Knigi

Голубой, голубой, не хотим играть с тобой!

• 02.10.2012 • ЛатвияКомментариев (0)857

Родители латвийских детсадовцев в шоке от новой методики, которая превращает мальчиков в девочек, а девочек — в мальчиков

 

На днях наше министерство благосостояния на деньги Совета Северных стран выпустило две книги для детсадов: «День, когда Карлис был Карлиной» и «День, когда Рута была Рихардом». С методичками для воспитательниц «Садики, где есть место Пеппи-Принцам и Пират-Принцессам». Таким образом наши политики решили с младых ногтей прививать жителям Латвии идею равноправия полов.

По мнению министра благосостояния Илзе Винкеле — кстати, матери трех сыновей, — бытующие в постсоветском обществе стереотипы кодируют представительниц женского пола на безропотное выполнение немодных трех «к» (кирхе, кюхе, киндер), а мальчиков — к руководящим и деньгодобывающим функциям. Даже если по сути своей они совсем не склонны к навязанным им гендерным ролям.

Родительский патруль

Министр Винкеле убеждена, что лучший выход из ситуации найден в Северных странах.

Именно там написаны книжки для малышей, в которых магическим превращением мальчик на денек примеряет на себя жизнь девочки (с розовыми платьицами, куклами, принцессами, дочками-матерями и запретом на игру в футбол), а девочка — мальчика (с голубым одеялом, футболом, монстром в коробке хлопьев и коллекцией машинок).

Наше министерство, движимое исключительно благими намерениями, перевело на гос. язык книжки, которые теперь намерено запустить в детсады. Причем по старой доброй латвийской традиции мнения самих родителей, на чьи деньги сады содержатся, как и мнения специалистов — детских психологов и воспитателей — никто особо не спрашивал.

Между тем большинство родителей новинка повергла в шок. С протестами и требованием уволить министра выступили 54 общественные организации.

Отец шестерых детей, учитель музыки и музыкант Айвар Лапшанс из Цесиса заявил на презентации книги, что в детсаду, куда ходят его трое детей, таких пособий читать не будут. Родители готовы организовать посты и дежурить под окнами. Другой борец за традиционные семьи музыкант Каспар Димитерс распространил в Интернете плакат с требованием отставки Илзе Винкеле, изображенной для наглядности в мужском обличье.

Представитель ассоциации «Семья» Илона Бремзе заявила, что книги подрывают половую идентичность и мешает развитию понятий мужественности и женственности: мальчик может «заиграться» в куклы и остаться… девочкой. Ведь, по исследованиям американских ученых, в 25 процентах случаев нетрадиционная ориентация не врожденная, а зависит от обстоятельств… или от моды.

Встречным поездом выступили десятки организаций и известных людей, которые книги поддержали. В том числе борцы за права секс-меньшинств, председатель Ассоциации психотерапевтов Латвии и министр образования.

В общем, война разразилась нешуточная…

Вот я, вот я, превращаюсь в соловья!

Как мама трех детей я решила полюбопытствовать, что же такого ужасного потомки викингов накропали.

Зашла на означенную страничку Минблага… и если честно, не обнаружила ничего, что заставило бы подрастающее поколение срочно задуматься о смене пола. По-моему, так наоборот, после такой книжицы хочется выдохнуть с облегчением, что ты именно того пола, за который тебя приняли с рождения.

Я даже рекомендовала бы нашему Минблагу выпустить с десяток подобных ролевых книжиц. Например, просыпается ребенок толст… с избыточным весом: в коляску не влезть, в дверь — боком, кока-кола — под запретом, булочка с повидлом — накося, выкуси…

Или просыпается латышский ребенок… русским, и ведут его родители в латышский детский сад (допустим, другого уже и нет — парламент пошел навстречу предложению Нацблока): И ОН ТАМ НИ-ЧЕ-ГО НЕ ПОНИМАЕТ. Для симметрии и русскому ребенку не помешает побыть денек латышом — может, и он чего полезного из такой «атмоды» вынесет.

Или вот еще светлая идея: просыпается мальчик… Валдисом Домбровскисом (как девичий вариант — Илзе Винкеле) и хошь не хошь — правь страной: бюджет сокращай, интервью давай, недовольных отфутболивай… А можно такой закон придумать, чтобы все конфеты и игрушки Латвии только детям из твоей группы достались. Мечтать ведь у нас не вредно? (К слову, еще не факт, что подчиненные подмену-то заметят.)

Ну а дальше вспоминаем чудесную детскую книжку «Баранкин, будь человеком!». И пошли по списку: вот я, вот я, превращаюсь в муравья, воробья, соловья… Годится, в общем-то, любая другая тварь дрожащая — от торговцев Центрального рынка в сильный мороз до волнующихся на экзаменах по натурализации неграждан. Все, кто если права и имеет, то совершенно птичьи.

При этом само министерство благосостояния рекомендуется превратить в министерство сказок и превращений. Причем не на сутки, а навечно. Ибо со своими непосредственными обязанностями оно категорически не справляется.

Иначе как объяснить результаты недавнего исследования, которые показали: в Эстонии сумма пособий после рождения ребенка на 2000 латов больше чем в Латвии. И это расчеты для семей с одним ребенком. Дальше — лучше. В Эстонии пособие на третьего ребенка автоматически втрое увеличивает пособия и на всех предыдущих. У нас же несколько детей опускают семью среднего достатка на грань нищеты. Если, конечно, мама не министр благосостояния.

Где проблемы зарыты

Не знаю, как там в Северных странах, но что касается Латвии, мне вообще не совсем понятно, с какого перепугу именно у нас забили тревогу о неравноправии полов!

Где еще президентом два срока подряд была женщина? Где еще в вузах учится подавляющее большинство женщин? Где еще красивых и активных женщин столько, что не сыскать им достойных мужей?

По данным того же Минблага, в Латвии средняя разница платы за одну и ту же по качеству и объему работу, сделанную женщинами и мужчинами, — 17,6 процента. Ужас, конечно, но ведь не ужас-ужас. Логика работодателей понятна: они больше держатся за мужчин, которые в декретах и на больничных не засиживаются и ПМС не страдают. К слову, вполне среднеевропейский уровень. В соседней Эстонии цифра куда более плачевная — 30,9 процента.

В общем, проблема равноправия явно дутая. Если наш Минблаг не знает, где проблемы зарыты, то пусть поинтересуется у тех же разгоряченных родителей — уж они нароют.

* Главная проблема — вымираем! На днях комиссия стратегического анализа спрогнозировала, что через 5-10 лет рождаемость в Латвии сократится до 10 000 детей в год против 40 000 родов конца 80-х.

Одна женщина в среднем производит на свет 1,1 ребенка (для воспроизводства надо 2,2-2,3). Если она вдруг решит, что она… мужчина или ребенок мешает карьере, — не видать нам и этой цифры.

* В большинстве детсадов нет логопедов, при том, что логопедические проблемы у каждого второго.

* В большинстве детсадов нет психологов, хотя проблемы с общением и нездоровая психика встречаются куда чаще, чем желание мальчиком играть в куклы и девочек — в машинки.

* В большинстве детсадов игровые площадки построены еще в советское время, и воспитатели детей к ним не подпускают: боятся.

* Если ребенок болеет, то маму на работе по головке не погладят. А службу нянь почему-то придумали только в Вентспилсе.

Продолжать можно еще долго, но бессмысленно. Не думаю, что Илзе Винкеле, будучи мамой троих детей, пребывает в святом неведении. Сегодня на родителях лежит такая нагрузка, что рассуждения о мужском, женском и даже среднем поле ничего, кроме глухого раздражения, у них не вызывает. Им дай бог чтобы пол в квартире не был грязным.

Взрослые игры

В 1976 году на советские экраны вышел чудесный мультик Юрия Энтина «Голубой щенок».

Дитя собачье, которое загадочным образом родилось нетрадиционной голубой масти, отвергнуто всеми. Никто не хотел с ним играть или дружить. Даже Серые Собаки чурались необычного существа. Но когда щенок спас из пиратского плена Доброго Моряка и стал неоспоримым героем, никто уже от него не отворачивался.

В начале 90-х годов песенка из этого мультфильма «Голубой-голубой, не хотим играть с тобой!» стала восприниматься как гимн толерантности. К тому времени слово «голубой» стало стойко ассоциироваться с гомосексуальной ориентацией. Режиссер Энтин утверждает, что и подумать не мог о такой ассоциации — он-то делал сказку о том, что настоящему другу не важны никакие декоративные нюансы. И дело тут не конкретно в гомосексуальности, а в том, что все мы разные…

Уверена, что детсадовским воспитанникам (ну ладно, подавляющему большинству) и в голову не придет издеваться над мальчиком, который играет с девочками в куклы, или над девочкой, которая катает по дорожке грузовик, пока… Пока на эту «странность» не обратят внимания «добрые» взрослые. И не выделят это явление в качестве темы для отдельного обсуждения, во имя которого надо издать отдельные книжки, читать отдельные лекции и поднимать отдельную бурю в стакане.

Если бы наше государство дало понять всем своим гражданам и негражданам, что любит и ценит их всех — непохожих и разных, говорящих на разных языках, — подобных баталий не возникало бы вообще. А так все эти игры в куклы и машинки — исключительно взрослые. К детям они не имеют никакого отношения…

Навязывание — это не любовь!

Ариэль Резник-Мартов, психиатр:

— Само по себе равноправие полов вещь неплохая. Только если она не сводится к усреднению полов.

В Скандинавии родителям и детям активно внедряют мысль: пусть ребенок подрастет и сам определит, какого он пола. Вдруг он решит отнести себя к сексуальным меньшинствам, так зачем его заранее обуславливать конкретными определениями, которые его ограничивают. Отсюда и идет призыв обучать мальчиков игре в куклы, а девочек — в машинки.

Опять же, не вижу ничего ужасного в том, что мальчику хочется поиграть в куклы, а девочке в машинки. Вопрос в том, сам ли ребенок выбирает, с чем ему играть, или ему навязывают какую-то роль. И здесь, как мне кажется, скрыта некая ловушка: говорят о равноправии и свободе выбора, а сами навязывают некие правила. Судя по тому, какую реакцию это вызвало в Латвии, для большинства семей такой подход неприемлем. Разрушение некой системы общепринятых ценностей может дезориентировать ребенка.

Как всегда, и здесь надо задать вопрос: а кому все это нужно? Кому вдруг захотелось пересмотреть систему гендерных ценностей? Преобладающему гетеросексуальному большинству это явно не нужно. Скорее всего, авторов идеи «а пусть мальчик поносит розовое и поиграет в куклы» надо искать среди сексуальных меньшинств или людей, придерживающихся жестких феминистических воззрений.

Я ни в коей мере не хочу задеть людей, придерживающихся нетрадиционной ориентации и феминисток, — пусть они делают что угодно сами с собой. До какой-то степени они вправе воспитывать своих детей, как считают нужным, но совершенно точно они не могут навязывать свое мнение родителям, которые придерживаются иного мнения, тем более что таких подавляющее большинство.

На самом деле, образ мальчика, играющего строго с пистолетами и машинками, и девочки, играющей только с куклами, — это стереотип, не имеющий отношения к реальности. Думаю, что и мальчики играют с куклами, и девочки порой не прочь поводить машинки… Во что им играть, дети сами разберутся. Если мальчик хочет куклу, ни один нормальный любящий родитель не будет вырывать ее из рук и совать грузовик. А вот массовые эксперименты над всеми детьми под философствования об изменении роли мужчины и женщины в современном мире и без согласования с родителями и обществом — это нарушение моральных и этических норм.

Детей надо растить в любви. В это понятие входит помощь, но не навязывание, во что им следует играть и одеваться.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *