Мышкин! Сзади Кошкин!

• 14.12.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)839

80-летие хоккея Латвии и приуроченный к это дате матч ветеранов «Легенды России» — «Легенды Латвии» (9:10) собрали целую плеяду легендарных спортсменов. Поздравить наш хоккей с юбилеем приехал и знаменитый тандем Владислав Третьяк — Владимир Мышкин. И попробуйте только сказать, что это не тандем!

С именами двух хоккейных вратарей, выступавших в одной команде — сборной СССР, связаны самые выдающиеся победы в мировом хоккее. Сегодня Третьяк — глава Федерации хоккея Латвии, Мышкин — тренер вратарей в сборной России.

Но если Третьяк со времени окончания спортивной карьеры все время оставался на виду, то о его бессменном дублере очень долго ничего не было слышно. Тем интереснее его было расспросить.

Канадцы как в тумане

 

— Владимир, болельщики «Динамо» со стажем помнят, как в одном мачте в Риге вы после пропущенной шайбы сломали клюшку и сами поехали меняться на скамейку запасных. Что помните вы?

— Вы знаете, о Риге у меня много теплых воспоминаний, особенно сейчас, когда прошло много времени и уже на все смотришь по-другому. Никогда не забуду, как из-за ворот в вашем старом Дворце спорта какой-то остряк кричал мне: «Мышкин! Мышкин! Сзади Кошкин!» Тогда, вероятно, было не до смеха, зато сейчас я это вспоминаю с улыбкой.

— Вашу фамилию, наверное, по-разному обыгрывали…

— Да, ходило много шуток, но запомнил почему-то эту рижскую. Еще как сейчас помню слова Валерки Харламова, когда мы Олимпиаду американцам проиграли. Он тогда сказал: «Мыш, не переживай. Спорт есть спорт, всякое бывает». Просто очень душевно он все это произнес, он сам проигрыш переживал очень сильно.

— А когда вы насухо отстояли в мачте с канадцами и наша команда выиграла 6:0, что вам тогда говорили?

— А вот этого я не помню. Все было как в тумане. Я этот матч как зритель только лет через 15 посмотрел — в конце 90-х, когда в Швейцарии работал, кто-то с местного телевидения кассету дал посмотреть. А сейчас у меня и диск есть с Кубком вызова — за 150 рублей на «Горбушке» купил.

— И что, действительно купили? Вам не подарили?

— Меня вообще редко на улице узнают. Продавец, помню, веселый попался. Прокомментировал мою покупку, сказал что-то типа: «Хорошо тогда наши играли, не то что-то сейчас»…

Никто не хотел пропускать

 

— Может, с приходом Зинэтулы Билялетдинова сборная России снова выигрывать начнет? Когда играли с ним в московском «Динамо» и в сборной СССР, думали, что Билялетдинов главным тренером может стать?

— Я знаю, что многих болельщиков сильно удивил тот факт, что Билялетдинов стал тренером. Но те, кто знал его ближе, думаю, в его тренерском будущем никогда не сомневались.

Кстати, из нашего поколения Билялетдинова никто Зинэтулой не называет. Только Сашей.

Сколько помню, он конспекты вел, все записывал. Поражал желанием вникнуть в любую деталь. Это я вам точно говорю. В московском «Динамо» и в сборной мы практически всегда с Билялетдиновым в одном номере жили.

— Многие думали, что вы с Третьяком одну комнату делили…

— Владик всегда просил, чтобы его селили одного.

— Третьяка даже после завершения карьеры еще продолжительное время в НХЛ звали. Вас же, наверное, тоже?

— В 90-м, когда выиграли чемпионат СССР, мне было 35 лет. Какая Америка?! Я отдыхал в Сочи — и туда позвонил кто-то из функционеров: «Быстро в Москву, пакуй вещи. Мы тебя в Финляндию продали». Отыграл сезон и закончил. Контракт копеечный, а мне на руки полагалось тридцать процентов. Устал смертельно, ничего не хотелось. Правда, уже через два года в Давосе постоянно тренировался с местными ветеранами. Однажды Рагулин привез на турнир наших ветеранов.

— Сыграли за них?

— За «Давос». До последнего момента счет был всего 2:1. Мишаков ко мне подъехал: «Ты что, здесь контракт отрабатываешь?! Давай уже, пропускай…»

Из Лейк-Плэсида с язвой

 

— Кто-то из вратарей заметил, что каждый пропущенный гол — это удар по нервной системе. Вы с этим согласны?

— После Олимпиады в Лейк-Плэсиде я вернулся с язвой двенадцатиперстной кишки. Расспрашивал врачей: как такое могло произойти в 25 лет? Они качали головой: нервы, только нервы…

Один раз интересный случай во время матча произошел. Меня на десять минут выгнали. Судья по фамилии Замонин напортачил, и я в сердцах бросил: «Эх ты, колхозник!» Именно так, без мата. Но получил 10 минут.

В перерыве в судейскую влетел председатель ЦС «Динамо» генерал Богданов: «За что Мышкину дали штраф?» — «Да он арбитра колхозником назвал», — отвечают. Богданов пришел в ярость: «Что?! В Советском Союзе это уважаемая профессия! Это что ж за судья, если «колхозник» для него — оскорбление?!» На этом судейская карьера Замонина закончилась.

— Вероятно, язва — это не единственная ваша память о спорте…

— Если вы про болячки, то язву мне, кстати, уже через много лет в Швейцарии вылечили.

А шрамы остались. Только на голове двенадцать. Прежде не было плотных шлемов, играли в каких-то мыльницах фирмы Jofa. Как-то приложили мне шайбой два Юрия — сначала Тюрин, потом Лебедев. Всю голову штопали. Главное, шлему ничего, а башка пробита. Сашке Сидельникову в 73-м вообще шайба в горло угодила, вот это было страшно. У Фирсова щелчок смертельный. Это был первый мой московский сезон, я своими глазами видел: ка-а-к дал…

Вратари вообще немного не от мира сего. На всю жизнь запомнил слова Виктора Коноваленко: «Ты стоишь, а в тебя кирпичами швыряют. Надо поймать». Я, например, совершенно не могу стоять за воротами. Даже сегодня не могу!

Это стекло за воротами — ужасное место. Ужас берет, с какой скоростью шайбы летят. Как вратарь успевает?! А потом встаешь в «рамку» — и абсолютно другие ощущения. Все спокойно, никаких проблем.

Какие там у меня еще в организме неполадки? А дальнозоркость недавно обнаружил. Однажды задумался: чего это я все дальше газеты от глаз отодвигаю? Не по шайбе заметил — по газетам!

Сейчас, когда за ветеранов играю, любимая шутка в команде: «Если б наш вратарь еще и видел…»

Помездрил и хватит!

 

— В бизнесе себя никогда не пробовали?

— Было дело. Приехал из Финляндии в 91-м — так год вообще ничем не занимался. Пока приятель не зазвал в меховое производство. Работал в артели. Нам завозили меха, надо было вымочить, а потом мездрить…

Самое важное в профессии мездрильщика, которую я тогда освоил, — надо вовремя кислоты добавить. Главное — чувствовать шкуру. Стоят такие косы, на них кожу тянешь — и срезаешь лишний слой. Запросто можно шкуру попортить. У меня в эти моменты закрадывалась мысль: я, Владимир Мышкин, в сборной СССР играл, а теперь чем-то непонятным занимаюсь.

Сидел возле станка, замачивал шкуры, растягивал. Так прошло полгода. Потом тренер Игорь Тузик меня отыскал — хватит, говорит, дурака валять. Иди в «Динамо» тренировать вратарей.

В ЦСКА какое-то время работал, вашего Скудру тренировал. В этом году в штабе сборной России. Надо вторую Олимпиаду выигрывать!

Владимир Мышкин

Родился 19 июня 1955 года в Кирово-Чепецке. Вратарь. Выступал за «Олимпию», «Крылья Советов», «Кристалл», «Динамо» М, «Лукко» (Финляндия). В чемпионатах СССР сыграл 481 матч. Олимпийский чемпион 1984, серебряный призер Олимпиады-1980, обладатель Кубка вызова 1979, 6-кратный чемпион мира (1979, 1981-83, 1989, 1990) и 7-кратный чемпион Европы (1979, 1981-83, 1985, 1989, 1991). Бронзовый призер чемпионата мира 1985 и 1991. Обладатель Кубка Канады 1981, третий призер Кубка Канады 1984.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *