kobjakov

Когда нам ждать конца кризиса?

• 08.04.2013 • ИнтервьюКомментариев (0)588

Российский экономист Андрей Кобяков убежден, что мир движется к глобальному большевизму, а кипрский сценарий может повториться в других странах Европы. В Ригу известный российский эксперт приезжал по приглашению Международного медиа-клуба «Формат а3». Он дал прогнозы, когда ждать конца кризиса, что нам светит в ближайшие годы и как действовать, чтобы пережить трудные времена.

 

Страна успеха, которого нет

— Наши политики позиционируют Латвию как страну успеха с рекордным подъемом экономики. Так ли это?

— Тут ответ очевиден. Насколько ваш ВВП упал в 2009 году? Почти на 23%. А поднялись — всего на 5,6%, причем эти пять процентов — от оставшихся после кризиса 77%, а не от бывших 100%. То есть, даже если бы вы поднялись на те же 23% — все равно не достигли бы докризисного уровня. Впрочем, к нему не вернулась ни одна страна в мире, кроме Китая. И в ближайшее время не достигнет.

Моя концепция кризиса основана на волновой теории русского экономиста Николая Кондратьева, который сравнил мировую экономику с волнующимся морем: каждая большая волна (кризис-подъем) — имеет шаг 40-60 лет. Но внутри большой волны есть еще малые волны и гребешки. Это и есть небольшие подъемы, которые сегодня случаются то тут, то там, а за ними — снова откаты, и общая тенденция — вниз. Кондратьев писал свою теорию в 20-е годы. Он нашел в истории подтверждения двух с половиной полных циклов и предсказал Великую депрессию… Но он так и не узнал, что оказался прав — был арестован и погиб в лагерях в 1938 году.

Я придерживаюсь кондратьевской теории, что мы не вышли из кризиса, а принимаем за тотальный успех микроколебания — это как муравей карабкается на бугорок огромного склона, ведущего вниз. По моим подсчетам за третьей кондратьевской волной (Великой депрессией) была четвертая (военная), а сейчас идет пятая, которая началась примерно в 1980 году и достигла верхней точки в 2000-м. Первый кризисный звоночек случился в 97-98 году во время азиатского кризиса, когда упали экономики Малайзии, Таиланда, Индонезии, Гонконга, Южной Кореи, Бразилии, России… Опрокинулись фондовые биржи в Лондоне и США… Одна за другой лопались сферы выгодного вложения капитала: недвижимость, ценные бумаги, электроника и средства связи. А нового развития не предвиделось — после изобретения холодильника с интерфейсом чипизировать осталось только человека и суперприбылей в этой сфере ждать не приходится.

Что сейчас происходит?

— Рынки схлопываются у нас на глазах. И это не плохо. Все лишние деньги должны сгореть, только тогда получим некое оздоровление мировой экономики. Это болезненный процесс, но без него — никак.

— Так что кризис продолжается — ничего не рассосалось! По моим расчетам, мы находимся где-то в середине ниспадающей волны. Есть много доказательств тому, что финансовая система не оздоровилась и не избавилась от кошмарных госдолгов, с которыми невозможно расплатиться, и фиктивных денег. Скелеты в шкафах остались и в любой момент могут вывалиться. Выход из кризиса и вступление в стадию устойчивого роста мне видится не раньше 2020-25 года.

— То есть пенсия у тех, кому сейчас 30-40 — все же будет?

— Смотря сколько жить собираетесь. Может еще застанете следующую «кондратьевскую зиму»…

Латвию лес не спасет

— Какие шансы на выживание в этом бушующем море у маленькой Латвии?

— Шансов и у многих крупных государств в таких обстоятельствах не много. Они есть у стран, где остались возможности для расширения уже имеющихся производств без качественного изменения технологий. Например, Китай в прошлом году перешагнул рубеж, когда 50% населения стало жить в городах. Но остался еще огромный резерв: можно переселить еще 20%. Это дополнительная рабочая сила и потребители, потому что потребление в городах — выше. Не думайте, что экономика Китая держится лишь на экспорте. Это вполне самодостаточный рынок. Скажем, вся текстильная промышленность этой страны производит лишь 4% товара на экспорт, а остальное — для китайцев.

— Каковы прогнозы для Европы?

— Для стран с угнетенной демографией «китайский путь» невозможен. Им можно рассчитывать только на новую волну Кондратьева — то есть на новый технологический уклад, который нас вытащит вперед. Что это будет? Предполагаю, что некие инновации в области продления жизни, искусственных органов и биотехнологий. Принципиально важно найти свою нишу в новом укладе. И тут меня удручает то, что творится в экономике Латвии. В СССР мы знали ее как республику промышленную с электроникой, машиностроением… А сейчас значительную часть ВВП обеспечивает вывоз леса-кругляка. Это примитивизация экономической структуры. Увы, похожая картина наблюдается и в России — идет все большее завязывание на сырьевые товары — нефть, газ, металл, тот же лес…

Торговать с Россией — выгоднее

— Выбирая между Европой, США и Россией, с кем Латвии выгоднее налаживать связи?

— Много времени утекло, но преимущества очевидны — это ваше географическое положение. Здесь можно организовывать промежуточные производства для экспорта или реэкспорта — в Россию или Европу. Здесь можно найти базу для совместных перерабатывающих производств, обустроив и модернизировав транспортную инфраструктуру… Боюсь, что без активной государственной политики подобные вещи не делаются в современном мире.

— А что мешает политикам?

— Недальновидность. Современная избирательная машина заставляет их мыслить очень короткими временными категориями. Надо сделать что-то быстрое и впечатляющее, чтобы тебя переизбрали на следующие 4-5 лет. Мыслить категориями 15-20 лет они не склонны. Кстати, Китай отличается гораздо большей преемственностью власти — и мы видим их фантастические успехи. Кстати, и США в кризисные времена добилась успеха, выбрав Рузвельта на четвертый срок. Надеюсь, что и в недрах наших государств появятся дальновидные и мыслящие политики.

— Можем ли мы рассчитывать на помощь Европы?

— А вы вот за все эти годы много поддержки видели? Если бы были некие программы развития Латвии — они бы за столько лет уже проявились. А пока… Скажем, субсидии труженикам села из развитых стран в 2-2,5 раза выше, чем вашим. Хотя поддержка этой сферы здесь вроде сама-собой напрашивается. С другой стороны, тем же латвийским крестьянам практически нереально проникнуть на европейские рынки. Кому нужен ваш сыр, когда в одной Франции 1800 только сертифицированных видов сыров… Так что рассчитывать на какую-то благородную помощь не стоит. Стратегия Европы в отношении Латвии очевидна. Сколько у вас человек уехало за последние 20 лет? По некоторым оценкам — 25-30%.

— А Россия заинтересована в чем-то?

— В Москве по-прежнему устойчивый спрос на ваш сыр, молочные продукты, шпроты… Их никто не выдавливает и не гонит. Но может возникнуть другая ситуация, Россия активизировала процесс создания евразийского союза, уже имеется таможенный договор. Все это может создать определенные препятствия на продвижение сюда продукции треьих стран и режим благоприятствования «своим».

kobjakov1

Евро — сплошные потери

— Правильно ли мы делаем, что вступаем в еврозону?

— А что вы хотите с помощью этого получить? Снизить издержки за транзакции? Но это доли процента! А финансовый и экономический и политический суверенитет вы потеряете окончательно. Даже теоретической возможности девальвировать лат и тем самым разогреть экономику у вас не останется.

Кипр — первая ласточка тотального большевизма

— Чем события на Кипре с принудительным налогом на вклады может аукнуться для нас?

— Поведение Европы в отношении Кипра было совсем иным, в сравнении с Грецией, Испанией, Португалией и т.д. На сей раз были применены полубандитские методы: в спасении банковской системы страны принудили участвовать вкладчиков банков. При том, что примерно половина экономики Кипра — это финансовый сектор. Это удар по стране члену Евросоюза! Конечно, они слегка сгладили картинку тем, что как Робин Гуды забрали деньги в основном у богатеньких русских Буратино, которые, по определению, криминальные и бяки. Так сказать, поэкспериментировали на тех, кого не жалко. На мой взгляд, на Кипре опробовали модель, которая будет применяться повсеместно — уже сейчас многие страны (не только Европа, но и Канада, Новая Зеландия, Англия, США и др.) зафиксировали такую возможность в документах. А это значит, что скоро вы не будете знать точно, сколько денег у вас на счету — в любой момент часть может быть заморожена. Тенденция очень напоминает большевистскую экспроприацию в глобальных масштабах. И войдя в еврозону Латвия должна будет играть по общим новым правилам.

— Что ж, людям придется вернуться к хранению денег в тумбочках?

— Я бы бумажкам вообще не доверял — тогда уж лучше в золоте. Не ржавеет и растет в цене. Но дело в том, что в Европе подавляющее большинство акций с определенных сумм вообще нельзя сделать за наличку. Это пахнет таким… глобальным фашизмом. Электронная революция и так позволяет уже сегодня через спутник отслеживать всех и вся, с помощью вашего же мобильника. А если мы придем к тому, что все деньги — на карточке и на ней же все ваши персональные данные, то одно нажатие кнопки — информация стирается и вас нет. Это стирает понятие частной жизни и позволяет полностью контролировать людей. Вот вам электронный фашизм.

— А кого над кем?

— Есть узкий круг избранных олигархов-кочевников, которые всеми этими делами и будут заправлять. Эти люди принципиально не имеют родины и в их интересах — стандартизация жизни во всем мире. Так удобнее управлять и делать деньги.

Считать ущерб от оккупации — это бред

— В Латвии долгие годы работает комиссия по подсчету ущерба советской оккупации. Есть ли смысл в ее работе?

— Это полная ерунда! Давайте тогда подсчитаем, сколько вложил СССР в индустриализацию Латвии, что здесь было построено из культурных объектов, начнем вычитать, отнимем ущерб от деятельности красных латышских стрелков, которые в ряде случаев устраивали чистый геноцид… Это полный бред, если мы так начнем поступать со своей историей. Но даже если конечный счет России будет выставлен — прецедента выплаты не будет: плюнут и разотрут. Никто не собирается всерьез рассматривать подобные требования и несуществующую проблему. Можно заниматься фантастикой сколько угодно, попутно накаляя политические страсти, но денег никому и никто платить не будет.

Война — известный выход из кризиса

— Американский президент Франклин Делано Рузвельт говорил, что без войны невозможно выйти из большого кризиса…

— Не хочется об этом думать, но ведь пахнет в воздухе войной-то — риски очень большие, и я бы не исключал такой вероятности. Никого не остановили 50 млн жертв в прошлый раз, не остановят и 150-250 млн жертв в будущем. Война — известный способ выхода из кризиса. Она приводит экономику в мобилизационный режим, решающий вопросы со спросом, занятостью, долгами… Рузвельт действительно был гениальным президентом. Он столько лет боролся с Великой депрессией, к успеху он шел долгим и тяжлым путем: провел конфискационную золотую реформу, изъяв золото у населения, девальвировал доллар почти вдвое… Фактически он использовал все те механизмы, которые и сейчас возможно использовать. Например, японцы это делают.

Кризис — это воровство и вранье

— Наша жизнь состоит не только из биологических потребностей. Почему никто не говорит о полной безнравственности нынешней экономики, которая превращает людей в зверей, когда все против всех?

— Эта тема меня очень волнует. Об этом я подробно рассказал в цикле из трех статей «Финансы как воровство», где охарактеризовал нынешний кризис, прежде всего, как кризис нравственный. Крах рынка ипотечных ценных бумаг США — это история всеобщего падения морали.

Приходит кредитный брокер к чернокожему, у которого нет работы и не предвидится, и предлагает ему… купить дом в кредит. Тот не понимает, как отдаст, но брокер настаивает, что цены растут, дом скоро сильно подорожает, его можно будет продать и круто навариться, ничего не делая. Тот соглашается, совершая безнравственный поступок — он ведь ничего не производит. Брокер тоже явно идет на сделку с собственной совестью, зная, что безработный может не расплатиться и подставить банк.

Пославший брокера банк, который дает деньги человеку с такой кредитной историей, закрывает глаза на риск, потому что грезит о возможной прибыли с перепродажи долга. И так падение морали идет по ступенькам вверх — до федеральной резервной системы США, которая позволила такие низкие ставки… В пирамиде участвуют миллионы, а выход один — крах системы.

А такая вещь, как культ успеха — это хорошо? Раньше был культ достижений, в котором предполагалось, что человек приносит благо обществу и за это получает денежную награду. И чем больше ты несешь блага обществу — тем больше у тебя денег. Эта система была построена на христианских ценностях. А в культе успеха сейчас про благо общества забыто. Мир поделился на лузеров и победителей, которые торгуют буквально воздухом, а успех — заложник случая. Все втянуты в игру на бирже: выигрыш одних — это проигрыш других.Такое глобальное казино.

Я говорил нашим предпринимателям: посмотрите на себя — вы живете двойной жизнью. Дома вы добрые христиане, любящие мужья и отцы, а что вы делаете по отношению к своим работникам? Не оплачиваете их труд достойно, выжимаете все соки, не смотрите ни на какие человеческие обстоятельства. Это раздвоение личности — шизофрения. Раньше явление меценатства было массовым явлением, а сегодня — разовое и для понтов.

Мир сошел с ума! И этот кризис — прямое следствие аморальности жизни. Переосмысление этого и должно привести к выработке другой парадигмы, которая приведет к гармонии с миром. А пока мы пожинаем плоды тупой и бессмысленной гонки за деньгами, в процессе которой люди теряют сам смысл жизни. Самое ужасное — мы приучаем к этой формуле детей.

Досье «Субботы»

Андрей Кобяков — известный российский экономист. В советское время «прицельно изучал экономику Прибалтики». Многолетний преподаватель МГУ. Соавтор книги Михаила Хазина «Закат империи доллара и конец Pax Americana». Соавтор «Русской доктрины» и идеи гармоничного преобразования России, поддержанных президентами постсоветских государств.

Один из основателей Московского экономического форума. Кобяков работал обозревателем в ряде деловых изданий («Эксперт», «Финансовая Россия»). В 2001-2005 годах возглавлял аналитический журнал «Русский предприниматель». С 2009 года — заместитель главного редактора общественно-политического журнала «Однако». Экономист, чьи труды президент России цитировал в своем послании Федеральному собранию. Андрею Кобякову уже в 2003 году удалось предсказать кризисные события 2007-2008 годов.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *