SSSR8

Назад в СССР?

• 10.09.2012 • Тема неделиКомментариев (0)762

Что мы потеряли, а что обрели в связи с распадом большой страны

В советские времена Латвии жилось лучше?

Более 50 процентов жителей Латвии считают, что сегодня страна живет хуже, чем в составе СССР

42,6 процента латвийцев думают, что Латвия как самостоятельное независимое государство существовать не способно.

Более 70 процентов населения уверены, что Запад использует Латвию в своих интересах, а в ЕС нас и вовсе считают страной второго сорта.

«Сантименты по отношению к Советскому Союзу связаны с тем, что для многих молодость прошла в советские времена: первая любовь, романтические чувства, море по колено и так далее.

В большинстве случаев мы с добрыми мыслями вспоминаем молодость независимо от политического строя. Сказались и разделенность общества на европейскую или латышскую части и пророссийскую. Или на «старое» и «новое» поколения, — прокомментировал результаты опроса Арнис Кактиньш, глава центра SKDS, которое и провело исследование.

Последние опросы показывают, что в Латвии невероятно сильна ностальгия по советским временам.

Люди вспоминают бесплатные образование и медицину, пионерлагеря по путевкам профсоюза, гарантии рабочего места и пусть крохотной, но крыши над головой, своевременные зарплату (в том числе тринадцатую) и аванс, уверенность в завтрашнем дне (пусть он и не очень отличался от сегодняшнего и вчерашнего), качество обуви (пусть и в ущерб модельной красоте), переполненную Юрмалу, дешевые поездки в Крым и санаторное пятиразовое питание…

Все это во времена кризиса кажется особенно привлекательным, но, увы, недостижимым в рамках сурового капитализма. На голодный желудок под страхом выселения за квартирные долги железный занавес и очереди за дефицитом, единая идеология и отсутствие свободы слова не кажутся таким уж безусловным злом…

«Суббота» опросила известных людей на тему:

«Что мы нашли и что потеряли в связи с распадом СССР?»

Ответы мы получили очень разные.

Борис Гребенщиков, музыкант: «СССР — тюрьма, а там все очень просто»

— Мы ничего не потеряли и ничего не приобрели.

Просто ситуация изменилась, и каждый в ней себя ощущает по-разному. Лично я только приобрел. Свободу играть концерты без того, чтобы менты стояли за сценой и ждали, чтобы загрузить меня в воронок, как это было. Возможность заниматься своим делом так, как я этого хочу.

Советский Союз был построен ценой чудовищных преступлений против собственного народа. Люди, которые хотят возвращения в советский строй, хотят назад в кровавую тюрьму и говорят: «А нам все равно». Знаете, как ответил один из видных партийных деятелей 60-х на вопрос «Что вы хотели бы изменить в своей жизни?» Он сказал: «Мало мы стреляли». А ведь именно он подписывал расстрельные указы на десятки тысяч фамилий.

Мне понятна ностальгия большинства. Многие люди, когда их выпускают из тюрьмы, хотят туда вернуться, потому что в тюрьме все просто: там кормят, одевают, а при удачном поведении ты можешь попасть поближе к кормушке и быть на хорошем счету у надзирателя. Простые и понятные правила.

Довлатов в своей «Зоне» рассказывал, что когда люди откидываются (их выпускают на свободу), то понимают, что им некуда ехать, поэтому зачастую они остаются жить при лагерях. Естественно, что большая часть людей хочет обратно в страну с понятными правилами, где главное — не высовываться, и тогда, скорее всего, тебя не тронут.

С развалом СССР мы потеряли эту замечательную гарантированную возможность… быть несвободными. Все остальные «привилегии» — вопрос решаемый. Скажем, кто мешает нам сейчас устраивать пионерские лагеря? Это вопрос государства. Если государство не хочет заботиться о детях, то что тут поделаешь.

Владимир Шахрин, солист группы «Чайф»: «СССР без идеологии — предтеча ЕС»

— Если представить СССР без идеологии — это прототип Евросоюза.

У нас были общие деньги и общие экономические завязки, и в этом ничего плохого не было. Думаю, что пройдет время и будущие поколения снова объединятся, ведь нас так многое связывает.

Мы сегодня обсуждали с музыкантами из бывших республик, насколько мы близки. Мы все знаем грузинскую кухню, грузинских певцов, фильмы, артистов. А грузины знают российских. У нас есть общий язык. Мы знаем название столицы Латвии, знаем Паулса и Лайму… А что знают американцы или даже датчане про Грузию и Латвию?

Мы друг с другом ментально связаны. Если это будет не идеологический, а экономический и духовный союз — почему бы его не восстановить? Главное, чтобы это не навязывалось насильно. А также никакой идеологии и железных занавесов.

Гарик Сукачев, музыкант: «Не будем путать Сталина с Гитлером»

Известный певец воровской романтики вот уже несколько лет щеголяет татуировкой портрета Сталина на левой стороне груди.

— Захотел это сделать — и сделал, — заявил Гарик. — Меня с этой татуировкой в гроб положат. Любая татуировка, сделанная мужчиной в зрелом возрасте, имеет некий метафизический смысл.

«Ближе к сердцу кололи мы профили, чтоб он слышал, как рвутся сердца…» — пел Владимир Семенович Высоцкий. И я с ним согласен. Традиция таких наколок пошла с 30-х годов: приговоренные к расстрелу урки верили, что если наколоть Сталина или Ленина на левой стороне груди, то в сердце стрелять не будут. Значит, есть шанс выжить… И не будем путать Гитлера и Сталина. Сталин не делал лагерей смерти.

С распадом СССР лично я больше нашел, чем потерял. Я обрел свободу — личную и творческую. Хотя, конечно, большинство все же потеряло. Особенно печальна утрата советского уровня образования. Мне есть с чем сравнить. Мой старший сын оканчивал советскую школу и с легкостью поступил в английский колледж, а там и в институт. Дочку мы сознательно отправили в спецшколу классического советского образца (таких осталось немного) со старыми традициями и учителями — думаю, это будет хорошее образование.

Борис Тетерев, бизнесмен и меценат: «Мы потеряли много, но продолжаем обретать»

Потеряли

— Здравоохранение. Сегодня система безумно коммерциализована. Врачи не заинтересованы в здоровых клиентах: они хотят поиметь с того, с этого, назначив дорогое лечение, лекарство. Система и экономическая ситуация их толкает на это.

Образование. Оно было всесторонним, бесплатным и более высокого уровня.

Систему МВД. Я помню прекрасно, что такое были ОБХСС и органы милиции — это была власть, которая наказывала за нарушение закона. Вы не могли заплатить следователю, прокурору или судье. (Это я, наверное, больше про Россию.) Это были действительно правозащитные органы. И суд был. Сейчас вы скажете: «А Бродский?!» Да, были случаи. Но все остальное… Никто в таких масштабах взяток не давал.

Обрели

— Относительную свободу — свободу от коммунистического режима, свободу передвижения, слова, зачатки демократии. И я убежден, что мы до сих пор продолжаем обретать, несмотря на несовершенство государственной системы и отношений внутри страны. Но все прошли через это, поверьте.

Думаете, в Штатах было иначе? Возьмите Великую депрессию — мафия, коррупция. И взгляните, чего достигли за относительно короткий срок Грузия и Сингапур.

Будучи оптимистом по жизни, я абсолютно уверен, что понадобится не так много времени, и ситуация постепенно изменится. И У НАС ВСЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДЕТ ХОРОШО!!!

Александр Сытин, член российско-латвийской комиссии историков: «Секса не было, но потом он быстро всем надоел»

— Я разделил бы ностальгию по СССР на три составляющие.

Первое — ностальгия по великой державе. По той роли, которую СССР играл в качестве центра силы, и по тому ощущению принадлежности к великой стране, которое существовало.

Второе — ностальгия группы немолодых людей, которые убеждены, что жить было лучше. Лично я этой точки зрения разделить не могу. Да, были разные социальные гарантии, но от перестройки и последовавшего развала больше всех потеряли те, кто жил лучше всего.

Третий момент — психологический: в молодости и солнце ярче, и травка зеленее, и кино гуманнее, и секса не было, да и бог с ним, он потом был легализован и быстро всем надоел.

В разных политических подсчетах и промывках сознания все эти виды ностальгии используются. Тот же Путин любит строить планы интеграции на некое единое пространство. В первую очередь экономическое. Потому что реальные потери связаны с развалом единого народно-хозяйственного комплекса. Большинство республик оказались не в состоянии вписаться в устоявшееся экономическое разделение труда между странами Европы.

«Бурановские бабушки», бурятский певческий коллектив: «Мы живем в СССР!»

— У нас в деревне с распадом СССР ничего и не изменилось. Так же солнце встает и садится, корову доить надо, картошку копать…

В общем-то мы по-прежнему живем в СССР. И даже язык тот же. Мы уезжали из Москвы — вокруг говорили по-русски. Приезжаем к вам — тут снова все говорят по-русски. Правда, после «Евровидения» мы стали много путешествовать, но это нам Бог послал такой подарок.

Аркадий Укупник, композитор: «Мы так и остались рожденными в СССР»

— Во все времена жизнь состоит из потерь и приобретений.

Конечно, человек склонен ностальгировать по молодости. Хоть СССР уже и не существует, мы не перестали быть людьми, рожденными в СССР. И это по-прежнему нас всех роднит. Лично я не думаю, что потери со времен СССР такие уж критические. Надо принимать новые условия игры и жить по ним безо всяких сожалений.

Владислав Третьяк, президент Федерации хоккея России: «Делаю все, чтобы приблизить Латвию к России»

— Мы нашли самостоятельность, а потеряли большую территорию и дружбу народов.

Лично я делаю все, чтобы приблизить Латвию к России: приняли команду «Динамо» (Рига) в КХЛ. Сегодня в Латвии спорт номер один — хоккей. И в этом Россия протянула дружескую руку и приняла Латвию в свою семью. Это хороший и большой шаг навстречу.

Верка Сердючка: «Я не хохол, а Советский Союз!»

— По-моему, надо взять все хорошее, что было, и совместить с хорошим, которое есть. И будет замечательная страна.

Мне, например, обидно, что у нас уже нет той близости, что была раньше. В школе или в пионерских лагерях никогда не было момента национальности: таджик, латыш, еврей… А сейчас это есть, и это очень неприятно. Меня очень раздражает, когда на Украине говорят на русских «кацапы», а русские нас называют хохлами. Никакой я не хохол! Я Советский Союз!

А что стало с системой образования и воспитания подрастающего поколения? Где бесплатные кружки, пионерские лагеря, в которых мы развивались? Идет мальчик двенадцати лет — он уже с бутылкой пива и может легко послать учительницу. Детей не учат стоять друг за друга, за коллектив, бороться за справедливость… Сегодня каждый сам за себя! И деньги, деньги, деньги…

Сергей Мирошниченко, режиссер сериала «Рожденные в СССР»: «В СССР было много хороших идей»

— Многие вполне комфортно себя чувствовали в условиях СССР и даже получали некие преимущества от всеобщего содружества.

К примеру, герой моего фильма — киргизский мальчик из рабочей семьи — считает, что мы потеряли стабильность: заработок и работу. У всех рухнула промышленность. Кто-то уверен, что мир не меняется, — он живет в своей деревне, и ему главное, чтобы в этой деревне все было хорошо, а кто у власти, им не важно.

Лично я многого не любил в СССР: мой дед отсидел в лагерях, у меня самого были проблемы: выгоняли из института за фильм с критикой власти, картины закрывали… Но и я не стану отрицать, что в СССР было много и хороших идей.

Например, что плохого было в организованном и оплачиваемом государством детском отдыхе? Особенно для среднего и бедного класса, иначе они станут бандитами. Было много интересных и правильных идей о взаимоотношениях разных национальностей, пусть искаженных в исполнении, но и сегодня актуальных и нужных.

Андрей Макаревич: «А мне все равно!»

— Лично мне все равно, единое мы пространство или нет. У меня шенгенская виза — захотел и полетел.

Раймонд Паулс: «Я был пионером»

Мы потеряли нашу молодость!

— В то время я с другими музыкантами был пионером всего, что сейчас называется латышской эстрадой, а тогда было советской. При том, что многое было под запретом, мы играли втихаря. Музыканты были прекрасные. Сейчас многие уже ушли, которые со мной начинали. И я к ним ко всем с уважением отношусь. Но сравнить то и это время нельзя. В этом времени — что лучшее? Наверное, то, что теперь меня везде приглашают и кормят бесплатно.

Приговоренные к расстрелу урки верили, что если наколоть Сталина или Ленина на левой стороне груди, то в сердце стрелять не будут. Значит, есть шанс выжить… И не будем путать Гитлера и Сталина. Сталин не делал лагерей смерти.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *