Что тебе снится, траулер ?

• 08.08.2012 • ОбществоКомментариев (0)1025

В устье Лиелупе, в местечке Буллюциемс среди высоких сосен в этнографическом музее доживает свой век красавец траулер Undоne. Дырявым просоленным боком к нему прижался видавший виды баркас «Марс». Лодкам снятся добрые сны: они среди волн Балтики, их палубы и трюмы завалены серебристой салакой, шершавой камбалой, жирной треской…

Прилетела любопытная бесцеремонная чайка, хозяйкой прошлась по старой палубе Undоne. Раньше эти птицы кормились исключительно в море и не любили берегов. Теперь, как голуби, пасутся на берегу возле мусорных баков новых шикарных домов, которые возникли на территории бывшего рыболовецкого колхоза-миллионера «Узвара».

От богатейшего хозяйства (рыбоперерабатывающий завод, склады, причалы, суда), которым гордилась Латвия, не осталось ни-че-го. Только память и старые фотографии. И еще — музей, куда пускают бесплатно.

«Смола — это слезы наших сосен…»

Так говорит героиня популярного советского фильма «Долгая дорога в дюнах» Марта своему сынишке. Не поверите, на боку Undоne я нашла… капли смолы. Как слезы рыбаков.

— Траулер мог бы еще работать и работать, — вздыхает смотритель музея — бывший работник «Узвары» 71-летний Борис Матисонс. — Впрочем, эту лодку, как и всех нас, колхозников-рыбаков, в 2002 году фактически списали в утиль истории.

Грустно. Многие рыбацкие семьи продали квартиры и уехали из нашего поселка: ну не могут люди каждый день наблюдать картину разорения. Женщины плакали. Мужчины от бессилия скрипели зубами и пили горькое пиво. Больно смотреть на разрушенное… — Борис пару минут подбирает нужное слово, — счастье… Теперь вот сторожем служу в музее и рад, что вообще работаю.

Борис присел у колодца — тоже музейного экспоната. И стал вспоминать, как в 1964 году пришел после службы в армии в колхозные мастерские, как ремонтировал суда латвийского рыболовецкого флота. База республики была именно в «Узваре».

— От колхоза осталось пустое поле. Все стерли с лица земли. Кто? Нам сказали: на курорте производство не нужно! А может, кому-то этот кусок лиелупской земли приглянулся. Или еще что. Не спрашивайте, не знаю подробностей. Только в 2002 году колхоз окончательно умер. Мы писали письма министрам, президенту страны Вайре Вике-Фрейберге — с просьбой сохранить колхоз. Никто не помог.

Председатель «Узвары» Илгонис Бумбурс так и не пережил этой трагедии, умер вскоре. А какой человек был замечательный! Две награды имел: советскую Звезду Героя Труда и орден Трех Звезд.

Он прервал рассказ — пришлось успокаивать ребят, которые затеяли игру в пиратов и хотели забраться на Undоne.

— Был рыбоперерабатывающий завод, работал в три смены, — продолжил свое повествование Борис. — Обрабатывали за день 60 тонн салаки для шпрот. Где он теперь? Нет завода, нет котельных, нет очистительных. А какие у нас суда были замечательные: восемь средних, потом восемь поменьше, четыре рыбообрабатывающих, еще три в Атлантику ходили, за границу. От них одна Undоne осталась — вроде памятника прошлому.

Бывший колхозник считает, что Undоne еще повезло: лодка попала в музей на хранение, а ведь могли элементарно распилить на металлолом, как многие рыболовецкие траулеры Латвии.

Последний механик траулера Undоne

Бывший механик траулера Undоne пенсионер Алдис Шулте живет в скромной квартире многоэтажного дома в поселке Кекава, куда, как многие его товарищи, перебрался из колхозной квартиры.

На столе бывшего рыбака — вырезка из латышского журнала 1983 года. Читаю:

«Последний день октября. Дует умеренный юго-западный ветер. Для малых рыболовных судов это то что надо. Устье Лиелупе покидает Undоne — лучший траулер Рижского залива… Один из лучших траулеров за последние 10 лет, с тех пор как капитаном на судне Паулис Гасиньш. В экипаже на этот раз механик Алдис Шулте и тралмейстер Дайнис Земниекс. Остальные трое (вторая смена) отдыхают на берегу… Первый раз зачерпнули — полтонны салаки и несколько ящиков трески. Во втором тралении — тонна рыбы. Задание дня на этом выполнено».

На двух страницах — материал о рыбаках «Узвары». Читать этот текст без боли за разрушенный сегодня колхоз невозможно. Поверьте.

В 1959 году Шулте с лучшим другом капитаном Паулисом Гасиньшем пришли в «Узвару». В 1971 году они приняли новенькую тогда Undоne.

— Сами привели корабль с верфи в Советске к нашему причалу, — вспоминает рыбак. — Крепкая лодка, еще точно могла бы салаку-бельдюгу ловить. И я тоже мог бы… Без моря моряку плохо, привычка. Болеть стал. Ветер часто снится, волны — и рыба в сетях…

Алдис помнит, как строился колхоз, как развивался. Как провели асфальтовые дороги, как запустили завод, как новый причал построили.

— Работы в советское время хватало всем. Я честно зарабатывал до 500 рублей в месяц, что было очень приличной суммой по советским временам. Я не был ни комсомольцем, ни коммунистом, но жил как ЧЕЛОВЕК. А теперь — как молодежи такие деньги на родине заработать? Сложно! Вот и уезжают кто куда. Моя 24-летняя внучка работает в Германии, одна родственница — пару лет в Англии.

Была «Узвара», стала «Беда»

Жесткая политика рыболовства, диктуемая Евросоюзом Латвии, возможно, идет на пользу морю, но жизнь наших еще оставшихся рыбаков из-за многочисленных запретов и ограничений становится все труднее.

Брюссель вообще предложил устанавливать на рыболовных судах видеокамеры: еврочиновники подозревают, что рыбаки ловят рыбы больше, чем позволяют квоты. Неважно, если какая-то латвийская рыболовная фирма специализируется только на одном виде рыбы и урезание скромных квот становится для нее смертельным приговором.

Символично, что изображение моря исчезло с герба нашей морской республики. А ведь рыбацкий флот был гордостью Латвии. Сегодня в стране не осталось многих рыболовецких хозяйств, в том числе прославленной когда-то «Узвары» — «Победы».

Благодарим работников Юрмальского этнографического музея за помощь в подготовке материала.

Из подшивки старых газет

«Советская Латвия», 1950 год: «Рыба сверх плана»

 

Успешно начали год бригады рыболовецкого колхоза «Узвара» Юрмальского района. Несмотря на сильный ветер, в море вышли на промысел девять мотоботов. Бригада старейшего рыбака Ансиса Жагата привезла 3775 кг салаки, выполнив дневное задание на 300 процентов. За день колхоз сдал на рыбозавод 200 центнеров салаки, что составляет 15 процентов квартального плана. «Предыдущий, четвертый год сталинской пятилетки колхоз завершил сдачей сверх плана 125 тонн рыбы, — рассказал председатель артели «Узвара» Альфред Поле. — Колхоз стал миллионером».

 

«Ригас балсс», 1960 год

Для рыбаков латвийского колхоза «Узвара» редкий выход в море бывает неудачным, и в этом нет ничего удивительного. Когда в 1947 году образовался колхоз, в его распоряжении было всего несколько десятков моторных и весельных лодок. Выходить в море с такой флотилией было небезопасно. Сегодня рыболовецкие траулеры рыболовецкого колхоза ведут промысел в отдаленных районах Балтийского моря и в Атлантике… 15 лет существует колхоз «Узвара».

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *