ushakov_1

Ушаков — самый популярный мэр десятилетия

• 28.05.2013 • Тема неделиКомментариев (0)692

Декан факультета социальных наук ЛУ профессор политологии Юрис Розенвалдс по просьбе «Субботы» сделал прогноз на выборы в Рижскую думу 1 июня и оценил шансы кандидатов в мэры

— Нынешняя Рижская дума оправдала доверие своих избирателей?

— Тут нет единого ответа. С одной стороны, если бы отношения между правительством и Рижской думой были нормальными, то при таком энергичном мэре можно было бы достичь большего. К примеру, правительство, скорее всего, не отняло бы часть налогов у Риги (несколько миллионов латов), фактически противопоставив столицу малым самоуправлениям Латвии.

С другой стороны, дума была очень активна в целом ряде социальных программ. Об этом свидетельствует и отношение жителей Риги к Ушакову: он самый популярный мэр за последние десять лет. Главное замечание в адрес Ушакова со стороны бывших мэров столицы — что можно было больше внимания уделять структурным проектам. Например, утеплению домов — мол, тогда сегодня не было бы таких счетов…

— Но ведь бывшие мэры на сей счёт тоже палец о палец не ударили?

— В том и проблема нашей власти, что до сих пор ни один мэр Риги не пошёл на второй срок. И поэтому всем было удобно, чуть что, пожимать плечами и указывать пальцем на предшественников. Ясно, что стиль работы такой огромной структуры нельзя сменить в одночасье. Наглядный тому пример — Роберт Килис с громогласными заявлениями, после которых ничего не последовало.

Конечно, Ушакову досталось наследство от прошлых лет — проекты, договоры, с которыми он должен был считаться. И он мог говорить: это не я — это Аксенокс, Биркс и т. п. А вот если Ушаков окажется мэром во второй раз, то в конце восьмилетнего правления уже труднее будет на кого-то кивать. У Ушакова на это есть шанс.

— Насколько прагматично рижане подходят к выбору нового мэра? Что для них важнее — политические или социально-бытовые вопросы?

— Опросы жителей Латвии показывают, что среди главных проблем, решения которых ждут от самоуправлений, — снижение безработицы, организация новых производств… Это вопросы, которые трудно решить без поддержки правительства.

Впрочем, когда тех же жителей Латвии спрашивают про достижения их самоуправлений, они обычно называют культурные мероприятия, общественный транспорт и прочее… Тут Рижская дума преуспела. На национальном уровне на первый план выходят внешнеполитическая ориентация и межэтнические отношения, а на муниципальном уровне — социально-бытовые вопросы.

Многие латышские избиратели считают, что «ЦС» и Ушаков не могут быть в правительстве, поскольку они смотрят на восток, а когда разговор заходит о Риге — почему бы и нет?!

С одной стороны, большинство поддерживают правоориентированное правительство. С другой — им импонируют идеи о расширении социальной поддержки. В общем-то, левые идеи. При этом само понятие «левый» в латвийской традиции не очень высоко котируется у латышского избирателя — оно отождествляется с прорусскостью и ориентацией на Россию.

— То есть с социализмом и коммунизмом?

— Да. В этом смысле у нас интересная ситуация. Когда человека спрашивают, он говорит, что он правый. Власть имущими культивируется представление, что латыш чуть ли не по природе своей приверженец правых политических идей. А когда того же латыша спрашивают, какие задачи он ставит государству, у него совершенно левый заказ.

Поэтому, думаю, резкого правого крена в социально-бытовых вопросах Риге ждать не приходится. Тот же бесплатный проезд в транспорте все партии обещают сохранить и расширить — иначе успеха не жди. Программы социальной помощи в Риге последних лет — сильный раздражающий фактор для правящей коалиции. Их в преддверии выборов в Сейм 2014 года буквально заставляют поднимать темы социального неравенства и бедности.

Последнее исследование Всемирного банка показало, что в Западной Европе пособия получают 43 процента реально нуждающихся, а у нас — 20 процентов, а 28 процентов получающих от государства вообще не нуждается. В пример приводится семья с пятью детьми Айнара Шлесерса и семья с пятью детьми в латвийской глубинке. По нашим законам большая поддержка оказывается именно семье Шлесерса (из расчёта уплаченных им пособий).

У правящей коалиции явный дефицит направляющих идей национального развития. На сегодняшний день это вступление в зону евро, а что будет после января 2014 года ? Вроде из кризиса мы вышли, а как это проявляется на уровне обычной семьи? И в этом смысле Ушаков сильный раздражающий фактор для команды Домбровскиса. Им-то пока нечем порадовать обычную семью.

— Для избирателей важны обещания Элерте и Броки сделать Ригу латышской?

— Да, как элемент общенациональной политики, где в ответ на усиление влияния «русских партий» происходит консолидация националистически ориентированных сил.

Впрочем, на обыденном уровне в Латвии гораздо больше прагматически настроенных людей, чем, к примеру, в Эстонии. У обычного латыша могут быть претензии, что ему не всегда отвечают по-латышски, а среди молодёжи эта проблема усиливается с обеих сторон, но до явных вспышек не доходит…

Было интересное исследование фонда «Популарис», в котором опрашивали родителей, какие предметы надо изучать в основной школе. На вопрос, надо ли изучать в школе русский язык, «да» ответили 98 процентов русских родителей (что понятно) и 87 процентов латышских родителей. Они понимают, что живут в обществе, где функционируют два языка, не говоря об усилении роли английского.

Этот прагматизм вселяет надежду. Тем более что он наблюдается на фоне явной политики отчуждения, когда государство оказалось неспособным показать русскоязычной части общества, что они ему нужны.

— Подпись Нила Ушакова за второй гос. язык сильно вредит ему на этих выборах?

— Конечно, это минус. Но в его пользу работает то, что он честно называет причину такого своего решения: мне надо было оставаться со своим электоратом. И тут встаёт другой вопрос: почему возникло такое настроение?

Ведь люди шли на референдум не столько с надеждой, что будет второй гос. язык, сколько желая показать: они здесь есть и с ними надо считаться. Большинство русских понимают особые отношения государства с латышской культурой, но из этого не вытекает, что все другие языки в Латвии должны оказаться на положении иностранных, как это определяет латвийское законодательство.

Ушакову пришлось выбирать: или потеря части латышского электората, или утрата значительной части стабильного и большого русскоязычного электората, который не простил бы ему отказа проявить солидарность. Отсюда и его странное заявление, что он за один гос. язык, но будет голосовать за второй.

Конечно, голосование повредило «ЦС» в плане отношений с «латышскими» партиями. Но само деление на «латышские» и «русские» партии опасно для общества. Если говорить о Риге, то классический пример — Элерте, которой вообще нечего сказать русскому электорату.

ushakov_2

«Центр согласия» и «Честь служить Риге» (Нил Ушаков): 50 на 50

— Их шансы взять власть колеблются в соотношении 50 на 50. Последней гирькой может стать любая мелочь в последний момент. Даже погода: если будет хорошая — часть латышского электората может отправиться за город, в «лауки».

Почти треть избирателей до сих пор не решила, за кого голосовать. Но, скорее всего, не определившиеся выберут «латышские партии». История показывает, что у «Центра согласия» стабильный, дисциплинированный электорат, который уже давно определился.

Ушаков, разумеется, самый популярный кандидат в рижские градоначальники. Он много и успешно работает над своим имиджем. Не зря его называют тефлоновым мэром: к нему ничего плохого не прилипает (даже смерть поборол!). Такой хороший парень, натурализованный русский!

Если голосов не хватит чуть-чуть, то Ушаков явно не будет сотрудничать с «ЗаРЯ». Учитывая демонизацию линдермановцев в глазах латышского электората, это было бы слишком рискованным шагом. А большинство других сами не пойдут с ним, даже «реформисты». Единственные, кто в перспективе вроде готов «дружить» с «ЦС», — это «зелёные». Тем не менее, даже если Нил недоберёт несколько процентов, последствия для него будут достаточно печальными.

«Единство» (Сармите Элерте): признали слабость кандидата

— Будут вторыми или третьими. Не исключён вариант, что многие рижане поддержат партию как стабильную политическую силу национального масштаба, но будут вычёркивать Элерте из списков.

Всем ясно, что выбор кандидата в мэры крайне неудачен. Моё предположение, что выдвижении Элерте связано с внутренней борьбой за власть в «Единстве», в том числе и так называемыми женскими войнами — отправили соперницу из политики на «бытовуху». Чтобы все были при месте. Для русскоязычной части электората красная тряпка — её программа интеграции, которая явно не ставит целью консолидацию общества. В целом это завуалированная латышская Латвия.

Для латышского электората Элерте тоже нехороша. Она явно не располагает к себе, что подтвердили и прошлые выборы. А из тех же политических дебатов у Андрея Мамыкина очевидно, что Элерте некомпетентна в делах, на которые успешно делает упор Ушаков. (К примеру, она даже не смогла назвать стоимость проезда на рижском общественном транспорте. — Прим. ред.) Заучила несколько фраз о системной коррупции в Рижской думе и перешла на личную конфронтацию с Ушаковым.

Вместо конкретных предложений по развитию Риги они сосредоточились в основном на том, чтобы выставить нынешние рижские власти в дурном свете.

Слабость Элерте признало и само «Единство». В предвыборной агитации в Рижскую думу оно представляет себя как… команду Домбровскиса, пытаясь использовать образ, который дал хороший результат на национальных выборах. Хотя какое отношение к Рижской думе имеет Домбровскис?

«Нацобъединение» (Байба Брока): новые умные националисты

— Если на прошлых выборах националисты получили 3,3 процента, то в этом году они должны попасть в Рижскую думу. Интрига в том, будут они вторыми после «ЦС» или третьими.

Латвийский национализм становится всё более молодым, а Байба Брока — пример нового поколения таких лидеров. Она умна, симпатична, мать троих детей. До сих пор она вела себя вполне разумно. Отдавая необходимую дань идеям, важным электорату «Нацобъединения» (латышские детсады и т. п.), она сумела избежать прямой личной конфронтации с Ушаковым, которая присутствует у Элерте.

Сам Ушаков говорил, что с ними («Нацобъединением») хотя бы всё ясно: у них есть определённая идейная позиция, с которой можно соглашаться или спорить, но это позиция. А у «Единства» не всегда понятно, чего они хотят. Кроме власти, конечно. «Единству» главное, чтобы не было Ушакова. Как они говорят, вернуть Ригу Латвии, превратить её в североевропейскую метрополию (лозунг Элерте) и чтобы у власти в столице были те же силы, что и на государственном уровне.

«Зелёная» партия (Гунтис Белевич): успешно крутят педали

— Шансы пройти, на мой взгляд, у них есть. У них достаточно удачная предвыборная кампания под управлением многоопытного Эрика Стендзениекса, который делает смешные ролики, очень популярные в Интернете. Несколько дней назад один мой коллега обнаружил на своём велосипеде зелёный кружок с надписью: «Спасибо, что ты крутишь педали!»

В своей предвыборной кампании эта партия постоянно подчёркивает: неважно, какой цвет, важно, чтобы и зелёный там присутствовал. Поэтому они могут согласиться сотрудничать с «ЦС», если это будет необходимо для создания правящей коалиции.

Партия реформ (Инга Антане): непонятно кто и что

— Проход этой партии в Рижскую думу под большим вопросом. У них сегодня довольно низкий уровень доверия. Партия превратилась в аморфное образование. Даже непонятно, кто там руководит…

Их кандидат в мэры Антане никак особенно себя не проявила. А кто в состоянии назвать серьёзных людей из списка Партии реформ, которых можно поддержать? Думаю, у рижан такого представления нет.

Можно, есть известные члены правительства от этой партии… Но и тут: Килис ушёл, Спруджс явно непопулярен. Среди козырей «реформистов» — беспроигрышная позиция министра иностранных дел. Эдгар Ринкевич достаточно активен, заметен министр экономики Павлютс, гораздо лучше, чем раньше, выглядит и министр внутренних дел Козловский. Но насколько всё это сыграет положительную роль на муниципальных выборах? Я сомневаюсь, что они перевалят пятипроцентный барьер.

Но в случае прохождения они вряд ли пойдут на союз с «ЦС»: это будет слишком опасно для их будущих взаимоотношений с партнёрами по правящей коалиции.

«ЗаРЯ» (Илларион Гирс): в думе выгодны «ЦС»

— Может, и пройдут в думу, вопреки предварительным опросам. Тут может повториться история с «ЦС». Раньше избиратели в предварительных опросах стеснялись выразить симпатии к «ЦС», но потом голосовали за них — и партия значительно превосходила свои изначальные рейтинги. Так же и «ЗаРЯ»: многие не решаются признаться в радикальном настрое, но, несмотря на пока низкие рейтинги, партия может свои пять процентов набрать. Правда, эти голоса они отнимут у «ЦС» — больше не у кого.

В оппозиции (а коалиция им не светит) «ЗаРЯ» будет играть роль динамита и хулигана — выдвигать свои достаточно радикальные предложения и вести себя провокационно, как и полагается политическим хулиганам…

Когда Гирс заявил, что «не будет корячиться», а будет говорить со всеми только по-русски — это явная поза, которая оскорбительна для любого, даже самого либерального латыша. Есть разница между борьбой за статус родного языка и отказом «корячиться». Учитывая, что сам Илларион свободно говорит по-латышски.

К слову, их прохождение в Рижскую думу в известной мере выгодно «Центру согласия» — если, конечно, «ЦС» останется у власти. Всегда хорошо иметь рядом кого-то более радикального в глазах того же латышского электората. Ведь всё — даже ценность позиции кота Леопольда — познаётся в сравнении.

Цифры

  • 60 процентов избирателей поддерживают список партий «Центр согласия» и «Честь служить Риге». 12,5 процента отдали бы голоса правящей партии «Единство». Далее идут «Национальное объединение» («ВЛ!» — «ТуБ»/ДННЛ) — 11 процентов, «зелёная» партия — 5,8 процента, «Крестьянский союз» — 3,4 процента и Партия реформ — 2,6 процента. (По данным последнего опроса SKDS.)
  • 27 процентов избирателей не решили, за кого голосовать. Причём не определившихся больше среди латышскоязычных.
  • 55 процентов опрошенных заявили, что определились с симпатиями. Чаще это русскоязычные рижане и люди со сравнительно высокими доходами.
  • 10 процентов заявили, что не будут участвовать в выборах.
  • На 60 мест в Рижской думе претендуют 612 кандидатов из 12 партий.
Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *