«Цемент» собирает друзей

• 30.05.2012 • ПерсонаКомментариев (0)730

Я даже и не знаю, зачем представлять бессменного лидера «Цемента» Андрея Яхимовича рижской публике. Группе скоро 30, Яхиму — за 50. Чай не маленькие и не новенькие. Хоть в последнее время и редко балуют своими выступлениями. Но теперь и эту несправедливость решено исправить.

Хорошо, для тех, кто не застал страну, породившую Яхимовича и «Цемент», сообщаю. Был такой Рижский рок-клуб, в котором на закате СССР случился рассвет новой музыки. Его создал и возглавил Андрей Яхимович. Он же замесил «Цемент», чьи песни «Тундра», «Напьюсь-добьюсь», «Мой папа алкоголик» давно стали классикой и растасканы на цитаты. Как стал классикой и сам Яхимович, в связи с чем Артемий Троицкий включил его в Энциклопедию русского рока.

История умалчивает о точном числе рижских и уже не совсем рижских музыкантов, которое прошло «цементирующую» закалку. Но в июньский концерт (надо верить, не последний в этой серии) приглашен отборный состав: Андрей «Яхим» Яхимович, Андрис Полис, Юрий «Би-Би-Макс» Максимов, Игорь Грантиньш, Ник Lizard Тихонов. Обещали тряхнуть не только стариной (разумеется, в современной аранжировке), но и вполне себе новизной тоже. В смысле новыми сочинениями имени Яхима.

Может быть, кто-то еще сомневается, идти или не идти? Тогда пусть вас убеждают другие.

«Цемент» — общекультурный символ»

Артемий Троицкий, музыкальный критик:

— Я познакомился с Яхимовичем в конце 80-х. Тогда в Риге главной русскоязычной группой был рок-н-ролльной коллектив под названием «Цемент», и руководил им Андрей — светлый, кудрявый, с грузинским носом. Симпатичный. Группа была тоже очень симпатичная и более бодрая, чем большинство московских и питерских. Было приятно, что на латышской рок-сцене, где доминировали носители коренного языка — «Ливы», «Кредо», «Желтые почтальоны» — появилась симпатичная русская рок-группа.

Потом Яхимович стал инициатором и основателем Рижского рок-клуба, что было важно с точки зрения общекультурной ситуации в стране. В Латвии обстановка тогда была сегрегированная — латышская культура отдельно от русской. Это казалось очень печальным, а в рок-клуб вошли представители всех проживающих в республике культур, что очень символично.

После развала Союза не все музыканты того времени удачно вписались в новую реальность. И это не вопрос таланта. Например, на Украине в 80-е были две главнейшие и совершенно феерические киевские андерграундные группы — «Вопли Видоплясова» Олега Скрипки и «Коллежский асессор» Василя Гайденко, — но как по-разному сложилась их дальнейшая карьера. «ВВ» стали украинским культурным символом, признанным во всем СССР. «КА», несмотря на наличие фанатичных поклонников и статус культурных героев, через несколько лет развалилась. Гайденко, который как музыкант был гораздо интереснее Скрипки, вообще занялся астрологией.

Так что не всем было дано войти в капиталистическую действительность. Вот я, как ни странно, хоть и корявым образом, но вошел. Хотя другие наши музыкальные писатели даже не знаю, где теперь.

Поэтому я рад, что Яхим, переварив острые углы новых реалий, возвращается в активную жизнь. Уверен, что после 50 все интересное только начинается и все у него впереди. Главное — чтобы новые песни сочинял.

«Цемент» — вперед!»

Андрей Васильев, журналист, продюсер проекта «Гражданин поэт»:

— Помню, в 1988 году Яхимович выступал в ДК МЭИ (Московского энергетического института) на разогреве у группы «Алиса». Закончилось все тем, что «Алису» чуть не прогнали со сцены. Публика кричала: «Цемент», давай назад!» Так что «Цемент» — вперед! Настоящие рокеры не умирают. Правда, это относится только к тем, кто такую теорему доказывает до самой смерти. На слове «смерть» настаиваю. Это же рок-н-ролл.

«Яхим обязан вернуться в строй!»

Гарик Сукачев, музыкант, лидер группы «Бригада С»:

— Познакомились мы с Андреем в восьмидесятые: перестройка, первые рок-фестивали, боевые времена… В ту пору прибалтийские группы, в особенности «Цемент», казались нам какими-то офигенно несоветскими, фирменными — они фирменно выглядели, фирменно играли… Что понятно, ведь они были ближе к Европе. Говорят, местные умельцы с помощью самодельных телевизионных антенн ловили западное телевидение — оттуда все и набирались новомодных, совершенно невероятных по советским временам идей. Так что «Цемент» производил впечатление сразу — а Андрей в особенности. Общительный, обаятельный…

Последний раз мы виделись несколько лет назад в Риге. Провели чудесный вечер в рок-кафе «Саксофон» — я там шалил, но Андрей, как обычно, был хорош. Он уже тогда понял, что пить в нашем возрасте нельзя. К сожалению. Или к счастью.

Я считаю, что Андрей просто обязан вернуться в строй. Найти своих старых товарищей и сыграть — для тех, кто был молод 25 лет назад и кто молод сейчас. Ведь рок-н-ролл на самом деле не стареет.

Конечно, хорошо бы ему сесть и записать альбом — сейчас для этого столько возможностей. Да и клубная жизнь — во всяком случае, в Москве — бурлит: большие, маленькие и средние клубы хороших музыкантов с руками отрывают. Нужно лишь приложить некие усилия — и результат не заставит себя долго ждать.

На своем опыте я прекрасно знаю, что такое уныние. Я жуткий трудоголик, и как только закончу большую работу — у меня сразу наступает ощущение, что всему конец, больше я ни на что не способен, ничего не стою — и вообще, может, пора заняться чем-то другим… К счастью, эти периоды сильны, но коротки — они продолжаются, пока я снова не придумаю что-то новенькое.

Главное — чтобы было горячее желание что-то сделать. Если оно будет, все сложится. Возможности вещь относительная: сегодня их нет, а завтра — раз и есть. Главное — чтобы всегда было что-то наготове. Правда, без желания не появятся и возможности.

Иногда кажется, что честного и бескомпромиссного рок-н-ролла, с которого мы все когда-то начинали, уже нет. Но это просто мы не те. А рок-н-ролл таким и остался для тех, кому сегодня 17 лет. Со временем любой долгоиграющий проект, хочет он того или нет, становится шоу-бизнесом со всеми его законами и условностями. Или исчезает.

Впрочем, и в шоу-бизнесе можно быть честным и бескомпромиссным. Не совсем так, как в 17 лет, но тут уже ничего не поделаешь: даже у революции есть свои законы. Кто с ними не считается, того выносит на обочину. Тем не менее рок-н-ролл жив! И в нем можно жить. Так что бороться и искать, найти и не сдаваться!

«Яхимович — стопроцентный артист»

Владимир Шахрин, лидер группы «Чайф»:

— Андрюха Яхимович наш старинный боевой приятель. Первым с ним познакомился я. В середине 80-х, когда группу «Чайф» еще особо не знали в Союзе, мы с женой отдыхали в Латвии и познакомились на улице Риги с ребятами — они настолько выделялись из толпы и притягивали внимание, что я не мог к ним не подойти. Это и была группа «Цемент». В тот же день я оказался у них на репетиционной базе, несколько часов проболтали…

Вскоре мы приехали в Ригу всей группой, потом вместе выступали на разных фестивалях по Союзу, приглашали «Цемент» к нам в Екатеринбург. Это были незабываемые годы, которые мы часто и с теплом вспоминаем.

Андрей невероятно артистичный и харизматичный человек. Сгусток энергии. Видишь его и сразу понимаешь: это стопроцентный артист. И вряд ли он может быть кем-то еще. Я буду очень рад, если он вернется в активную концертную деятельность и найдутся люди, которые помогут ему организовать неартистическую сторону процесса.

Главное — чтобы его поддержали зрители. Если вспомнить историю рок-н-ролла, то после долгого периода застоя Джордж Харрисон очень долго не решался выступать на публике, боялся, что его время ушло. Его друг Эрик Клэптон уговорил для пробы поехать в Японию. Горячий прием японцев вернул Харрисону уверенность в себе. Это важно. Зрители чувствуют, насколько уверен в себе человек на сцене. Если сомневается — зритель тут же раскусит. Поэтому первые концерты после некоторого затишья очень важны.

Всей нашей группой мы передаем огромный и горячий привет Андрею, желаем ему удачи и просим всех зрителей, которые придут на его концерты, помочь ему вернуться на сцену.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *