А жену отдай соседу

• 18.07.2012 • Тема неделиКомментариев (0)759

Интервью экс-министра интеграции Оскара Кастенса, которое он дал журналистам Вадиму Радионову и Оксане Антоненко, наделало много шума. Один момент неприятно удивил. В том, что уроки в детском саду могут проводить люди с оружием и в форме Waffen SS, г-н Кастенс не видит ничего плохого.

А вот вызовет ли энтузиазм всего населения Латвии шутка экс-министра об обмене женами в интеграционных целях, покажет время. Правда, остается вопрос: а как интегрироваться холостым и незамужним?

Запретить ли левые повороты

— В последнее время президент Латвии достаточно активно пытается помирить ветеранов, воевавших во время Отечественной войны по разные стороны фронта. Как вы оцениваете эту идею?

— Мне кажется, что ветеранов мирить не надо, потому что война закончилась уже в середине прошлого века и у ветеранов, которые остались еще в живых, свои проблемы: где купить лекарства, как проехать дешевле на общественном транспорте и т. д. Их уже слишком мало, чтобы у них были какие-то вражда и ненависть. Я думаю, что примирять надо радикалов, которые в те дни, когда ветераны идут к своим памятникам — 9 мая и 16 марта, — стараются им помешать.

— Но почему, на ваш взгляд, президент все-таки обратил внимание на эту проблему?

— Президента критиковали за то, что он вроде поддержал легионеров Waffen SS, сказав, что в этом ничего плохого нет. После чего высказались международные организации, антифашисты и т. д. И я думаю, что его инициатива обращена к тому, чтобы показать, что президент хочет мира и спокойствия со стороны всех групп общества.

— То есть вы считаете, что президент таким образом хочет спасти свой имидж в глазах международного сообщества?

— Думаю, однозначно, президент решил улучшить свой имидж.

— По поводу радикалов. В последнее время они тоже активизировались, и мы помним, как во время мероприятий, посвященных памяти жертв Холокоста, они пикетировали около сожженной синагоги, высказывали фактически фашистские лозунги. В чем проблема? Почему у нас радикалы имеют такую свободу?

— Свобода слова — это существенный признак демократического общества. И если людям запретят высказать мнение, даже если оно радикальное, думаю, это уже признак тоталитарного государства, такого, скажем, в котором мы жили до 91-го года.

— А каким образом можно ограничить, если это действительно затрагивает честь людей, которые отмечают святую для них дату? Или в принципе здесь государство, право- охранительные органы вмешиваться вообще не должны?

— Полиция должна обеспечить порядок, пред- отвратить физическое столкновение между протестующими. Но запретить людям протестовать против чего-то… Это очень легко оспаривать в суде.

Помните случаи, когда Рижская дума запретила какие-то шествия и суд неоднократно отменял эти решения, потому что нет законной основы это запретить. Запретить — это самый легкий способ. Чтобы было меньше пробок, надо запретить все левые повороты. Это самое простое, но вряд ли обрадует водителей.

В детсад с оружием

— История с г-ном Парадниексом и детским садом, куда пришли двое мужчин в форме легионеров Waffen SS, принесли оружие и провели так называемый урок патриотизма. Вот такие вещи, на ваш взгляд, тоже необходимо разрешать?

— Здесь есть один нюанс, и насколько я понял, это частный детский сад.

— Частный. Рижская дума оказывает ему софинансирование.

— Да, но юридически он частный. Если это было согласовано с руководством детского сада, то есть не вошли с улицы два чеченца с автоматами и гранатами, чтобы показывать свой арсенал, то я в этом ничего плохого не вижу. Если бы это был городской детский сад, который финансируется Рижской думой, тогда я сказал бы, что это недопустимо. А в частном детсаду… считаю, что можно.

— А что в этом хорошего?

— Всех детей интересует оружие. Я думаю, что у всех мальчиков четырех-пяти лет и старше есть свои игрушечные пистолеты и другой арсенал. И если им показывают оружие, которым боролись во время войны, я в этом не вижу ничего плохого. Это им дает первые знания об истории, о войне, о реальном оружии.

— А если бы, например, в какой-то частный детский сад пришли люди в форме НКВД и принесли оружие, как вы к этому отнеслись бы?

— Если бы это было согласовано с руководством — пожалуйста.

— То есть можно приходить в любой форме, в том числе и войск тоталитарных режимов?

— Нельзя приходить в форме, которая запрещена законодательством ЛР, на форме не должно быть свастики и атрибутов Коммунистической партии. Если это просто форма, без знаков различия — пожалуйста.

— Не кажется ли вам, что подобные уроки, неважно в каком детском саду, неважно — с НКВД, с участниками бывших карательных организаций Советского Союза или нацистской Германии, — они, в общем-то, влияют на психику детей… Нет этой проблемы?

— Во-первых, не вошли же эти люди с флагом нацистской Германии.

— Тем не менее они были в форме Waffen SS…

— Они были в форме, но как это может повлиять на психику детей, если они в четыре-пять лет вообще не знают, что такое Waffen SS, что такое НКВД. Они видят только конкретное оружие, которое им показывают. Я думаю, ничего плохого, что детям показывают оружие, которым воевали их деды и прадеды.

— Грядут выборы в Рижскую думу, в самоуправление, и многие эксперты считают, что на этапе подготовки к выборам обострится этнический вопрос, потому что известно, что сейчас Рижская дума находится в руках у «Центра согласия», так называемой прорусской партии. В общем-то латышские партии объявили о том, что необходимо объединяться для того, чтобы «Центр согласия» из коалиции убрать. Что нас ждет?

— Нас ждет острая борьба, потому что, конечно, пролатышские партии будут указывать на все ошибки и минусы, которые допущены во время правления Ушакова. Конечно, ближе к выборам Ушаков будет все чаще заметен, открывая новые детские сады, новые объекты, социальные квартиры. Чтобы показать, что он все-таки эти годы работал успешно. Но мой прогноз таков: на этих выборах основная борьба будет между двумя блоками — «Центром согласия» и «Единством».

— А «Национальный союз»?

— У них я пока не вижу сильного лидера.

— Какими вы видите шансы Гайдиса Берзиньша, который, как указывают некоторые эксперты, ушел с поста министра юстиции, чтобы успешно стартовать на выборах в Рижскую думу?

— Я думаю, что он ушел слишком рано, потому что до выборов все-таки остался год и за год ему надо все время быть на публике, напоминать о себе. Конечно, он может стать номером один в Рижской думе.

— То есть он может обойти Ушакова?

— Думаю, что нет, потому что у Ушакова очень успешный пиар. Он молодой, симпатичный, трудолюбивый, и мало что, я думаю, может повредить его имиджу в течение следующего года. Трудно прогнозировать, но если «Центр согласия» не допустит серьезных ошибок, у них есть хорошие шансы и в дальнейшем руководить Ригой.

— Партия Осипова — Линдермана, которая также заявляет о своих политических амбициях и намерена стартовать на выборах в самоуправление, имеет ли шансы, на ваш взгляд?

— Если новая партия успешно будет притягивать к себе электорат, который раньше голосовал за «ЗаПЧЕЛ», я уверен, она пройдет в парламент. Что касается Рижской думы, мне трудно сказать. Все-таки Рижская дума — это не политика, это скорее хозяйственные дела. Там все-таки надо решать вопросы о коммунальных вопросах, транспорте, детских садах и т. п. Въезжать в Рижскую думу исключительно на политических лозунгах очень рискованно. Это может удаться, а может — нет.

Твой папа будет Янис…

— Один из флагманов блока «Единства» Андрей Юдин, депутат Сейма, ранее предложил обмениваться детьми для того, чтобы интегрировать общество. Если бы русские дети могли жить в латышских семьях, а латышские в русских семьях, то таким образом достигалось бы взаимопонимание между народами. Инициатива не получила поддержки, никто к г-ну Юдину не обратился. Почему, на ваш взгляд? Нет заинтересованности интегрироваться?

— Во-первых, эта идея сама немножко странная, потому что в других странах вопросы интеграции детей решаются другим способом. Например, организовать совместные лагеря, где были бы квоты, половина из русскоязычных семей, другая из латышскоязычных. Государство или Рижская дума оплатили бы хороших преподавателей, тренеров.

Просто взять ребенка в другую семью и сказать: «Вот, твой папа будет Янис, а мама Скайдрите, две недели ты будешь жить в латвийской среде», — я думаю, что для ребенка, который растет в нормальной семье, это маленький культурный шок, который вряд ли дал бы позитивные результаты.

Может, тогда уже создать базу данных, где, скажем, и женами можно меняться, мужьями. Представьте, мужчина пришел домой к жене и сказал: «Знаешь, дорогая, я записался в программу интеграции». Она ему: «Молодец, дорогой…» А он спрашивает: «Ты можешь спать при свете?» — «Могу». — «Света, заходи».

Вот к чему могут привести такие эксперименты.

Последнее средство

— Возможно, это будет очень популярно в нашем обществе.

— Я не исключаю такой возможности, но это уже напоминает призывы Жириновского к полигамии в России. Примерно то же направление, только в другом русле.

— На ваш взгляд, что же с интеграцией делать-то? Есть ли заинтересованность у правящих латышских партий как-то интегрировать русскоязычное меньшинство?

— Не надо изобретать колесо снова. Во-первых, если бы кто-то реально занимался вопросами интеграции и думал не только о сроке в четыре года до выборов, а в более долгой перспективе, есть очень хорошие примеры интеграции. Больше средств выделить на спорт, создавать спортивные клубы, где работали бы тренеры — латыши и русские. Туда придут ребята из латышских и русских семей. Один хороший пример — хоккей, где вместе тренируются латыши, русские, украинцы.

— Проект «Рижское «Динамо» называют лучшим интеграционным проектом во всей истории Латвии…

— Это так и есть, потому что под ним нет идеологии. А там, где идеология, она всегда будет отпугивать какую-то часть населения. А если создавать такие клубы, больше уделять внимания тому, чтобы у ребят было место, где проводить время после школы, а не шляться по улицам, — это лучший проект интеграции. Не надо тратить деньги на программы, которых никто не читает.

Я сегодня прочел 92 страницы программы интеграции на сайте министерства культуры. Но пока не вижу там ничего существенного, чего не было раньше в других документах…

Надо сделать долголетнюю программу, а не от выборов до выборов. Сделать все возможное, чтобы одна группа общества не мешала другой праздновать те праздники, которые для нее важны. Способствовать взаимному уважению и придумать другие формы общения, чтобы это произошло на добровольных основах, как, например, спорт.

— Ну или в конце концов женами будем меняться.

— Если со спортом не получится, то можно ставить это как последнее средство провести интеграцию.

«Вопрос с пристрастием»

Радиоверсия программы «Вопрос с пристрастием», которая каждую среду выходит на радиостанции Baltkom, отметила первый юбилей — в июле ей исполнился год. А всего за год программа прошла 51 раз.

На телеканале Pro100 TV программа «Вопрос с пристрастием» выходит каждый день в 20.00 и 23.00 и каждую среду — в прямом эфире радио Baltkom.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *