Bogushevskaja2

«Желаю моей маленькой Латвии любви с моей большой Россией»

• 14.01.2013 • ПерсонаКомментариев (0)673

Певица Ирина Богушевская откроет нам нового Паулса. А ведь когда-то чуть не перечеркнула для себя рижское направление… Ирина наведывается в Латвию не реже трёх раз в год. Отношения певицы с нашей страной начались с самого детства.

Её папа, страстный грибник, обожал отдыхать на турбазе под Даугавпилсом. Семья приезжала в полном составе. Даже спаниеля брали с собой. «Для меня эти времена ассоциируются с полной свободой и счастьем, — вспоминает Ирина. — Мы играли в индейцев, строили шалаши, лазили по деревьям, ловили стрекоз на озере…»

В студенческие годы Ирина каждое лето жила в семье университетской подруги Сигне Баумане. «Все они прекрасно говорили по-русски, но я всё-таки купила учебник латышского. Сигне, которая прекрасно рисовала и пела в ансамбле Skandi­nieki, открыла для меня Латвию: певцов, поэтов и художников. Мы побывали на хуторе у её тёти Айи, где на чердаке деревянного дома стоял ткацкий станок, познакомились с её друзьями-поэтами, ездили на фольклорный фестиваль, слушали концерты в Домском. С тех пор я влюблена в латышскую хоровую культуру и в особенное чувство стиля латышских дизайнеров и художников».

Связь с Латвией Ирина поддерживает до сих пор, периодически наведываясь в нашу страну — то с концертами, то просто так, развеяться… Эти рождественские каникулы она провела в Риге.

— Ваш первый приезд в независимую Латвию начался не совсем гладко…

— Увы. Все, кто хоть раз пытался получить в посольстве Латвии визу как частное лицо, могут рассказать вам много интересного про то, как там обращались с людьми. Такого откровенного унижения я не переживала никогда. Начнём с того, что, придя за визой, я обнаружила, что я примерно 657-я в очереди, а на крыльце — кровь, потому что кому-то только что разбили лоб дверью, так плотно стоит толпа.

После долгих часов ожидания я всё же попала внутрь. Сотрудница консульства обнаружила, что в согласии на выезд моего ребёнка стоит формулировка «Разрешается выезд в страны Шенгенского соглашения». И тут же строго спросила: а где «Разрешается выезд в Латвию»? Я пыталась объяснять, что Латвия — член Шенгенского соглашения и вставлять отдельную фразу нотариус не обязан, но чиновница была непреклонна. Я побежала на другой конец города к нотариусу. Нервы, цейтнот, надо всё успеть за час. А когда вернулась вся взмыленная в консульство… охранник не пустил меня без очереди. Оказалось, сотрудники были обязаны поставить на мои документы какой-то штамп перед выходом.

С трудом могу описать приличными словами всю гамму чувств… Чёрт возьми, я не оккупант, я люблю эту страну и много делаю для укрепления культурных связей, так почему об меня вытирают ноги на пороге её посольства? Вы бы слышали, с какой хамской интонацией там разговаривали с тобой сотрудники и охрана! Кто придумал, что с русскими, собирающимися приехать в Латвию, надо обращаться именно так? Кто за это отвечает? Я развернулась на крыльце и вышла вон. С тех пор больше никогда не обращалась в это учреждение; въезжаю в Латвию с визой другой шенгенской страны. И считаю, что подобные истории — а их сотни — это позор латвийской дипломатии.

— Но эта история случилась давно. А что для вас Латвия сего­дня? С какими чувствами вы сюда едете?

— Если не считать того мерзкого эпизода, моя история с Латвией — долгая и взаимная любовь. У меня как у человека, знающего эту страну изнутри, никогда не было стереотипов, которые можно сегодня получить из прессы. Мне было больно видеть, как наши страны переживали очень тяжёлый разрыв. Рада, что ситуация меняется. Мне посчастливилось познакомиться в Риге с Илоной Яхимович. Благодаря усилиям этой утончённой леди с энергией небольшого реактора у меня появилась возможность ежегодно показывать в Риге свои премьеры.

— Что вас привлекает в Латвии в туристическом плане? Как вы оцениваете её музыкальную жизнь?

— Латвия — это огромный спектр возможностей для любого вида туризма. Хотите оценить её уникальную природу? Добро пожаловать в Юрмалу, на Гаую или в Тервете, если вы с детьми. Хотите приобщиться к культуре? К вашим услугам вся Рига с её концертными залами и музеями, а также прекрасная Сигулда с её оперным фестивалем. Каждый раз у меня не хватает времени на всё, что здесь можно увидеть и услышать. В августе я была на потрясающем концерте любимой группы Prāta Vētra, в этот приезд — на презентации клипа дружественного проекта Baraka…

— Что вы думаете о политических отношениях между нашими странами и периодическом противостоянии?

— Думаю, тем латышам, которые до сих пор носят в себе колоссальное чувство обиды на советский режим, пора понять одну простую вещь: русский народ пострадал от того режима не меньше. Мы потеряли расстрелянными, сжитыми со свету в сталинских лагерях миллионы! В этом смысле мы братья по несчастью. Так давайте уже признаем это! И тогда у молодых людей Латвии больше не будет причин для негатива к новым поколениям русских — ведь они никогда не являлись оккупантами! При минимальной политической воле гармоничные отношения и сотрудничество наших стран абсолютно достижимы.

— Насколько комфортно вы чувствуете себя в Латвии с русским языком?

— Помню, лет семь назад мы с музыкантами порой чувствовали себя в Риге чужаками, которых не понимают официанты или продавцы. Рада, что примерно пару лет назад лояльность к русскому языку вдруг повысилась и взаимопонимание вернулось. Хотя я никогда не забываю поздороваться или поблагодарить по-латышски. Мне это не трудно, а рижанам — приятно.

— Вдохновляет ли вас Латвия на творчество?

— У меня есть серия стихов, навеянных нашими с Сигне путешествиями по Латвии. Под её влиянием я освоила игру на флейте, выучила народные латышские песни… Песен, посвящённых Латвии, у меня пока нет. Чтобы писать, мне нужны уединение и тишина, а все мои приезды сюда расписаны по часам. Даже в этот приезд — открытие мемориальной доски Оскара Строка, концерт группы Baraka, поход в дом-музей скульптора Игоря Васильева…

— Не планируете ли обзавестись тут недвижимостью?

— За последнее время несколько моих друзей с семьями уже перебрались сюда или присматривают недвижимость. Единственное, что немножко охлаждает мой пыл, — температура моря. Я люблю подолгу плавать, поэтому хотела бы жить на тёплом море, а в Латвию, как и теперь, регулярно приезжать работать — здесь это получается очень продуктивно.

— С кем из коллег по творческому цеху вы тут общаетесь?

— Мой нынешний приезд посвящён важнейшему событию — работе над совместным выступлением с Раймондом Паулсом. Это так ответственно, что мне начали сниться сны, как в юношеские годы перед экзаменами. Но если всё получится, это будет красивейшая программа, построенная на песнях, я сказала бы, незнакомого Паулса.

Мы в России прекрасно знаем его шлягеры, но у маэстро есть и интереснейшая хоровая музыка, джазовые композиции, а также любопытнейшие песни в фольклорном стиле. А его детские песни! Всё это я и мечтаю исполнить. Буду делать переводы тех вещей, которые никогда не пелись по-русски. В общем, это должен быть изысканный арт-проект, а не очередной набор известных хитов. Надеюсь, и самому маэстро будет интересно посмотреть на какие-то свои вещи по-новому.

— Какие обстоятельства могли бы вас отпугнуть от Латвии, заставить изменить ей?

— Признаюсь откровенно: если бы не моя предыдущая история любви к этой стране… В момент своего первого посещения посольства Латвии я была близка к тому, чтобы перечеркнуть это направление на своей карте. А ведь кто-то так и сделал!

Надеюсь, что эти безобразия уже прекратились, ведь для многих посольство — это место, где человек получает первое впечатление о стране. Слава богу, я знаю Латвию такой прекрасной и хлебосольной, что никакие сиюминутные политические интриги не способны это затмить. Я по-прежнему желаю своей маленькой Латвии мира и благополучия — и, конечно, всяческого сотрудничества и любви с моей большой Россией.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *