Мирдза Зивере: «Думай, думай…»

• 18.07.2012 • ПерсонаКомментариев (0)787

23 и 24 августа в концертном зале «Дзинтари» пройдут юбилейные вечера известного латвийского композитора и музыканта Зигмара Лиепиньша. В честь 60-летия мэтра на сцене выступят музыканты и певцы разных времен: Мирдза Зивере, Имант Ванзович, Айвар Бризе, Иго,Фредис и др. Накануне этого события «Суббота» встретилась с певицей Мирдзой Зивере — звездой 80-х. В те годы хит «Думай, думай…», исполненный Мирдзой вместе с Имантом Ванзовичем, распевали от Калининграда до Владивостока.

Страна Советов вмиг полюбила, а заодно и поженила эту забавную парочку. И только рижане знали, что Мирдза всегда была замужем совсем не за Ванзовичем, а за худруком группы Зигмаром Лиепиньшем.

Надо ли говорить, что песню «Думай, думай…» тоже написал он?

Любовь, едрит твою коцинь…

Мы встретились с певицей в маленьком непафосном кафе. Удивительно, но за эти годы Мирдза почти не изменилась. Те же короткая стрижка, смеющиеся глаза. И та же улыбка, в ответ на которую невозможно не улыбнуться. Ни тени снобизма, ни грамма звездности.

Такое впечатление, что, пережив аншлаги и всенародную любовь зрителей одной шестой части суши, Мирдза просто перевернула эту страницу. И начала жизнь заново.

— Мирдза, от кого вам достался в наследство голос — от папы или мамы?

— Наверное, от обоих. Мои родители — к сожалению, их уже нет в живых — обладали хорошим слухом, очень чисто пели. И я, сколько себя помню, всегда пела. Мой детсадовский репертуар состоял сплошь из песен про любовь. Что-то очень задорное и озорное, типа: «Едрит твою коцинь, эс теви милу!»

— Как случилось, что старт певицы Мирдзы Зивере начался в Адажи? Вы оттуда родом?

— На самом деле я коренная рижанка. Просто Адажи стали моим первым местом работы. Меня пригласили в ансамбль и стали платить зарплату за то, что я пою. Но оформили колхозницей — согласно штатному расписанию я должна была то ли полоть, то ли боронить. Иначе в советское время нельзя было!

— Там-то, в Адажи, вас и приметил будущий супруг Зигмар Лиепиньш? Как вы познакомились?

— С Зигмаром мы были знакомы давно. Латвия страна небольшая, музыкантов мало, все друг друга знают. Достаточно высунуть голову, как ты уже на виду. Просто у нас были разные жизни: у него своя, у меня своя, и какое-то время мы шли параллельными дорожками. Лет пять проработали вместе в филармонии в ансамбле…

— Какой самый без- умный поступок Зигмар совершил ради вас?

— Как это какой?! (Смеется.) Он на мне женился!

Мода на Modo: до и после Паулса

К тому, что Мирдза не взяла фамилию мужа и не стала Лиепиней, Зигмар отнесся с пониманием. Именно под этой фамилией певицу уже хорошо знали в Латвии. Да и что им было делить?

Оба работали в знаменитом ансамбле Modo при Латвийской филармонии под руководством Раймонда Паулса. Оба были популярны: Мирдза как певица, Зигмар — как клавишник и композитор.

Но… в один прекрасный день из Modo ушел Раймонд Паулс. Именно с этого дня в судьбе супругов-музыкантов произошел крутой поворот. К лучшему.

— Ходили слухи, что вы плохо расстались с Паулсом. Это правда?

— Плохо? Я так не сказала бы. Просто после его ухода у нас было чувство пустоты, брошенности.

Зигмар принял от Паулса эстафету и стал руководителем Modo, ансамбль продолжал жить. Но мы оказались заложниками ситуации.

Дело в том, что под брендом Modo в СССР ждали Раймонда Паулса, который, как сейчас говорят, раскрутил группу. Во время гастролей Modo зрители настойчиво интересовались: а где Паулс? Мы не могли это объяснить.

— И тогда вы решили изменить название?

— Да, так родился ансамбль «Опус». Зигмар решил создать дуэт. И нашел мне партнера — Иманта Ванзовича. Они вместе служили в армии, в стройбате. А для мужчин армейская дружба — дело святое.

Секрет веселой пары

Поставить задорную корпулентную Мирдзу в пару с хрупким и задумчивым Ванзовичем — это был, без сомнения, очень смелый продюсерский ход. И очень удачный. Тут переплелось все: стеб, юмор и абсолютно несоветский репертуар. Какая-то легкомысленная песенка про комаров, муравьев и аморального типа, который не желает жениться на соблазненной девушке, — и вот ее уже распевает весь Союз!

Через несколько лет в СССР появится эксцентричный кабаре-дуэт «Академия» с Александром Цекало и Лолитой Милявской, созданный точно по такому же принципу — на контрасте. Но наши-то были первыми!

— Как так? Никаких песен про БАМ, ни слова про комсомол?! А вы с Ванзовичем на вершине хит-парадов!

— Мы были первым дуэтом, в СССР который исполнял юмористические песни без глубоких текстов. Наверное, это было смешно: я — крупная, он — маленький. Мы постоянно обыгрывали это. А может, народу просто надоело слушать про светлое коммунистическое будущее?

— Ваша с Имантом популярность в те годы была бешеной…

— Не то слово. Она зашкаливала! Мы собирали стадионы, получали цветы охапками, гастролировали по всему Союзу. Российский зритель всегда был открытым: уж если любил, то любил, а если ненавидел — так ненавидел. Нас с Имантом любили.

— Наверное, поклонники проходу не давали…

— По Москве было не проехать не пройти. Каждый норовил подойти и сказать что-то хорошее, пожелать удачи, здоровья, новых песен. Иногда диалог звучал совсем просто: «Ой, Мирдза! Это вы?» — «Да, это я».

А письма мне присылали мешками! Причем почему-то очень много посланий приходило из мест заключения. Даже замуж звали. Со словами: «Бросай своего Ванзовича и выходи за меня!»

— Ну да, Интернета-то не было. Не удивительно, что вас с Ванзовичем поженили!

— Когда я, беременная, спускалась в московское метро вместе с Имантом, народ бросался к нему с поздравлениями. Вскоре он перестал объяснять людям, что не муж и к предстоящему событию не имеет никакого отношения, и, спокойно улыбаясь, принимал добрые пожелания.

— А как на это реагировал Зигмар?

— Философски. Смеялся!

Студентка ГИТИСа

Именно в эту пору всеобщего поклонения и обожания в жизни Мирдзы Зивере произошло одно очень важное событие, которое во многом потом определило ее судьбу.

После концерта в зале «Россия» за кулисы к Мирдзе пришла преподавательница ГИТИСа Смелянская и спросила: «Мирдза, вот вы такая артистичная, заводная, обаятельная… Неужели будете всю жизнь про комариков петь? Идите к нам! Вот и Аллочка Пугачева у нас учится».

— Как вы восприняли такое неожиданное предложение?

— Поначалу я подумала: «Кошмар! Это не для меня!» Но уже второй мыслью было: «А почему бы не попробовать?» Это был тот толчок, после которого я стала мыслить шире. И до сих пор благодарна этой преподавательнице ГИТИСа, сумевшей убедить меня в том, что учиться необходимо.

Я поступила заочно на факультет, готовящий продюсеров и режиссеров. Кстати, моими однокурсниками были Лайма Вайкуле и ее муж Андрей. Приезжала в Москву дважды в год, сдавала сессии…

— Неужели в общежитии жили?

— Бог миловал. Директор гостиницы Академии наук Узбекистана был моим страстным поклонником. И у него всегда находился для меня приличный номер: с душем, горячей водой и прочими несоветскими удобствами.

— Пригодились ли вам знания, полученные в ГИТИСе?

— Еще как! После того как я оставила сцену, я стала продюсером и режиссером многих престижных в Латвии мероприятий. Создала свое агентство «Муза», ставила певческие праздники. И, конечно, продюсировала музыкальные спектакли моего мужа: «Собор Парижской богоматери» в Национальной опере, музыкальную пьесу «Игла» и др.

Семья или карьера?

Людям, однажды оказавшимся на вершине славы, трудно смириться с тем, что они стали обычными. Как все. С тем, что выпали из обоймы и потеряли толпы поклонников. Отсюда и многочисленные трагедии звезд, которыми пестрят желтые СМИ: один спился, другой утопился, третий повесился…

Но! Все это не случай Мирдзы. Ей удалось счастливо избежать участи погасшей звезды и найти себя после ухода со сцены.

— Мирдза, откройте главный секрет: почему вы ушли со сцены на самом пике успеха?

— Я просто сделала выбор между семьей и карьерой — в пользу семьи. И считаю, что очень вовремя. Моим старшим ребенком — дочкой Зане — занимались бабушки. Я много гастролировала, купалась в аплодисментах… И даже не видела, как моя Зане пошла, какими были ее первые шаги… Я пропустила самое важное! Променяла на мишуру! А когда родился сын Янис, поняла, что должна остаться с ним и смотреть, как он растет. Это было мое личное решение.

Я совершенно убеждена в том, что в жизни надо выбирать не сцену, не огни рампы, не букеты от поклонников, а только семью.

— Чем сейчас занимаются ваши дети?

— Дочка замужем, у нее уже своя семья. Работает в туристическом бизнесе, получила прекрасное образование, отлично знает языки… Я ею очень горжусь. Впрочем, и сыном горжусь не меньше. Янис — дирижер хора Kamзr. В этом году окончил Музакадемию, а до этого — Домскую хоровую школу.

— В общем, жизнь удалась?

— Да, я живу в доме на берегу моря. Зигмар там пишет музыку… Вокруг сосны, белки, тишина. Мы вместе репетируем. Очень любим путешествовать и ходить на хорошие концерты. Я читаю запоем — книги просто проглатываю.

Недавно снова вернулась к вязанию — в молодости я обожала сидеть со спицами, особенно по дороге на концерты, в поездах и автобусах… Уже два джемпера связала!

Алла, ты не права…

На сцену Мирдзу Зивере ни капельки не тянет. А жаль… Стоило только внести ее имя в концертные афиши юбилея Зигмара Лиепиньша, как на 23 августа билеты в «Дзинтари» были тут же проданы. Аншлаг! Пришлось объявлять дополнительный концерт — 24 августа.

А еще выступления состоятся в Лиепае — 19 августа, в Валмиере — 25 августа, в Екабпилсе — 26 августа…

— Мирдза, а как же ваши принципы? Вы дали согласие на участие в этих концертах?

— Зигмар уговорил. Четыре года назад, на мое 55-летие, он сделал мне потрясающий подарок — написал много-много мелодий. А 55 — это такой возраст, когда уже очень важно, о чем ты будешь петь. Все должно идти от души, от сердца… Слова песен должны быть моими, а не чужими!

— Где же вы нашли такого поэта, который почувствует, о чем вы хотите спеть?

— Нигде! Пришлось самой писать тексты. Мне очень важно то, что я хочу донести со сцены до зрителя, о чем хочу ему рассказать. Ну не петь же мне про бабочки-цветочки?! Я уже не девочка. И вообще, мое мнение таково: поп-музыка — это жанр молодых исполнителей. В нем абсолютно нечего делать зрелым людям, не говоря уже о пожилых.

— А как же Алла Борисовна? Она до сих пор царит на сцене и весьма уверенно себя там чувствует…

— Я не считаю, что она права… Уходить со сцены надо вовремя! Ее и так ценили за то, что она есть — такая великая и талантливая. Надо уйти чуть раньше, чем ты надоешь публике…

— Однако в афишах юбилея Зигмара Лиепиньша заявлено, что вы возвращаетесь…

— Это не возвращение, а всего лишь несколько концертов. По-латышски это звучит не atgrieрanas, а iegrieрanas — то есть когда зашел на минутку и ушел снова.

Поймите, нельзя войти в одну реку дважды! Мне в прошлом году звонили из Москвы, с Первого канала: «А приезжайте-ка тряхнуть стариной!» Я отказалась: зачем я буду петь снова про комариков?

— Неужели и с Имантом Ванзовичем вы не споете дуэтом на юбилее любимого мужа?

— Не спою. Буду исполнять народные песни — это в любом возрасте можно. Всех секретов раскрывать не буду, но песни будут разные. С разными исполнителями. Приходите, сами все увидите!

Как поклонник Пугачевой пришил себе на язык пуговицу

Мирдза и Алла были популярны в одно и то же время. И их дорожки на сцене пересекались не раз.

— Я была в Сопоте, представляла фирму звукозаписи «Мелодия» и получила денежную премию за блюз Зигмара, — рассказывает Мирдза. — Ко мне в гримерку зашла Алла, похвалила. Было приятно…

А вообще в Сопоте проходили два конкурса: конкурс песни и конкурс на лучшую запись. В первом конкурсе победил Николай Гнатюк, и вручить еще одно почетное место представителю СССР на втором конкурсе уже не могли. Но у меня было очень много предложений от разных европейских звукозаписывающих компаний… Увы, я не могла их принять! Я же жила в Советском Союзе!

— Жалеете сейчас об этом? Нынче модно ругать все, что было в СССР…

— Ругать не буду. Для меня в то время было много хорошего. Молодость, целые стадионы людей, овации, цветы… А знаете, что самое главное? В Советском Союзе исполнителям не надо было раздеваться или делать еще что-то унизительное для того, чтобы стать популярным.

Я никогда не была моделью. А сейчас надо иметь параметры 90-60-90. Потому что в шоу-бизнесе сегодня ценится объем талии и бюста, а не диапазон голоса.

— Вы были первой исполнительницей песни Паулса «Маэстро», которую потом у вас отобрала Пугачева. Не было обидно?

— Нисколько. Алла замечательно исполнила эту песню. У нас были прекрасные отношения. Я даже гостила у Пугачевой в Москве. И перепугалась, когда увидела сумасшедшее количество фанатов, ночующих у ее двери.

Помню, садимся в машину, а один парень подбегает и кричит: «Алла, я тебя люблю и сделаю все, что захочешь!» Пугачева говорит: «Пришей себе на шею пуговицу!»

Парень почти так и сделал: на следующий день подошел и показал язык с пришитой пуговицей!

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *