Одна баба сказала

• 13.06.2012 • ПерсонаКомментариев (0)863

В интервью «Субботе» звезда фильма «Жила-была одна баба» рассказала, как съемки помогли ей пережить несчастную любовь и в чем заключается лечебный эффект тяжелых фильмов.

В свои молодые годы русская актриса успела сняться в добром десятке фильмов: «Игры мотыльков», «Живи и помни», «Баллада о бомбере». Всенародные любовь и признание ей принесла драма «Жила-была одна баба» Андрея Смирнова о нелегкой судьбе безграмотной крестьянки Варвары в период коллективизации.

Фильм, к съемкам которого режиссер готовился 30 лет, был признан лучшим игровым кино и завоевал шесть кинопремий «Ника». Дарья Екимасова удостоилась статуэтки за лучшую женскую роль.

«Бабушка, у нас будет много денег!»

— Как вы решились на непростую роль Варвары?

— Андрей Смирнов завлек меня деньгами. (Смеется.) Предложение от режиссера я получила в непростой период жизни, когда сидела без работы. Думала, что сниматься в кино уже не буду и займусь преподаванием.

К тому же в тот момент я переживала несчастную любовь, у меня бабушка сильно болела. На кинопробы к Смирнову я ходила, чтобы отвлечься. Роль безграмотной крестьянки Варвары мне была безумно интересна, но я была уверена, что в 23 года меня на нее не возьмут.

Когда же это произошло, я позвонила на радостях бабушке: «Теперь у нас будет много денег!» Тогда я еще не понимала, что меня ждет.

— Всю съемочную группу отправили в экспедицию Тамбовскую глубинку — для более глубокого погружения в тему…

— В экспедиции мы прожили почти год. Мне было и страшно, и интересно!

Ролей такого объема у меня не было даже в театре. В фильме же я живу практически из кадра в кадр на протяжении двух с половиной часов. Интерес к съемкам все компенсировал, мои страхи и разочарования отошли на второй план.

Я поняла: понравится фильм зрителям или нет, зависит от меня. Потому что происходящее показывается моими глазами. Для меня кино не работа. Как только я начну съемки и театр называть работой, придется уйти из профессии. Для меня это любимое дело, которое приносит неплохой доход.

— В вашей семье кто-то прошел через ужасы коллективизации?

— Моя прабабушка. Но я узнала об этом уже после съемок. Недавно наша семья собралась по грустному поводу и обсуждала, как прабабушка с Украины переживала страшные времена.

— Насколько пугающей оказалась современная сельская реальность? Ведь Москва и Питер — это одна, а глубинка — совершенно другая Россия…

— Почти все мои фильмы снимались в глубинке. Я всего этого насмотрелась и до съемок «Жила-была одна баба». Тем не менее деревни меня потрясли — там царит такая безнадега!

Разница с прошлым лишь в том, что сегодня по утрам люди просыпаются и не боятся, что вечером их расстреляют. А тогда преследовали на каждом шагу.

Безнадега пугает. Люди живут от дома до огорода, а дети спиваются уже в 12 лет. Единицы вырываются и едут в город в поисках лучшей жизни.

— В чем же выход? Все мы мечтаем сбежать из больших городов и жить поближе к природе. Но в деревнях видим такое, что хотим обратно…

— Тот же Тамбов весьма благополучный город. Но стоит отъехать от него на 20 километров — и там мрак и нищета. И самое страшное — люди привыкли, им удобно жить так.

Я часто думала: смогла бы я на месте сельских жителей вырваться из деревни и получить какую-то профессию? Думаю, да. Хотя и рассуждаю с точки зрения городской девочки.

Возможно все, главное — только захотеть. Если бы эти люди захотели — могли бы найти лучшую жизнь хоть в другой стране.

«Сняли — забыли!»

— Зрители едины во мнении: если бы не ваша гиперреалистичная игра, фильм не производил бы столь гнетущего впечатления…

— Главное — любить свою роль и пытаться сделать все, что от тебя зависит. В реальности съемок пленка шелестит, над тобой колдуют гример и костюмер.

Костюмы очень помогают вжиться в роль. Когда ты надеваешь одежду в десять слоев: исподнее, рубахи, юбку, блузку — и лапти, — превращаешься в крестьянку.

— Что было самым сложным на съемках? Шокирующие сцены насилия?

— Нет, ведь играть — моя профессия, которую я получила в ГИТИСе. Когда я вижу, как танцует балерина или играет скрипач, думаю: вот это действительно невыносимо сложно!

Самым сложным для меня было вставать в пять утра. Бывало страшно холодно и катастрофически жарко, а ты в десяти одежках и надо куда-то бежать по зною и пылище.

Морально играть Варвару было тяжело. Но, как говорит режиссер Андрей Смирнов: «Сняли — забыли!»

Очень сложным был язык, на котором говорит моя героиня. Но благодаря замечательным консультантам-лингвистам я неплохо справилась.

Съемки «Жила-была одна баба» стали непростым периодом моих взросления и становления. Я впервые надолго уехала от семьи и от друзей.

— Для вас съемки еще и стали сублимацией несчастной любви. Тут тоже сработал принцип: «Сняли — забыли»?

— Съемки помогли отвлечься. Поняла я это совсем недавно, когда тот самый человек позвонил поздравить с вручением «Ники». Я отреагировала абсолютно спокойно.

Несчастная любовь даже отвлекала меня от трудностей на площадке. А вот стоило приехать в гостиницу и остаться одной — происходили зависание и потерянность. Но я рада, что в моей жизни все сложилось именно так. И ни о чем не жалею.

«Я не пережила бы!»

— Слоган фильма гласит: «Те, кто не помнит прошлого, обречены переживать его вновь»…

— Да, и режиссер Андрей Смирнов 30 лет по крупицам восстанавливал былые события, работал в архивах, ходил по деревням. В фильме мы не пытались решить накопившиеся проблемы России — хотели показать наше прошлое.

Ведь чего только не было, и сравнительно недавно: коллективизация, нэп, репрессии, военный коммунизм. В голове у людей такая каша, а половины мы вообще даже не знаем.

Дедушка, инженер-физик, не давал мне в детстве читать запрограммированные властью учебники истории и рассказывал, как все было на самом деле. В итоге я спорила с дедушкой, пересказывая ему сюжеты из учебников истории, а приходя в школу, дискутировала с учителями, приводя дедушкины факты.

— По силе эмоционального воздействия на зрителя ваш фильм сравнивают с балабановским «Грузом 200»…

— Недавно продавщица цветов мне сказала: «После вашего фильма жить не хочется!» А в кого-то он, наоборот, вселяет веру и желание дойти до конца. Каждый находит что-то свое.

— «Жила-была одна баба» — аллегория на тему судьбы России-матушки. В чем лечебный эффект от кино, не оставляющего зрителю надежды?

— Я заметила странную тенденцию: сначала вышел фильм «Дерево жизни» Терренса Малика, потом «Меланхолия» Ларса фон Триера, «Последняя любовь на Земле» Дэвида Маккензи.

Тема неизбежного финала в последнее время часто возникает на киноэкране. Не знаю, кто посылает на землю такие сценарии, но тяжелые фильмы быстрее открывают зрителям глаза.

Финал «Жила-была одна баба» — мессидж Андрея Сергеича нам всем. Кто-то считает его гениальным, кто-то — полным бредом. В реальности я не смогла бы пережить то, через что прошла моя героиня.

«Другая сломалась бы»

— Чему вас научила работа над ролью?

— Я прошла огромную школу актерского мастерства и познала профессию изнутри. Было сложно влезть в шкуру героини. Я стала себя более уверенно чувствовать. Ко мне вернулась вера во все хорошее.

Несмотря на страшную судьбу моей героини Варвары, в ней до последнего жила вера. Другая на ее месте закрылась бы и сломалась.

— Варвара — заложница судьбы и жертва обстоятельств. Сегодня, на ваш взгляд, положение женщин изменилось?

— Женщины стали сильнее, могут за себя постоять и имеют право голоса. Зарабатывают порой больше, чем мужчины. Наступило вроде бы равновесие.

Но мы все равно так же влюбляемся и разочаровываемся, страдаем. Женское начало стало сильнее, но чувства не изменились.

— В чем сила женского характера?

— В инстинкте материнства. Женщина, у которой есть ребенок, будет защищать его как самка и идти напролом. Инстинкт просыпается во всех в разное время, но сильно влияет на события.

— В каком времени вы хотели бы жить?

— Главное — жить здесь и сейчас. Хотя я хотела бы жить и в каменном веке, и через 100 лет, в будущем.

— Боитесь груза «Бабы»?

— Сегодня я работаю над несколькими театральными проектами, потому что в кино непростой период, а в сериалы прыгать я не хочу. Те, кто не смотрел «Бабу», думают, что я родилась чуть ли не в крестьянском платке.

На тусовках про меня говорят: «Смотрите, Баба пришла». Но я хотела бы разные роли себе в копилочку — например, сыграть в трагикомедии. Чтобы и слезы, и смех.

Осенью выйдет полная версия фильма «Жила-была одна баба» — 5-серийный телесериал. Смирнов долго монтировал фильм, материала было на пять часов экранного времени. Режиссер сделал из него плотный бульон и кусками вырезал целые сюжетные линии.

Сегодня мы все с интересом ждем полной версии. В телесериале любовные линии будут более понятны.

5 фактов

Награду за лучшую женскую роль на церемонии «Ника» Дарья разделила с Надеждой Маркиной — звездой фильма Андрея Звягинцева «Елена». Актрисы еще перед церемонией договорились болеть друг за друга — и обе победили.

Дарья выросла в творческой семье. Папа-музыкант и мама, колесившая с ним повсюду, брали ее с собой. С детства занималась музыкой, посещала художественную школу. Окончила музыкальное училище по классу фортепиано.

Недавно купила себе фортепиано: «Несмотря на то, что соседи уже начинают стучат по батареям, стараюсь регулярно заниматься».

Еще одна отдушина Даши — танцы. Занималась латино и джаз-модерном. «Они и в тонусе поддерживают, и настроение поднимают».

Актриса не замужем, воспитывает джек-рассел-терьера по кличке Гаврюша.

«Я его и на выставки возила, и дрессировала. Гаврюша у меня сын полка. Иногда утром приходится его кидать в машину — и он весь день ездит со мной по делам».

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *