Juris_Rozenvalds_LETA

Чего хочет народ Латвии

• 03.10.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)785

Как принудить политиков решать наши проблемы.Гражданские инициативы на сайтах Peticijas.com и Manabalss.lv комментирует декан факультета социальных наук ЛУ Юрис Розенвалдс

Хоть и сетуют у нас на недостаток демократии и гражданскую импотенцию, но народ отнюдь не безмолвствует. Вот уже несколько лет на интернет-порталах Peticijas.com и Manabalss.lv идет сбор подписей в поддержку самых разных инициатив. Порой противоположных по смыслу, что лишний раз подтверждает расколотость нашего общества.Достаточно 10 000 голосов (подписанты должны авторизоваться через интернет-банк или использовать электронную подпись), чтобы народную инициативу взял на рассмотрение Сейм и принял меры.

Кстати, эту норму провели именно через платформу общественных инициатив Manabalss.lv, которая собрала 11 241 подпись в поддержку призыва Atveram Saeimu! («Обеспечить возможность, собрав 10 000 подписей, подавать различные идеи и предложения для рассмотрения Сеймом, что позволит широкой общественности вовлекаться в работу парламента»).Недавно авторы портала Manabalss.lv создали похожую платформу для самоуправлений.

Планируется, что сайт станет способом общения между слугами народа и жителями городов-краев, которые смогут выдвигать свои идеи и оценивать предложения властей. В планах Manabalss.lv — развивать портал как международный бизнес-проект и сформировать имидж Латвии как «супердержавы е-демократии и участия».Свое недовольство работой государства можно выражать по-разному. Можно строчить язвительные анонимные комменты на новостных порталах, а можно подойти к делу конструктивно: оформить свое предложение к слугам народа в письменном виде и возглавить кампанию по его продвижению в жизнь.

Не факт, что парламентарии не задвинут вашу идею в пыльный угол. С другой стороны, вдруг она покажется им дельной? Как говорится, делай что можешь, и пусть будет, что будет.Предложения могут быть самого разного толка: от политических до культурных и бытовых, как то: смена неприятного цвета асфальта (а вдруг не вам одному он портит настроение?) или права знать, какой мобильный оператор обслуживает номер, куда вы звоните.

Что болит —  о том и петиции

— Эти порталы — тот случай, когда Латвия в самом позитивном смысле оказалась в лидерах Европы всей. Если Manabalss.lv получит международное развитие, то это даст шанс нашим жителям высказывать свое мнение и инициировать предложения не только в нашем Сейме, но и на уровне ЕС.

Ведь инициатива, которую поддержали не менее миллиона жителей из не менее чем четверти стран Европы (то есть семи стран), должна выдвигаться на повестку дня Европейского парламента.

Уже сегодня в Латвии есть изменения в законах, которые стали результатом инициативы снизу — сбора подписей. Хотя, конечно, депутаты могут проголосовать и против — в Сейме включаются совсем иные политические механизмы. Но тогда у народа есть еще шанс — вынести вопрос на референдум.

О каких настроениях общества говорят инициативы порталов Peticijas.com и Manabalss.lv?

— Увы, среди самых популярных идей немало таких, которые явно отражают раскол и поляризацию нашего общества. Возьмем два первых предложения на сайте Peticijas.com: «Оставить памятник Освободителям» и «Убрать памятник Освободителям».

Учитывая то, что они собрали почти одинаковое число голосов, этот портал не средство решения проблемы. Это скорее нечто вроде градусника, который измеряет температуру, позволяет выявить, какие вопросы обществу действительно важны, и дает шанс сдвинуть их решение с мертвой точки. Очевидно, что сегодня значительное число людей не вполне довольны направлением социально-экономического развития Латвии.

Самые популярные предложения этих порталов отражают мнения активной части общества. Это наболевшая тема фоторадаров, и требование, чтобы государство гарантировало шанс на жизнь больным гепатитом С, и болезненно воспринимаемые известия о непомерных компенсациях парламентариям…

Во многих темах явно слышны отголоски прошедшего референдума. Например, предложения в 15 раз увеличить число необходимых для инициации второго этапа референдума подписей.

Референдум ничего не решает

Как по-вашему, 10 000 голосов достаточно для того, чтобы вынести проблему на всенародное обсуждение за государственные деньги?

— Практика показывает, что референдум не лучший способ решения спорных и неоднозначных проблем. Он слишком жестко ставит вопрос и не допускает вариаций. Куда более гибкие решения дает парламентское обсуждение. Увы, наши политики далеко не всегда способны идти на разумные компромиссы. В ответ на языковый референдум последовали предложения о поправках к Закону о референдумах, чтобы увеличить до 150 000 барьер необходимых для инициации подписей.

Конечно, 150 тысяч (десятая часть избирателей) — много для первого этапа. Но 10 000 — маловато. Ведь было немало примеров того, что государство тратит большие деньги на второй этап, а нужное число подписей не собирается.

На мой взгляд, разумно говорить об увеличении числа подписей раза в три. Это должно мобилизовать здравый смысл людей, заставить задуматься, насколько большую часть общества тема затрагивает и какие последствия несет референдум на такую тему. Нельзя действовать по принципу: «Проснулся я утром, почесал левую ногу и подумал, а не сменить ли мне цвет асфальта?»

Впрочем, нынешние поправки к Закону о референдумах были продиктованы скорее не здравым смыслом политиков, а их испугом. Правящая элита, которая поначалу несерьезно отнеслась к возможности референдума о языке, позже сильно испугалась.

Вызвали главного пожарника — Конституционный суд. Но тот проявил здравомыслие, объяснив, что инициаторы языкового референдума действовали в соответствии с латвийским законодательством. Это не какая-то подпольная и бездумная инициатива — она отражает реальную проблему, которую надо решать.

Как?

— Сомневаюсь, что присвоение русскому языку статуса государственного решило бы ее. Но очевидна необходимость обсуждения статуса русского языка в Латвии. Сегодня с точки зрения закона что русский, что литовский, что суахили — все едино. Думаю, на эту тему должен быть диалог, а не железобетонная позиция: мол, латышский язык — это святое и точка.

Тут противоречие получается. Вступая в должность, правящие клялись в верности народному волеизъявлению, а как только волеизъявление им не понравилось — сразу стали говорить о том, что оно подрывает основы латвийского государства.

Латвия — государство не только для латышей

По-вашему, должны быть в законах нерушимые позиции, которые ни при каких обстоятельствах и народных пожеланиях нельзя менять?

— Сейчас часть юристов активно работают над тем, чтобы доказать их необходимость. Есть ряд стран, где такие нерушимые установки есть. Но мое мнение, что появление «священных заповедей» находится в явном противоречии с установками демократии. Получается, что прошлые поколения сказали нам, как жить, и мы не смеем менять их установки. Но ведь жизнь не стоит на месте, ситуация меняется…

Да, идея официального двуязычия противоречит всему контексту формирования этого государства. Но, с другой стороны, латвийское государство должно заботиться о том, чтобы и жизнь меньшинств в этом государстве была достаточно удобной. Здесь я вижу немало возможностей для компромиссов, которые не будут угрожать основам, зато продемонстрируют, что Латвия — это государство не только латышей.

Что вы предлагаете?

— Последний доклад о развитии общества, опубликованный на нашем факультете, посвящен теме национальной идентичности. Когда жителям страны задали вопрос: «Согласны ли вы с тем, что все жители Латвии должны знать латышский язык?» — подавляющее большинство русских и латышей ответили: «Да, должны».

Нет особых расхождений и в отношении гражданских ценностей — таких, например, как уплата налогов, в трудное время быть в Латвии, быть заинтересованным в общественных процессах… Эти ценности могут стать реальной общей основой для единения общества.

Когда же людям задают вопрос: «Согласны ли вы с тем, что латышские этнические ценности — язык, культура и т. д. — должны стать единственной основой для консолидации общества?» — разница во мнениях очень большая. Большинство русскоязычных говорят «нет». При этом наша интеграционная политика направлена как раз на эту установку, раскалывающую общество.

Политики с упорством, достойным лучшего применения, стараются давить в этом явно ошибочном направлении. А ведь речь идет даже не о пяти процентах несогласных, а о почти 40 процентах населения!

Мало кто спорит, что латышский язык в Латвии надо знать и защищать, потому что защищать его больше негде. Но это признание никак не означает, что язык и культура должны (и могут) стать единственной основой для сплочения общества. Политика не должна основываться на утопических представлениях, она должна брать за основу то, что объединяет, а не разъединяет.

Человек может прекрасно знать язык… и держать камень за пазухой, потому что он не чувствует поддержки со стороны государства и не ощущает себя сопричастным к процессам, определяющим развитие общества.

Как же срастить две половинки Латвии?

— Скажем, в Эстонии русскоязычные в большей степени ориентируются на Запад и скорее на потребительские ценности, нежели на этнические. И это может стать основой их сближения с эстонским большинством. Эстонская полит­элита нашла больше точек соприкосновения со своими русскоязычными, чем латвийская. У них процесс сближения идет медленно, но идет. А в Латвии русские ориентированы в большей мере на восток и предпочитают держаться этнических ценностей. И это в значительной степени результат политики власть имущих. Эти тенденции в перспективе могут привести к опасным последствиям.

Правящие хотят быть святее Папы Римского

Очередной назревающий референдум — о введении евро. Власти говорят, что это вопрос решенный, но опросы показывают, что большинство жителей против…

— Вступая в ЕС, мы давали обещание принять евро. Но сегодня политики дают понять, что введение евро — это и есть цель нашего развития. И не могут толком объяснить: зачем это нужно? В результате большинство относится к евро в лучшем случае скептически. Ведь многие страны предпочитают обождать до конца кризиса. Стремление быть святее Папы Римского становится навязчивой идеей латвийских политиков…

Пабрикс заявил, что евро — это наш решающий шаг по вступлению в Европу, который вобьет последний кол между Латвией и Россией…

— Не уверен, что надо использовать это слово… Вопрос геополитической ориентации для Латвии был решен со вступлением в ЕС и НАТО, но присоединение к этим структурам не означает, что нельзя смотреть на восток и надо говорить России: «Ты бяка! Мы с тобой ничего общего иметь не будем».

К тому же процесс интеграции в евроструктуры — это не только евро. Это и принятие европринципов. А с этим у нас туго. Мы на первом месте в Европе по степени расслоения общества. Еще пример: ЕС провозглашает, что к 2020 году три процента национального дохода должно быть направлено на науку и исследования, а Латвия на это собирается тратить лишь 1,5 процента. Существование такого большого числа политически незадействованных неграждан — тоже далеко не европейская норма.

Получается, что за евро мы несемся впереди Европы всей, а по остальным важным вопросам интеграции в ЕС у нас куча отговорок. Почему наши правящие стесняются говорить об этом?

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *