходит, что в Прибалтике всегда жили высокие и очень талантливые люди…

— Никто это никогда и не оспаривал. Если переходить на спорт, то мы еще не поговорили о Валдисе Валтерсе, гениальном баскетболисте, опередившем свое время. В сборной СССР его охарактеризовали очень метко – все бегают, а он ездит на мотоцикле. К нему прозвище «Мотоциклист» в сборной прилипло на долгие годы.

По быстроте, скорости принятия решения (правильного решения!) ему не было равных на площадке. Партнеры очень часто за ним не успевали, и за это ругать их нельзя было – Валдис попросту опередил время. Он – гениален.

— Примерно в одно время в составе сборной СССР выходили знаменитые литовцы Хомичус, Куртинайтис, Сабонис, наши Валтерс, Миглиниекс, Екабсонс, Муйжниекс, эстонец Сокк…. Вероятно разговор заходил и на темы, связанные не только с баскетболом….

— Вы знаете спорт он обычно выше политики.

Когда занимаешься делом, играешь в команде, ты понимаешь, что должен быть в команде, что должен чувствовать плечо партнера, а не ждать, когда он тебе сделает подножку или плюнет в спину. Какие счеты могут быть между своими?

Я напомню один характерный случай. Арвидаса Сабониса торжественно принимали в Зал мировой славы баскетбола – присутствовали все звезды спорта и даже главы государств. Он поздоровался с публикой по-литовски, а потом перешел на русский язык. И объяснил, почему он это сделал – в этот момент на трибунах присутствуют его друзья, партнеры по сборной, которые помогли ему стать тем, кем он стал.

— И я хочу, – сказал Арвидас, — чтобы мы с ними всегда друг друга понимали…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *