Сделает ли Латвия экономический рывок?

• 28.03.2012 • Тема неделиКомментариев (0)731

Влиятельные бизнесмены Латвии пригласили в гости министра экономики Даниэля Павлютса, чтобы тот ответил на самые наболевшие вопросы тех, кому предстоит воплощать в жизнь новую установку партий и правительства под названием «Экономический рывок `2014-20».

Незадолго до этого похода министр прославился интервью, данным телеканалу «Аль-Джазира». Все оценили роскошный английский язык г-на министра — выпускника Гарварда и преподавателя Стокгольмской школы экономики. Этим Павлютс выгодно отличался от одного из своих предшественников на посту — Атиса Слактериса, который в интервью телеканалу Bloomberg описал кризисную ситуацию в Латвии словами «nothing special» («ничего особенного»). По аналогии Павлютса тут же назвали Даниэль Something Special.

На встрече с преимущественно русскоязычными членами Рижского бизнес-клуба Даниэль Павлютс продемонстрировал также виртуозное владение русским языком («Спасибо моему русскоязычному папе») и отличное чувство юмора.

После двухчасовых посиделок бизнесмены постановили: «Судя по вашему выступлению, может быть, вы действительно независимый министр. Надо бы вам чаще бывать в первичных партийных организациях». — «Говорите, что вам надо и что вам мешает, — для того я и есть, — ответил министр. — Я же не Борис Годунов: народ ходит вдоль забора Кремля и негодует… Я открыт для диалога».

О чём говорил Даниэль Something Special

О числе оставшихся налогоплательщиков

Даниэль Павлютс (Д. П.): Прогнозы неприятные. На данный момент в Латвии живут два миллиона человек, и роста мы не ждем. Если тенденция не изменится, то к 2030 году численность населения понизится до 1,6 млн. человек, из которых около миллиона трудоспособны. Причем численность пенсионеров будет очень большой. Нет расчетов, сколько людей надо для поддержания экономики страны. Все зависит от того, какие уровень и образ жизни мы хотим. У нас слишком большая территория для данного числа людей.

О регионах, которым дадут деньги

Д. П.: Нельзя размазывать финансирование по всей Латвии — получится слишком тонкий слой, которого не хватит для выживания. Дом культуры в маленьком городке, конечно, привлечет избирателей к местным политикам, но не спасет город от вымирания.

Вкладываться будем лишь в те территории, где возможен экономический рост: Лиепая, Вентспилс, Рига (+ Елгава), Валмиера (+ Цесис), Екабпилс, Даугавпилс, Резекне — индустриальные центры. Плюс несколько городов второй степени важности: Кулдига, Салдус, Лудза, Балви… Для остальных регионов главное условие — чтобы люди могли в течение часа добраться до работы и культуры в областном центре.

О реформировании высшего образования

Борис Куров, доктор экономики и ректор Рижской высшей международной школы экономики и управления бизнесом (RSEBAA): За мою бытность сменились 19 министров образования. Один из них был вообще без образования. Неужели нельзя назначить министра и сказать ему: «Вот тебе срок, а не успеешь — гильотина»?

Реформировать вузы — это как перемещать кладбище: изнутри никто не помогает. Но я передам ваши пожелания министру образования.

О поездке правительства в Катар

Д. П.: КПД этой поездки — 9 из 10. Мы попали ко всем. Нас принял эмир. Их премьер дал ЦУ — нас приняли все, кто был нужен. Впечатление было такое, что мы общались с немцами, — все конкретно. Мы вернулись в Латвию с огромным списком для домашней работы. Открывать двери в новое пространство всегда должны первые лица. Мы уже просунули носок в Эмираты, просунем ли остальное туловище — зависит от нас.

Реплика из зала: Главное — ничего не прищемите!

О богатствах Латвии

Д. П.: Не согласен, что в Латвии нет сырья. У нас полтерритории — высококачественный лес. У нас много хороших земель в средней полосе. К примеру, в Катаре премьер-министра больше всего интересовали перспективы наших сельского хозяйства и пищевой промышленности. Они хотели бы инвестировать в производство продуктов. А наш главный ресурс — интеллектуальный потенциал, который уезжает.

О мотивации чиновников

Д. П.: Какая мотивация у людей, работающих в управлении? Я был чиновником и хорошо с этим знаком. Все построено так, что для чиновника самое важное — избежать резких движений и шанса в случае неудачи получить по голове, а не добиться результата. За результат его по голове могут погладить, а скорее нет. Если же он не будет делать ничего, никаких изменений в его положении не будет. А чиновники высшего уровня делают то, что их на политическом уровне заставляют сделать.

Я был госсекретарем. В мои задачи входило управление аппаратом министерства. Создается странная ситуация, что для того, чтобы выплатить премии тем, кто их действительно заработал, я должен платить премии всем. Очень трудно объяснить, почему платишь одним, а не другим. В госуправлении отсутствует система оценки результатов труда… Я предлагал давать бонусы за результат, причем так долго, сколько этот результат дает позитивный эффект.

О тревожных сигналах из России

Д. П.: Знаете, на каком месте Россия в нашем торговом балансе? На втором. На первом — ЕС… Увы, есть сигналы, что после возвращения Путина к власти у нас опять могут начаться проблемы. Первый сигнал — запрет на импорт наших свиней. И есть сигналы, что это не последняя проблема.

Политика политикой, а реальный наш товарооборот с Россией очень большой. И он должен продолжать расти. У меня нет никаких предубеждений против торговли с Россией. Единственное, что мешает, — нерациональная политика обеих сторон. После визита Затлерса потепление в отношениях с Россией было реальное. Литовцы и эстонцы очень нам завидовали. Лишь в последнее время отношения стали ухудшаться… И это прискорбно. Потому что мы должны, как в XIX-XX веках, быть окном России в Европу. Я наблюдаю, что некоторые предприятия бегут из России и обосновываются у нас. Это хорошо. И если отбросить политику, проблем для торговли с Россией никаких нет.

О благах русских и латышей

Д. П.: Было интересно прочесть исследование, как русские и латыши оценивают благо от независимости Латвии. Для латышей доминирующее благо — латышский язык как единственный государственный, культура и т. д. Для русских доминировали блага материального порядка: возможность развивать карьеру, создавать свой бизнес, свободно ездить по всему миру… Такое у нас разное понимание. И я считаю, что мы должны смотреть на большинство вещей рационально.

Будем ли мы жить, как Западная Европа?

Владимир Соломатин, доктор экономики, председатель совета Ventspils Nafta:

Когда мы вступали в ЕС, нам говорили, что через 10 лет мы будем жить, как в Германии. Вопрос: так когда мы будем жить, как в развитой европейской стране?

Есть некоторые политические деятели, которые в свое время произнесли историческую фразу: «Kв var ne solоt?» («Как можно не обещать?»). Это ошибочное убеждение. Если посмотреть на результаты выборов последних лет, те, кто обещал, что сейчас у нас все будет, — они уже не действующие деятели. Народ понимает, что к чему. Сейчас время, когда надо говорить даже неприятное вслух… Другой вопрос: хотим ли мы жить, как на Западе? Не так уж там идеально, там все меняется. Та же шведская модель уходит. Как мы будем жить — зависит от вас и нас. Говорите, что вам надо и что вам мешает.

SIA Latvija — убыточное предприятие?

Иван Тыщенко, председатель правления Wess Motors:

— Очень хочу быть оптимистом. Но пусть правительство скажет: за счет чего оно думает делать рывок?

Посмотрим объективно. По данным, полученным нашим правительством от МВФ, Латвия проигрывает Литве и Эстонии по всем основным позициям конкурентоспособности внутреннего бизнеса. А по данным Госкомстата, за 2009 год SIA Latvija дало совокупные убытки 654 млн. латов. Кто будет в эту компанию вкладывать деньги, если известно, что вы их обязательно потеряете?

Содержание чиновничьего аппарата Латвии съедает 26 процентов бюджета. В Германии — 7,5 процента, и фрау Меркель считает, что это много. Каждый бизнесмен знает: если административные расходы превышают 10 процентов общих издержек — жди скорого краха. Многие вещи у нас делаются в интересах зарубежных конкурентов. Скажем, правительство намерено отменить налог на дивиденды… только для нерезидентов. Создается впечатление, что латвийские предприниматели преднамеренно дискриминируются. Кто хозяин этого заказа?

В результате многие предприниматели планируют перевести свой бизнес в юрисдикцию других стран. Это непросто, но если кто уйдет — обратно не вернется.

Наш единственный шанс — дружить с головой. Пусть люди, которые зарабатывают много, платят более высокие налоги, но уменьшите их для зарабатывающих ничтожно мало!

У нас с зарплаты в тысячу латов человек получит на руки вдвое меньше, чем в Англии и Германии. Абсурдно начинать платить налоги с 45 латов! Если поднять эту планку — станет выгоднее создавать рабочие места, а пока выгоднее размещать заказы за рубежом. Рассуждения, что скоро понаедут состоятельные россияне, которые хотят спрятать доходы от своего правительства, абсурдны! Не понаедут, потому что в России подоходный налог 13 процентов, а у нас — 25.

Надо ставить реальные цели и понимать, для чего и для кого мы работаем. Для кого работает правительство? Для латвийского народа или чиновничьего аппарата? Сегодня люди, принимающие решения, сильно оторвались от своего народа. Появилось много умных людей с интересными мыслями, но почему решения принимаются неграмотные?

Николай Колотило, владелец банного комплекса «Колотиловка»:

— Все возможно, но надо всем работать в одном направлении.

Невозможного вообще не бывает. В войну женщина 400 кг на себе перла, детей спасала. В человеке заложены неиссякаемые силы, но для их пробуждения нужна мотивация. А у нас государство смотрит в одну сторону, а бизнес — в другую. Государство работает не на свою республику.

Начинать надо с общего поднятия уровня профессионализма. Столько безработных, а работать некому! Ни среднего класса квалифицированных рабочих, ни специалистов высокого уровня — сплошные менеджеры, банкиры и адвокаты. Некому работать и делать рывок!

 

Возможен ли в Латвии экономический рывок и за счёт чего?

Валерий Никифоров, хабилитированный доктор, ассоциированный профессор Балтийской международной академии:

— Пока прогнозы печальные.

Для успешной экономики необходимы сырье, энергия и интеллектуальные ресурсы. Сырье — это то, из чего мы делаем нужные нам продукты. Энергию используем для обработки сырья. А интеллект нужен, чтобы понять, как получить и использовать сырье и энергию. Если машина заглохла в луже — кончился бензин, — в принципе, ее можно заправить и водой из лужи, но пока у человечества не хватает мозгов, чтобы сделать технологию получения топлива из воды приемлемой по цене.

По наличию сырья и энергии Латвия богом обиженная страна. Компенсировать их недостаток можно лишь избытком интеллектуального потенциала, но не наоборот. От поколения к поколению знания передает образование и развивает наука. Следовательно, основа экономического развития современной Латвии — всемерное содействие развитию образования и науки.

Как показывает мой опыт вузовского преподавателя, первостепенным должно быть повышение качества образования. Специалист должен не только знать, но и уметь. А чтобы уметь — надо понимать. Понимать, к примеру, что Латвия не может позволить себе экспортировать дерево-кругляк. Надо продавать дизайнерскую мебель из него. Но чтобы понять, что не понимаешь, нужно уже что-то понимать…

Владимир Соломатин, доктор экономики, председатель совета Ventspils Nafta:

— Безусловно, рывок возможен!

Правда, для этого нужно выполнение ряда условий. Правительство должно сделать все, чтобы поощрить предпринимательскую деятельность. В том числе снизить налоги. Хороший пример для подражания — наш сосед Финляндия, которая сделала мощный рывок.

Наш козырь и главное преимущество перед соседями — выгодное географическое положение, которым мы до сих пор нормально не пользуемся. Если бы мы могли наладить транзит восток — запад (и особенно в обратном направлении), это сразу отразилось бы на благосостоянии латвийского народа.

К примеру, сейчас многие страны ЕС создают совместные предприятия с Китаем. Почему бы в наших транзитных зонах не организовать огромные шоу-центры китайских производителей, куда приезжали бы бизнесмены со всей Европы и заказывали китайские товары? Возможности и потенциал есть, но делается мало.

Виктор Шкуратов, председатель правления компании Viada:

— Не вижу не только рывка, но и перспективы нормального развития. Скорее будет рывок уматывания населения из Латвии.

Даже если бы у Латвии были сырье, энергия и интеллектуальный потенциал, это еще не значит, что Латвия способна на прорыв. Почему? Произведенный здесь продукт должен быть конкурентоспособен, то есть его себестоимость не может быть выше, чем в Европе, Китае или Индии. Значит, нужны массовое производство и большой рынок сбыта. Но на рынке Западной Европы нас никогда не ждали, а с Россией мы припозднились — надо было сразу ее не терять. Почему немцы, корейцы не боялись строить заводы в России и сотрудничать с ней?

Сегодня единственное, что можно реализовать в Латвии с ее климатом, — животноводство, но оно не особенно выгодно, его большей частью дотируют. Что делать? Вступать в другой «колхоз».

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *