bp_1335555100matcs

Победа за нами

• 09.05.2012 • Тема неделиКомментариев (0)943

В подробностях реальной истории, которая легла в основу нашумевшего фильма «Матч», попытался разобраться наш коллега с Украины. 

Больше чем о футболе…

Российский фильм «Матч» еще до выхода на экраны наделал много шума.

Он посвящен легендарному «матчу смерти», состоявшемуся в 1942 году в оккупированном Киеве, когда футболисты довоенного киевского «Динамо» победили команду, организованную фашистами.

В Бразилии уже сделали «Матч» титульным фильмом традиционного фестиваля футбольного кино, который пройдет в мае. В первый же день проката в России фильм собрал рекордное число зрителей.

Фильм, снятый режиссером Андреем Малюковым («В зоне особого внимания», «Мы из будущего»), уже назвали событием в русском кинематографе. В главных ролях — Сергей Безруков и Елизавета Боярская. А главную песню фильма — «Победа за нами» — потрясающе исполнил Гарик Сукачев.

…Вы только представьте себе: 42-й год, оккупированный город, а болельщики на стадионе кричат: «Бей немцев!» А всего таких матчей было не один, как в фильме, а десять. Они выигрывали каждый раз. На самом деле фильм, конечно, не просто о футболе. Он о победе.

Это реальная история, восстановленная человеком, изучившим и сопоставившим  множество архивных документов, а также воспоминаний очевидцев, фото и кинохроники военных лет.

Кому мешает фильм

Летом этого года Украина будет принимать у себя футбольный чемпионат Европы 2012. И этим же летом — 70-летие легендарного матча киевских футболистов с командой немецких оккупантов.

Первого мая состоялась премьера российского фильма «Матч». Без сложностей не обошлось. Сначала создатели фильма не могли получить прокатное удостоверение, потом, опасаясь скандала, украинские чиновники все же выдали его — со странной формулировкой: «Детям до 18 лет».

Киевскую премьеру попытались сорвать украинские националисты из партии «Свобода», ворвавшиеся в кинотеатр, кричавшие оскорбления и бросавшие яйца и пакеты с кефиром в экран…

Они были выведены из зала бойцами киевского «Беркута», но показ фильма на Украине сопровождается протестами националистических организаций.

Казалось бы, наоборот — в Киеве должны быть рады, что о таком событии помнят, снимают фильмы, но… на Украине сейчас совсем другие герои. И вот появление в фильме этих «героев с жовто-блакытными повязками» — полицаев — и вызвало страх украинских чиновников от культуры и негодование украинских националистов. Как и соседство украинской символики со свастикой.

Требование вырезать, заретушировать выглядит и смешно, и печально. Память невозможно заретушировать, а то, что украинские коллаборационисты помогали наводить новый порядок арийским хозяевам, — исторический факт.

Путь в легенду

Мне захотелось узнать, как было на самом деле. Фильм снят по той версии, в которой больше мифа, чем реальных фактов. Но это не документальный фильм, поэтому художественный вымысел вполне допустим. Как же начинался путь в легенду?

Киевская футбольная команда «Динамо» была создана в 1927 году.

С 1936 года в СССР начинается расцвет футбола. Проводятся чемпионаты, и в первом же розыгрыше киевская команда завоевывает серебряные медали… В киевском «Динамо» тогда собрались очень сильные игроки.

Среди них — голкипер Трусевич, человек, самозабвенно влюбленный в футбол, один из двух лучших голкиперов страны, личность, очень известная в довоенном Киеве.

На 22 июня 1941 года в Киеве было запланировано открытие Сталинского республиканского стадиона. В тот день должен был пройти поединок чемпионата СССР между киевским «Динамо» и московским ЦДКА. Но этому матчу не суждено было состояться.

Футболисты уже переодевались перед игрой, когда сообщили о немецком нападении на СССР. Комментатор, специально прибывший из Москвы, вынужден был не комментировать футбольный матч, а сообщать по телефону в Москву о падении первых бомб на Киев…

Как получилось, что футболисты «Динамо» остались в оккупированном Киеве?

Неразбериха первых дней войны, стремительное наступление немецкой армии… Многие не успели эвакуироваться, а призванные в Красную армию после коротких боев или попали в плен, или вынуждены были возвращаться домой, в оккупированный город…

19 сентября 1941 года наша армия оставила Киев. Немцы взяли в плен около 600 тысяч красноармейцев. Среди них были и футболисты сборной Киева Кузьменко, Трусевич, Клименко, Коротких, Балакин, Шацкий, Сухарев. Семерка перечисленных выше звезд украинского (читай — советского) футбола содержалась в Боярском лагере военнопленных. Причем, как говорили очевидцы, Трусевич и Кузьменко были ранены.

Об этом узнали заведующий секцией физкультуры Киева Дубянский и профессор Киевского университета, редактор профашистской газеты «Нове украiнське слово» К. Штепа. Они написали письмо на имя главы киевской управы с просьбой об освобождении «лучших мастеров спорта Украины — футболистов сборной команды г. Киева». Вскоре пленных футболистов освободили под расписку о «лояльности» и отнесли к четвертой категории — «подозрительные».

…Немцы наводили в Киеве свои порядки, уже были расстреляны в Бабьем Яру киевские евреи, в городе был установлен жестокий террор, киевская молодежь отправлялась в германское рабство… И ширмой для этого новая власть решила сделать видимость «культурной» жизни… Открылся театр оперы и балета, в кинотеатрах крутили фильмы, решили возродить и спортивные соревнования…

В результате начали появляться стихийно создаваемые футбольные команды. Среди них — команда «Старт», директором которой выступил Йозеф Кордик, моравский чех, проживавший до войны в Киеве. При немцах Кордик был отнесен к категории фольксдойче и был назначен директором хлебозавода №1.

Кордик был страстный любитель футбола и хорошо знал киевских футболистов. Вскоре он встретил продававшего на базаре самодельные зажигалки Николая Трусевича и предложил ему пойти на завод разнорабочим. Трусевич согласился, поскольку это могло защитить от отправки в Германию.

Спустя некоторое время с помощью Трусевича на завод попали и другие киевские футболисты: Гончаренко, Тютчев, Кузьменко, Комаров, Путистин, Клименко, Свиридовский, Балакин. Все они стали работать грузчиками и разнорабочими, тренируясь два раза в неделю на стадионе «Зенит», после того как там был ликвидирован лагерь для военнопленных…

Он почти не изменился с военного времени, этот стадион… Сохранилось фото немецкого фотографа Хеле, где украинские полицейские наводят порядок в очереди женщин, пришедших узнать о судьбе своих мужей, сыновей, содержавшихся в лагере на стадионе. Тот же самый забор там и сейчас…

Команда

Действующими игроками киевского «Динамо» образца прерванного чемпионата СССР 1941 года были всего трое: Трусевич, Клименко и Комаров. Гундарев и Мельник, игравшие в 1940-м за киевский «Локомотив», в 1941-м входили в дубль «Динамо». Гончаренко перед войной играл за одесский «Спартак», Балакин и Сухарев были игроками киевского «Локомотива». Некоторые играли за киевский «Рот Фронт». Путистин и Свиридовский занимались тренерской работой. Но теперь им нужно было стать новой командой…

В Киеве в это время создавалась еще одна команда — украинских националистов, которые стали работать на нацистский режим. Команда «Рух». И тут пришел момент выбора для каждого.

Два бывших динамовца пошли в «Рух», организатором которой выступил Георгий Швецов, экс-игрок киевского «Желдора». При новой власти он всячески прислуживал немцам. Швецов приглашал в свою команду Трусевича и остальных экс-динамовцев, но они ответили отказом…

Все они начали играть в команде хлебозавода. Секция физкультуры и спорта городской управы выделила для команды хлебозавода спортинвентарь: бутсы, трусы, футболки, гетры, мячи и сетку для ворот. Футболки стартовцам достались красные. Так они и играли в них до конца.

Бей немцев!

Многие киевские болельщики сохранили билеты на матч, который не состоялся 22 июня 1941 года. И вот первая игра в оккупированном городе… Она состоялась 7 июня 1942 года между командами «Хлебозавод» и «Рух»… «Рух» проиграл со счетом 7:1.

Со второй игры и уже навсегда команда «Хлебозавод» называлась «Старт».

Как они тренировались, как играли? Много есть разных домыслов, от фантастических до подлых (играли, мол, за пайку хлеба), ведь теперь на независимой Украине некоторые патриотические организации пытаются опорочить все, что связано с памятью о Великой Отечественной. Но наиболее правдивыми для меня являются слова сына Путистина: «Тренироваться им было некогда особо… Тяжелая работа, по вечерам комендантский час…» И если они и не голодали, то недоедали совершенно точно…

И не один был матч, воспетый советскими военными журналистами и описанный в книгах… Десять матчей провели они летом 1942 года.

Со сборной венгерского гарнизона, сборными немецких артиллерийских и железнодорожных частей — и каждый раз команда «Старт» выигрывала…

В то страшное лето неутешительных вестей с фронта и жестокого «порядка» нацистских властей это было единственным, что вселяло надежду и укрепляло дух жителей оккупированного города — наши громят фашистов. Пусть пока на футбольном поле…

Но у немецких властей, которые этими матчами хотели показать превосходство сверхлюдей над жалкими меньшинствами, это вызывало раздражение и негодование. Полуголодные люди побежденного города смеют раз за разом выигрывать у сытых победителей!

Команде «Старт» играть приходилось под злобные выкрики недовольных немецких болельщиков, но зато какой радостью светились глаза киевлян, которые осмеливались кричать: «Бей немцев!»

О чем футболисты думали тогда? Ведь каждая игра могла закончиться тем, что разозленные немцы могли их просто расстрелять. Они знали, что в городе постоянно кого-то расстреливали за «неповиновение» новым властям. Но любовь к футболу, невозможность уступить противнику каждый раз побеждали.

И вот 6 августа против «Старта» немцы выставили новую команду — Flakelf, собранную из солдат и офицеров противовоздушной обороны (зенитчиков), а также летчиков и механиков Киевского аэродрома. Эту игру «Старт» выиграл с разгромным счетом 5:1.

«Матч смерти»

На матч-реванш, который и вошел в историю как «матч смерти», 9 августа 1942 года немцы собрали усиленную команду, где играли несколько немецких футболистов. По некоторым свидетельствам, перед матчем нашей команде приказали приветствовать немецкую «как положено» — возгласом «хайль!», но они ответили по-своему: «Физкульт-привет!»

Сохранилась афиша матча, из которой можно узнать, что состав команды был таким: Николай Трусевич, Алексей Клименко, Михаил Свиридовский, Василий Сухарев, Владимир Балакин, Лев Гундарев, Макар Гончаренко, Юрий Чернега, Павел Комаров, Николай Коротких, Михаил Путистин, Михаил Мельник, Георгий Тимофеев, Федор Тютчев, Иван Кузьменко.

Счет открыли немцы. Потом Иван Кузьменко дальним ударом сравнял счет, и еще в первом тайме два гола забил Макар Гончаренко. Второй тайм прошел в равной жесткой борьбе. Немцы забили два гола и сравняли счет, но затем «Старт» вырвал победу — 5:3.

По легенде, перед вторым таймом в раздевалку к нашим футболистам зашел немец в эсэсовской форме и приказал проиграть. Так это или нет, но все равно играть в такой обстановке было и сложно, и страшно… Но они все равно выиграли.

После этого Штадткомиссариатом игры киевлян с немцами были запрещены…

Их не расстреляли сразу после игры, как гласит мифическая версия. Но в дальнейшей их судьбе эта победа, несомненно, сыграла роль.

16 августа «Старт» выиграл у «Руха» с разгромным счетом 8:0. А 18 августа начались аресты…

Есть разные предположения, чем они были вызваны. Рассмотрев несколько версий, я все же думаю, что наиболее вероятной является донос. Это подтверждает и сын Путистина, который был участником событий и очень переживал тогда за отца и любимую команду.

Девятерых футболистов, которые работали на хлебозаводе, арестовали прямо на рабочем месте, когда они грузили муку на складе.

«Мы были преданы Вячкисом Г. П. (чемпион Украины по плаванию, работал на гестапо и немецкую разведку, был награжден орденом «Железный крест»). Нас обвиняли в том, что «Динамо» был организован НКВД, а раз так — значит, цель организации понятна…»

«18 августа 1942 года как бывший динамовец я был арестован гестапо… был отправлен в Сырецкий концлагерь…»

«18 августа 1942 года я был арестован гестапо по доносу некоего Швецова, сообщившего немцам о том, что я являюсь работником НКВД…»

В справке, составленной начальником контрразведки НКО СМЕРШ Первого Украинского фронта генерал-майором Осетровым в ноябре 1943 года, о причине ареста футболистов говорится: «Чтобы избавиться от столь сильного конкурента, предатели, состоявшие на секретной службе в гестапо, донесли, что все бывшие динамовцы являются сотрудниками НКВД и оставлены в Киеве с разведывательной целью».

Думаю, что написать донос было больше причин именно у руководителя «Руха» Шевцова, так его «Руху» выиграть у «Старта» было невозможно никогда.

Обвинение гестапо строилось именно на том, что футболисты могли заниматься подпольной работой против немцев, так как команда «Динамо» была ведомственной командой НКВД. Хотя офицером НКВД был только Николай Коротких. Скорее всего, его оставили в Киеве для организации подпольной работы. Он был арестован 6 сентября 1942 года и замучен в гестапо…

Александра Ткаченко тоже арестовали. 8 сентября 1942 года при попытке к бегству он был застрелен, свидетелем чего стала его мать, принесшая сыну передачу. Остальных футболистов продержали в гестапо около месяца в одиночных камерах. Затем в сентябре 1942 года их перевели в Сырецкий концентрационный лагерь.

Сырецкий лагерь был страшным местом. В нем содержались советские военнопленные, евреи, «нарушители режима», подпольщики, все, кто так или иначе сопротивлялся нацистскому режиму.

Надсмотрщиками там были украинские националисты и уголовники, специально помещаемые в лагерь для издевательств над заключенными… Люди пухли от голода, надрывались на тяжелой работе, гибли от болезней, издевательств. Комендант лагеря граф фон Радомский лично расстреливал больных из «землянок-больниц»…

По данным Государственной следственной комиссии, которая расследовала преступления нацистов, всего в лагере погибли 25 000 человек.

Побег

В это время стала меняться обстановка на фронте, советские войска стали одерживать одну победу за другой. Нарастало психологическое напряжение у немцев, они становились агрессивнее. В лагерях случались массовые расстрелы. Были расстреляны трое футболистов. Сопоставив несколько версий, можно так представить себе события того дня.

Задумав расчистить подвалы бывшего здания НКВД по улице Владимирской, заваленные штабелями дров, немцы создали три бригады из узников Сырецкого лагеря. В составе одной из бригад были четверо футболистов.

Родственники заключенных узнали об этом, приготовили свертки с едой и положили невдалеке от места их работы. Овчарка немецкого офицера, учуяв еду, вытащила сверток. Один из заключенных ударил собаку. Гестаповец выбежал на шум и стал жестоко избивать парня. Несколько узников вступились за товарища. Немец выстрелом в упор убил заключенного и вместе с подоспевшим начальником лагеря Радомским тут же, во дворе, расправился с заступниками.

Остальных увезли в лагерь, где устроили акцию устрашения. Были построены заключенные, выведен из строя каждый третий. И расстрелян. Так погибли футболисты Трусевич, Кузьменко и Клименко.

Павла Комарова угнали в Германию при эвакуации Сырецкого концлагеря в сентябре 1943 года. Обратно он не вернулся… Остальным, кроме Комарова, удалось бежать из концлагеря.

Из показаний М. Свиридовского: «Первым сделал побег из этого лагеря Тютчев. Бежал с группой грузчиков в четыре человека… После этого бежали я и Гончаренко… в числе 16 человек, то есть всей бригадой удрали».

Мифы и быль

Команде «Старт» пришлось пережить миф, который был создан советскими журналистами и писателями, о расстреле за отказ проиграть…

Потом выжившим пришлось пережить подозрения и преследования, когда «побывавший в оккупации» стало клеймом.

В сентябре 1964 года Указом Президиума Верховного Совета СССР медалью «За отвагу» посмертно наградили Николая Трусевича, Алексея Клименко, Ивана Кузьменко и Николая Коротких. Еще шестерых участников тех событий отметили медалью «За боевые заслуги». Путистин отказался от награды из-за подозрений органов КГБ в «неблагонадежности».

О них и сейчас (а никого из них уже нет в живых) создают разные подлые версии — и украинские националисты, и те, кто пересматривает историю, и те, кто не знает, что значит остаться в оккупированном городе…

А они просто жили как могли… И не выходили на поле с целью стать героями. Футбол помогал им держаться в тяжелое время… Каждый человек живет для своей минуты, для которой он поставлен в данное время и в данное место на земле… Таким для них стал этот матч. Они не думали о подвигах и смерти — делали, что должно…

Такие вот случаи, как этот матч в Киеве, — отчаянные случаи, когда ты не можешь сопротивляться с оружием, но побеждаешь врага морально, нужно помнить. Есть минуты, когда просто остаться человеком, остаться собой — это уже победа. Победа человеческого духа.

Они сыграли десять матчей в городе, занятом врагом. Забили в них 56 голов. И это уже не легенда — это быль. Быль о людях, которые любили футбол и своими победами на футбольном поле помогали выживать жителям оккупированного Киева…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *