2002

Русско-латышская народная сказка "Как Путин узнал Лиго"

• 20.06.2012 • Тема неделиКомментариев (0)992

Как-то раз, когда Владимир Путин в очередной раз стал президентом России, ему позвонил его коллега Андрис Берзиньш, президент Латвии. Чтобы поздравить и, как водится, пригласить как-нибудь в гости заехать.

— Не поеду я к тебе, не зови — ответил на это Путин, — у тебя там русских обижают!

— А вовсе нет! — возразил ему Берзиньш. — Русских у нас любят, уважают и интегрируют. А не веришь — так сам приезжай, посмотри!

— Когда же это я приеду? — спросил Путин. — У меня времени совсем нет.

— А вот у нас скоро праздник Лиго будет! — ответил Берзиньш. — Вот как раз на Лиго и приезжай! Посмотришь, как мы вместе празднуем.

— Лиго, говоришь? — задумался Путин — А что, может быть, и приеду.

Вскоре после этого разговора президент Путин собрал своих советников, построил их и стал спрашивать: что они знают про латышский праздник Лиго? Что на нем празднуют и как его встречают?

— Судя по названию, — сказал Первый советник, — это что-то связанное с лошадьми. В названии явно слышится «Иго-го!». Возможно, в этот день латыши устраивают скачки или конные состязания…

— Что вы, коллега! — возразил ему Второй советник. — Ясно же, что «Лиго» означает «латышское иго»! Это день, когда латыши особенно притесняют русских. Я слышал, что в этот день им что-то надевают на головы, в знак притеснения.

— А я слышал, — вмешался Третий советник, — что в этот день все латыши с друзьями непременно ходят в баню. И там хлещут себя дубовыми вениками и поют песни.

— Не то вы слышали! — присоединился Четвертый советник. — Лиго — это вроде российского Дня ВДВ. В этот день пьяные латыши все громят, купаются в фонтанах и поют, конечно, да. Но только песни эсэсовцев.

Слушал все это Путин, слушал — и любопытно ему стало: что же это за праздник такой, про который даже его советники ничего толком сказать не могут?

И решил он во что бы то ни стало на этот праздник посмотреть. Но как к нему правильно подготовиться, чтобы не попасть впросак? Вот ведь вопрос!

Недолго думая Путин решил учесть мнения всех советников. Вдруг кто-нибудь из них прав окажется? А то и несколько.

Поэтому на всякий случай надел тельняшку, взял любимое седло, захватил проверенный дубовый веник и полетел в Латвию.

Долго ли, коротко, только прилетел Путин в латвийскую столицу. А там его уже президент Берзиньш встречает.

— Поедемте, — говорит, — скорее ко мне в имение. Уже все готово: и костер, и пиво, и сыр праздничный.

Посмотрел Путин на Берзиньша и увидел, что тот вовсе не в тельняшке, а наоборот — в народном латышском пиджаке. Да и коней нигде не видно.

«Ну, — думает, — советники, погодите у меня. Но, может быть, мой дубовый веник еще пригодится».

А Берзиньш ему и говорит:

— Как хорошо, что вы дубовых веток захватили. Я сейчас прикажу, вам из них венок сплетут…

— Не понял, — говорит Путин. — Рановато мне венки еще. Я себя прекрасно чувствую.

— Да это не вам! — смеется Берзиньш — это Янису!

«Наверное, — подумал Путин, — у них тут какой-то Янис умер. А мне и не сообщили. Надо будет соболезнование выразить…»

Ехали они, ехали и приехали в имение Берзиньша. Видит Путин: стоит дом большой, а рядом на лужайке хворост для костра собран и шест на бочке стоит. Ну и стол накрытый, само собой.

«Это, наверное, у них душ такой, — думает Путин. — Видать, про баню мне не зря говорили… А стол — это, наверное, поминки по Янису…»

Тут девушки в народных костюмах подбежали, взяли гостя под белы руки, к столу повели.

Пока пили-ели, там и стемнело. Костер разожгли, прыгать через него стали с песнями. Только Берзиньш не прыгал. Да и Путину неудобно как-то, особенно в тельняшке. Тем более что пил и ел он мало, а все кругом оглядывал да примечал по старой привычке.

Потом не выдержал и спрашивает:

— А что с Янисом-то случилось? Кто такой вообще?

— Да, — говорит Берзиньш, — вон в венке скачет, это депутат Сейма. Ничего с ним не случилось страшного, подпалился слегка, через костер прыгая.

«Ничего себе! — думает Путин. — Может, это у них обряд такой народный, духов вызывают?»

Но виду не подал.

— А в чем, — спрашивает, — смысл этого праздника? И, кстати, куда все девушки убежали?

— А в этом и смысл, — говорит Берзиньш. — Девушки в лес убежали. Цветок папоротника искать. Кто найдет — тому счастье будет.

— Да ладно! — не поверил Путин. — Какой цветок? Разве папоротник цветет вообще? Не разу ни слышал.

— Цветет-цветет, — отвечает Берзиньш, — но только в эту ночь. Самую короткую.

Призадумался тут Путин. Ночью-то короткой его не удивишь, в родном Петербурге и не такое видали. Но все остальное странно как-то. Подозрительно.

Вспомнил тут российский президент, чему его учили. Отошел незаметно и с тенью лесной слился — ни одна веточка под ногой не хрустнула. Надо, думает, проверить, что за лес такой.

А там чем от костра дальше, тем темней. И главное — никакого папоротника не видать. Ни цветущего, ни даже обыкновенного.

Бродил, бродил Путин по ночному лесу и понял, что заблудился. «Эх, — думает, — тельняшку надел, а компас-то не взял! И в какую сторону теперь идти? Где восток-то?»

И тут словно блеснуло что-то между деревьев. «Странно, — думает Путин, — неужели костер? Так он вроде в другой стороне был…» Но решил пойти, посмотреть.

Идет и видит: перед ним большая поляна, на ней костер. А у огня какие-то люди сидят, некоторые бородатые, все в народных одеждах. Тоже, наверное, празднуют.

Делать нечего, вышел Путин к ним, поздоровался. А те ему и говорят:

— Здравствуйте, Владимир Владимирович! Давно вас ждем!

«Эге! А старички-то не простые», — подумал Путин. Но виду не подал.

— Я-то Владимир Владимирович! А вас как звать-величать? — спрашивает.

— Что ж! И мы представимся, — степенно отвечает самый седой. — Январис!

— Фебруарис! — назвался сидевший рядом, чуть помоложе.

И следующие начали представляться: «Мартс!», «Априлис!», «Майс!» — и так далее. Восьмой сказал:

— Аугустс! — и после некоторой паузы добавил: — Эдуардович! — но смутился под неодобрительными взглядами товарищей.

— Децембрис! — сказал последний, опять бородатый.

— Так вы что же, двенадцать месяцев? — вдруг догадался Путин. — Я в детстве одну сказку читал…

— Да! — подтвердил Январис и продолжил:

Раз в году, на праздник Лиго,

Собираемся мы вместе.

В это час ночной, короткий,

В этот миг солнцеворота…

— Это-то понятно! — сказал Путин. — А меня-то вы откуда знаете? И почему ждали?

— Мы тебя лесной тропинкой

Привели к поляне нашей,

Чтобы ты узнал про Лиго

И своим поведал людям! — отвечал ему Фебруарис.

— Ну, про праздник я вообще-то понял! А вот, говорят, вы русских тут обижаете, — прищурился Путин.

— Праздник Лиго — праздник общий.

Погляди: латыш и русский,

Белорус, узбек и чукча

У костра сидят обнявшись,

Дружно славят праздник Лиго! — назидательно указал ему Мартс.

— Да где же они? — не понял президент. И тут костер взвился в звездное небо с веселым треском, и перед путинским взором словно открылась вся латвийская земля.

Была она покрыта огнями многочисленных костров. И у каждого сидели люди, пели или просто разговаривали.

Владимир Владимирович не знал их, но голоса месяцев объясняли ему:

— Вот вместе празднуют ветераны войны. Когда-то они находились по разные стороны линии фронта, но теперь сидят у одного костра и делятся воспоминаниями…

— Вот бывший министр культуры, автор плана интеграции, кружится в народном танце с главным борцом за права русского населения, аж запыхались…

— Вот спикер Сейма чокается пивной кружкой с главой крупнейшей оппозиционной фракции, и оба раскачиваются в такт народной песне…

— Вот со смехом дружно прыгают через костер молодые депутаты национального объединения и простые русские девушки…

— А вот…

«Я ее где-то видел», — подумал Путин. Вспомнил и закричал: «Вайра!» И замахал рукой. И Вайра его узнала и замахала в ответ.

«С кем это она празднует? Неужели с Жириновским? Да нет, показалось», — подумал Владимир Владимирович.

— Видишь ты, что в праздник Лиго

Весь народ ликует вместе?

Нету разницы меж ними:

Все пьют пиво золотое

И едят шашлык отборный

По традиции латышской? — строго спросил его Децембрис.

«Это ж когда они все двенадцать успели выступить? — удивился Путин. — Я и не заметил!» Но вслух сказал:

— Спасибо!

А тем временем в имении президента Берзиньша поднялся переполох. И не удивительно: исчез высокий гость! Прямо как сквозь землю провалился! Сотрудники спецслужб метались по лесу, распугивая уединившиеся там парочки.

В суете никто и не заметил, как из лесу вышел Путин. Он улыбался и держал перед собой цветок папоротника.

«Вперед, Россия!» — тихо сказал он.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *