rozenvalds_juris_socialo_dekan_leta

Проблема Латвии не в трёх олигархах

• 07.09.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)679

Наш эксперт — декан факультета социальных наук ЛУ Юрис Розенвалдс — о ситуации в Латвии накануне новых выборов и перспективах дружбы русских и латышей.

— С предыдущих выборов прошло меньше года. На первый взгляд, игроки остались почти те же, правила игры тоже не менялись. А если не видно разницы, зачем платить дороже?

— И все же отличия есть. Увы, не такие явные, как можно было ожидать после заявления Затлерса от 28 мая о роспуске Сейма и борьбе с олигархами.

Во-первых, тогда казалось, что политические акценты будут расставлены по-новому: больше внимания будет уделяться влиянию денег на политику. Эта главная проблема Латвии была задана еще в начале 90-х годов, когда партии восстановленной республики формировались как бизнес-проекты, объединявшие идеологически самых разных людей. Пример тому — «Латвияс цельш», в который вошли старая коммунистическая номенклатура, представители антикоммунистической эмиграции и бизнесмены.

Проблема не решится отстранением трех олигархов на букву «а». Олигархия — это власть немногих. В отстраненности от народа можно уличить всех депутатов и министров…

Во-вторых, новая черта выборов — партии стали осторожнее в своих обещаниях. Перед прошлыми выборами работало наивное представление: мол, наобещаем всего хорошего, проскочим в Сейм, а потом за четыре года все забудут, чего мы там обещали. А тут выясняется, что отвечать за свои дела приходится очень скоро.

Все доподлинно ощутили, что депутаты Сейма сменяемы. Что можно вот так, как Затлерс, взбрыкнуть и попросить всех на выход… А депутаты ведь тоже люди, а не сплошь борцы за идею. Они рассчитывали ближайшие годы заседать, строили планы жизни…

Сейчас все осторожничают. К примеру, в программе «Единства» год назад были проценты и цифры. Сейчас она похожа на «зеленых» и крестьян, которые всю дорогу держались на колорите Лембергса и расплывчатых обещаниях из серии «Будем способствовать, постараемся влиять».

В третьих, в прошлой предвыборной кампании центральным был вопрос об отношениях с международными кредиторами. Сейчас эту тему отодвинули на задний план. Никто не отвечает на вопрос: а как, собственно, мы будем консолидировать 150 миллионов латов? Это огромная цифра! Ну да, раньше урезали 400 миллионов и живы, но ведь в этот раз резать будут по резаному!

Войдут ли русские во власть

 

— Что еще изменилось?

— Более активно обсуждается вопрос, который впервые за 20 лет возник сразу после выборов в X Сейм в результате успехов «Центра согласия»: войдут ли «русские» в коалицию и на каких условиях?

При том, что латышей в списке «ЦС» больше других национальностей — около 34 процентов (у «Единства» — 93 процента, у Затлерса — около 80 процентов), а число русских — лишь второе по величине, эта партия в первую очередь ориентирована на русскоязычное население.

Если сейчас в первых строчках их списков много латышских фамилий, то после выборов явно будут передвижения. Увы, специфика Латвии — этническое голосование.

Но, ориентируясь только на русскоязычное население, «ЦС» ограничен в росте. Сейчас партия многое делает, чтобы завоевать голоса и латышей, говоря: ребята, давайте жить дружно, давайте вопросы истории оставим в стороне, а будем ставить социально-экономические задачи.

— Думаете, у них получится сидеть на двух стульях?

— Это непросто. Не секрет, что для «ЗаПЧЕЛ» эти выборы — последний шанс восстать из пепла, как птица Феникс. Они пойдут ва-банк, отбрасывая всякую умеренную риторику. Их главный козырь — акция «За русский язык». Не удивительно, что один из ее активистов, Сватков, у них идет вторым номером. Девиз «пчел»: надоело ждать, надо брать, ничего этот «Центр согласия» не добился, вот мы потребуем так потребуем!

Тем не менее попадание «ЗаПЧЕЛ» в Сейм пока под вопросом, а «Центр согласия» — лидер всех рейтингов. Думаю, что в сознании русскоязычного электората все же произошел поворот — они осознали, что путь в достижении целей русскоязычной общины лежит не через революции, баррикады и бойкоты, а через попытку найти компромисс.

— Думаете, в Латвии его найти можно?

— Думаю, да. На прошлых выборах многие до последнего были уверены, что «ЦС» выиграет. Не случилось. Часть латышского электората, которая в знак протеста готова была их поддержать, в последний момент поддалась риторике конкурентов на тему «руки Москвы»…

За прошедший год «ЦС» ясно показал, что в рамках здравого смысла готов сотрудничать с любой партией. Наглядный пример — их поддержка запроса VL! — TB/LNNK о выражении недоверия министру юстиции Штокенбергсу, подозреваемому в коррупции. Урбанович так и пояснил: «Пришли к нам коллеги, говорили о конкретных вещах, не затрагивая щекотливые темы, — и что, нам сразу расплевываться с ними?»

Уже видны попытки со стороны и «Единства», и партии Затлерса очертить линии возможного сотрудничества. Но тут же выступает их главное противоречие — вопрос оккупации. Вспоминается, как после тех выборов в интервью на Латвийском телевидении от Ушакова требовали сказать слово «оккупация», а он всеми силами выворачивался, используя слова «насильственное присоединение», «аннексия», «инкорпорация»… В общем, все непросто.

Феномен Затлерса

 

— Новый элемент этой предвыборной кампании — Партия реформ Затлерса. Как вы оцениваете их шансы?

— Конечно, Затлерс далеко не харизматичный лидер. Его политический вес удалось увеличить новой команде, которую он привлек во второй половине правления. Благодаря им появились «Рождественское соглашение» (инициированный Затлерсом договор между партиями о путях преодоления финансового кризиса) и ультиматум Сейму после январских погромов 2009 года.

Часть команды осталась при нем — юридические, экономически консультанты. Тот же Килис, председатель комиссии стратегического анализа, теперь кандидат в министры образования и науки от ПРЗ. Но Затлерс явно рассчитывал на привлечение большего числа тяжеловесов.

Бывший глава его канцелярии Ринкевич решил оставить политику. Экс-прокурор Майзитис ушел к Берзиньшу. На место премьер-министра явно планировался кто-то потяжелее Спруджса: одно дело быть успешным бизнесменом в какой-нибудь фирме, но другое — руководить правительством. В общем, в партии Затлерса очень много никому не известных людей, от которых непонятно, чего ждать.

Архиошибка Затлерса, которую он до сих пор не может преодолеть, — это трагикомический отказ говорить с русскими СМИ по-русски. Это смешно. Ведь президент Берзиньш смог…

Тем не менее Затлерсу с его декретом №2 явно удалось попасть в струю. Низкий рейтинг Сейма — около 10 процентов — свидетельствовал о том, что жители Латвии давно наточили вилы, чтобы разогнать все это сборище. Затлерс это сделал, и его популярность резко выросла.

— Как вы оцениваете этот шаг Затлерса?

— У меня противоречивые чувства. Для этого шага были основания уже при IX Сейме. Перечисляя грехи парламента, Затлерс сам плавно перешел к перечислению грехов предыдущего созыва. Так что встряска была необходима — система получила некий импульс к оздоровлению.

— Щелбан по лбу!

— Вроде того. Для Затлерса это был достаточно мужественный шаг, который, однако, был явно продиктован и его личными интересами. Да, он воспользовался своим правом, записанным в Сатверсме с 1922 года.

С другой стороны, ранее он сам предлагал Сейму поправку о том, что народ не может распускать Сейм раньше чем через год после избрания и за какой-то период до окончания полномочий. Те поправки не прошли, но дух остался. И получилось, что, объявив роспуск через семь месяцев после выборов, Затлерс поставил себя выше народа.

К тому же всплыли подробности, что за неделю до декрета Затлерс обедал со Шлесерсом и все у них было вроде хорошо. А тут Шлесерс — главная угроза нашей демократии…

Думаю, Шлесерс и сам теперь кусает локти. Перед тем скандальным голосованием по поводу разрешения провести у него дома обыск, которое стало непосредственным предлогом для декрета №2, он мог встать и сказать: «А поехали все прямо сейчас ко мне — и KNAB, и депутаты». Это было бы демагогией, но он резко набрал бы очки в глазах электората. Но он этого не сделал. Сейм пустился в какие-то пространные размышления о неясностях в бумагах прокуратуры. И теперь для Шлесерса все непросто.

Берзиньш не будет чьим-то рупором

 

— Что вы скажете о первых шагах нового президента?

— Я с самого начала предлагал не недооценивать его перспективы. Ну не будет самый богатый пенсионер Латвии лезть в это пекло для того, чтобы стать чьей-то марионеткой или рупором, — он человек совершенно другого характера.

Уже с первых дней Берзиньш сумел пустить национальные вопросы в более спокойное и деловое русло, способствовал консолидации общества. Главный же упор он делает на экономику, которой Затлерс интересовался минимально. Ощущение такое, что новый президент — крепкий хозяйственник, который думает прагматично и не трясется над какими-то общественными установками и шаблонами. Затлерс был более идеологизированным, поддававшимся влиянию, возможно, в силу обстоятельств своего избрания.

До новых выборов повестку дня в Сейме диктует президент, и ясно видно, что он всеми силами старается не допускать предвыборного популизма и таким образом в известной мере дистанцируется от Союза «зеленых» и крестьян, от которого он был избран в Сейм. А ведь СЗК на популизме собаку съел. Но он и не порывает с ними — старается все направлять на пользу общего дела.

Выборы: «ЦС» и премьер на стороне

 

— Как вы оцениваете шансы партий на выборах?

— С учетом вышеназванных проблем Затлерса с русскоязычным электоратом ясно, что его избиратели — в основном молодые латыши. Протестный электорат, большая часть которого разочаровалась в «Единстве», хотя их программы не так уж отличаются.

Похоже, что на этих выборах «Единство» понесет самые серьезные потери — ведь они обещали вполне конкретные вещи, были у власти, но значительных, заметных для рядового избирателя улучшений явно мало. Часть электората у него может забрать и VL! — TB/LNNK. На прошлых выборах «Единство» тоже делало упор на латышскость. Я не сказал бы, что предложения Элерте принципиально отличаются от заявлений Дзинтарса.

«Центр согласия», по крайней мере, получит свое и при всех усилиях «ЗаПЧЕЛ». «Зеленые» и крестьяне тоже, скорей всего, получат свое — может быть, немного меньше, учитывая, что популярность Лембергса уже не та, что несколько лет назад.

Можно наблюдать волну подъема романтического национализма. Блок VL! — TB/LNNK ориентирует рекламу явно не на пожилых тетенек и дяденек, которые живут своим прошлым. Они ориентируются на молодежь. Они достаточно аргументированы. Плюс романтический ореол: не всякий встанет в мороз голым по пояс с надписью «Абрене» на груди. Впрочем, не думаю, что они соберут более 10 процентов.

— Итого, как вы представляете себе будущую коалицию?

— Вопрос о взаимоотношениях и сотрудничестве с «Центром согласия» будет центральным для формирования правящей коалиции.

Если предположить, что Затлерс и «Единство» поделят 30-35 процентов голосов, то им надо еще кого-то привлекать. СЗК под большим вопросом. «Единство» имеет горький опыт общения с ними, Затлерс категорически отказался иметь с ними дело. Могут обратиться к VL! — TB/LNNK, но их голосов скорее не хватит, к тому же они довольно непредсказуемы: могут возникнуть проблемы с европейскими институциями…

В общем, «Центр согласия» станет предложением, от которого нельзя отказаться. Но даже если они победят, не думаю, что премьером сразу станет Нил Ушаков.

— А кто?

— В случае победы «ЦС» коалиция, скорее всего, постарается найти компромиссную фигуру вне партий — человека, который знает процесс управления и имеет представление об экономике. Так в свое время возник Андрис Шкеле, который после этого создал собственную партию.

— «Центр согласия» сильно изменит картинку?

— У меня нет иллюзий, что «ЦС» сразу привнесет что-то новое в социальную и экономическую политику страны и выведет нас на новые рубежи. Но вхождение «ЦС» во власть имело бы большое символическое значение: оно дало бы ощущение соучастия русскоязычной общины в управлении страной.

Конечно, могут возникнуть определенные трудности в воплощении программ партий. «ЦС» будет говорить о переговорах по отсрочке долга, «Единство» — настаивать на выполнении обязательств…

В вопросах об урезании пенсий можно предположить, что Партия реформ Затлерса настроена на сокращение доходов пенсионеров, да и Домбровскис намекал, что пенсионеры не могут быть священной коровой, а у «ЦС» другая установка… Что ж, придется кому-то что-то пересмотреть.

(Продолжение спецвыпуска «Политпрогноз» — в следующем номере.)

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *