klouni_01

Движение "Доктор клоун" добралось до Риги

• 22.04.2013 • ЗдоровьеКомментариев (0)894

Всякий родитель знает, что любая, даже самая распрекрасная и благоустроенная детская больница отнюдь не санаторий: столько боли и страданий сконцентрировано в одном, отдельно взятом замкнутом пространстве.

Все папы-мамы делают всё возможное, чтобы туда не попасть, но если нет возможности изменить ситуацию, то надо постараться изменить отношение к ней…

Так почти 30 лет назад в США зародилось движение больничных клоунов — артистов, которые смешными трюками и прочим зубозаговариванием отвлекают малышей во время болезненных процедур, создают вокруг них привычный мир игры и фантазий, а родителей отвлекают от мрачных мыслей.

Тема смехотерапии хорошо раскрыта фильме с участием Робина Уильямса «Целитель Адамс».

Сегодня в мире существует более 30 организаций докторов клоунов. «Клоунскую терапию» широко применяют в отделениях интенсивной терапии, хирургии, онкологии и реабилитации, а также по отношению к детям, пострадавшим от насилия. В прошлом году это явление добралось и до Латвии. А этим летом первые доктора клоуны появятся в наших детских больницах.

Спасибо Яне Сексте!

Светлая идея пришла в голову двум социально активным девушкам — Марианне Миловской и Ренате Каливод. Как-то на страничке Facebook они увидели фотографии своей подруги — бывшей рижанки, а ныне москвички и актрисы знаменитого театра «Табакерка» Яны Сексте — с красным носом, в окружении восторженных малышей. Подумалось: а что мешает и в латвийских больницах создать атмосферу праздника?

Стали собирать информацию. Связались с подобными организациями в Израиле, Франции, России — съездили-посмотрели. Программа везде реализовывалась по-разному: в России — на волонтёрских началах с помощью энтузиастов, в Израиле — большая часть докторов клоунов — профессиональные актёры, и они становятся штатными работниками больницы. Так или иначе, стало ясно, что дело это вполне реальное.

Так появилась благотворительная организация Dr. Klauns. Проект поддержали Детская клиническая больница, посольство Израиля, предприятие по переработке молока Food Union и благотворительный фонд Петра Авена «Поколение».

В прошлом году была набрана первая группа из 18 потенциальных докторов клоунов. Желающих было гораздо больше — аж 90 заявок. К каждой кандидатуре внимательно присматривались специалисты: работа с больными детьми требует определённых психологических и моральных качеств.

На открытие программы в Детской клинической больнице приехали профессиональные доктора клоуны из израильской организации Dream Doctors и профессор Артур Эйдельман, который должен был убедить местных врачей в серьёзности смехотерапии.

«Только врачуя разом дух и тело, мы можем вылечиться», — заявил на открытии проекта израильский профессор, а клоуны Авраам Коэн и Яков Швили тут же продемонстрировали, как можно самые мрачные больничные процедуры превратить… в укус комарика.

За время обучения нашим кандидатам в доктора клоуны русским и латышам предстоит освоить введение в детскую психологию, актёрское мастерство, пластику, пантомиму, работу с голосом, пройти психологические тренинги и специальное обучение в медицинской сфере под руководством врачей Детской клинической больницы.

«Суббота» попала на мастер-класс, который нашим начинающим смехотворцам давали российские ветераны движения — доктор ФаСолька и доктор Трям. И задала им очень серьёзные вопросы.

klouni_03Доктор ФаСолька: «Зло не выбирает — оно хаотично»

Доктор ФаСолька (актриса Светлана Сандракова) — это вулкан энергии и позитива, которыми она много лет делится с больными детьми.

У Светланы два высших образования: дирижёра (Московская консерватория им. Чайковского) и актрисы (ГИТИС). Она руководит двумя хорами — профессиональным и любительским, — играет в мюзикле Todd в Москве, снимается в кино и преподаёт актёрское мастерство и вокал детям.

Про проект «Доктор клоун» Света узнала совершенно случайно: случайный знакомый рассказал о своём опыте и пригласил присоединяться. Год Света думала о том, что у неё категорически нет на это времени, да и сомневалась она в своих способностях выдержать такой психологический накал. А потом поняла: раз она так настойчиво об этом думает — значит, надо взять и сделать.

Заполнила анкету, прошла собеседование и «курс молодого бойца». «На последнем занятии в школе клоунов мы надели носы, немножко поупражнялись, и тут руководитель говорит: «Все за мной!» Долго вёл по коридорам, и вдруг мы оказались в больничном отделении. А там несчастные детки ждут процедуры. И мы стали работать. Ощущения от каждой детской улыбки — не передать словами!»

Конечно, перед входом в отделение больничные клоуны общаются с медсёстрами. Чтобы узнать все тонкости: к кому можно подойти, к кому нельзя, в каком состоянии дети, кому что необходимо, кого какие процедуры ждут… «Я стараюсь не думать о том, что было до, что будет после с этим ребёнком. Это невозможно больно. Важен момент «сейчас» — я прихожу к нему ради того, чтобы дать облегчение, хорошее настроение, воспоминание».

Зачастую больше, чем детям, клоуны нужны родителям. Им надо кому-то выговориться. Поделиться свалившимся горем. Ведь некоторые из них годы проводят по больницам. Иногда часами приходится слушать отчаявшуюся маму, но это необходимо — и ей, и ребёнку. Они ведь очень взаимосвязаны. Поэтому клоуны стараются подключить к действу одновременно детей и родителей.

«Для личной безопасности мы стараемся не сближаться и дальше своего красного носа не заходить. Нельзя, грубо говоря, превращаться в друга семьи. Ты должен ставить границы, иначе сгоришь, станешь зависимым от этого ребёнка и не сможешь ему помогать», — считает Света.

И ещё она уверена, что для докторов клоунов эта работа не менее важна, чем для их «пациентов». «Столько позитивных эмоций, сколько мы получаем в больнице, не получишь нигде. А сколько новой информации! У меня был ребёнок, который сходил с ума по динозаврам, знал все их названия на латыни и каждую косточку. Мы готовились перед каждым выходом, прочли кучу литературы, чтобы не ударить в грязь лицом».

klouni_07

Доктор Трям: «Мы носители волшебной силы!»

Денис Пономаренко учился в университете искусств в Берлине, где увлёкся идеей театра как средства социальной адаптации и реабилитации. Работал с детьми мигрантов в Германии. Ставил спектакли с трудными подростками в местах лишения свободы. Преподавал театральное мастерство учителям и руководителям школьных театров.

Сегодня играет в маленьком Питерском театре сказок. Отец двух детей. Денис уверен: что если ситуация невыносима — её можно проиграть и переиграть по-другому. И театральные методы для этого — лучший инструмент.

По мнению Дениса, клоун в больнице не просто аниматор, которые развлекает детей, — это персонаж, обладающий волшебной силой, который может создавать любые миры за счёт того, что он… другой. Он может превратить палату в пиратский корабль или необитаемый остров. И в этих мирах ребёнку не так больно и страшно.

«Как бы ребёнок ни чувствовал себя и ни выглядел, пусть он весь в капельницах или бинтах — всё равно внутри него сидит маленький человечек. Который хочет играть. И который готов во имя игры забыть про любую реальность. Клоун — очень мощный терапевтический инструмент. Это реальное облегчение страданий — физических и психологических — неизлечимых больных».

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *