strelchenok_2

Коррупция начинается с конфеты!

• 20.06.2013 • ИнтервьюКомментариев (0)862

Глава KNAB Ярослав Стрельчёнок о самых громких делах, подрастающих взяточниках и конфликте внутри бюро

Одной из самых обсуждаемых новостей в июне стало обращение премьер-министра Валдиса Домбровскиса к Госконтролю с просьбой аудита законности и эффективности работы Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB).

Что случилось? Откуда подул ветер? И какова реакция главы KNAB на такой «спецконтроль за спецнадзором»?

На эти и другие вопросы «Субботе» ответил начальник KNAB Ярослав Стрельчёнок во время встречи с журналистами в рамках press-klub.lv.

Спецконтроль за спецнадзором

— Ярослав, как вы относитесь к факту проверки вашего бюро со стороны Госконтроля? Вам не странно, что придут люди со стороны и будут оценивать правильность вашей работы? И как быть в этом случае с предоставлением информации, если она секретная?..

— К проверке я отношусь спокойно. Госконтроль оценивает KNAB каждый год, в этом нет ничего аномального. Что же касается всей необходимой информации, то мы готовы её предоставить.

— Простите, а кто всё-таки предложил премьеру проверить ваше бюро, кто доложил наверх о том, что «не всё ладно в Датском королевстве»?

— К письму, которое было адресовано Госконтролю, было приложено заявление одного из наших сотрудников.

— Этот сотрудник — ваш заместитель Юта Стрике?

— Не скажу. Это некорректно по отношению к коллегам.

— Однако на интернет-порталы уже просочилась ваша переписка с госпожой Стрике. Означает ли это, что после аттестации сотрудников, в которой вы низко оценили работу вашего заместителя, в бюро разгорелся конфликт?

— Я не употреблял бы здесь слово «конфликт». Каждый год в любом учреждении проводится аттестация — оценка деятельности сотрудников. Это абсолютно нормальный процесс. Его нельзя воспринимать как наказание. Проводя аттестацию, я не ставил задачи уменьшить сотрудникам зарплаты или понизить их в должности — просто давал оценку тому, как они исполняют свои служебные обязанности.

Оценка проводилась по шкале от А до Е. Из 125 работников бюро 57 были оценены на высшую отметку А, 60 — на B, пять — на С, два — на D и только один — на E.

В целом я аттестацией доволен, потому что 98 процентов сотрудников, как выяснилось, работают хорошо. И по-прежнему считаю, что проверка обязанностей ни в коем случае не должна приводить к конфликту.

— Но, может быть, аттестация была чересчур суровой?

— А вы спросите своих читателей: хотели бы они платить за ошибки, которые совершают учреждения? У нас в бюро были случаи, когда мы не отвечали заявителю в определённый по закону срок, он обращался в суд и выигрывал дело — а значит, из государственных денег платился штраф.

Далее — каждый ваш читатель, узнав о каком-то громком деле, наверняка заинтересован в том, чтобы оно было передано в суд и виновный понёс наказание. Но если наш следователь не выполнит требования закона и будет собирать доказательства так, как ему вздумается, в суде дело рассыплется как карточный домик. Сможем ли мы в этом случае честно смотреть в глаза людям? И оправдывать те деньги, которые получаем из госбюджета?

«Свои деньги мы отрабатываем!»

— А сколько средств из госбюджета вы получаете, если не секрет? В какие суммы обходится государству содержание вашего бюро?

— Наш бюджет — около 2,7 миллиона латов в год. Если умножить на 10 лет его существования, то цифра получится приличная.

Однако за 10 лет существования нашего бюро было передано в суд свыше 200 уголовных дел и принято свыше 190 решений о наказании виновных. Это не просто дела о взятке в конверте, а такие громкие процессы, как «Даймлер», «Юрмалгейт» и др. Среди более 500 человек, понёсших заслуженное наказание, есть очень высокопоставленные лица: судьи, прокуроры, бизнесмены…

Но это только надводная часть айсберга. А «под водой» находится другая, невидимая сторона нашей работы — предотвращение коррупции. Её в дензнаках и судебных делах не измеришь, но она не менее важна. Главное — вовремя остановить человека, пока он не перешагнул ту грань, за которой наступает уголовная ответственность.

Кроме того, наше бюро активно трудится в сфере изменения законодательства: мы можем дать оценку тому или иному законопроекту, и к нам прислушаются. Так что я уверен: свои деньги мы отрабатываем!

strelchenok_1 Можно ли воспитать честность?

— Вы совершенно справедливо заметили, что очень важно предотвратить коррупцию. Как говорят врачи, заболевание легче предупредить, чем вылечить. Но как можно предотвратить то, что привносится в человеческую природу соблазном: жадность, нечестность, желание обогатиться быстро и незаконным путём? Конечно, хорошо бы «что-то в консерватории подправить», но каким образом?

— Согласен, иногда воспитывать уже поздно. Значит, надо начинать, пока человек ещё не повзрослел! В прошлом году в связи с 10-летием бюро мы объездили школы, в которых учились. Рассказывали ученикам о коррупции. Я тоже побывал в своей резекненской школе и вот на что обратил внимание: дети не понимают и не принимают истину о том, что наказание неотвратимо, до тех пор, пока им это не объяснишь на доходчивом примере.

— А какой пример вы приводили?

— Я говорил так: «Вот ты едешь на свидание к девушке, опаздываешь, нарушаешь правила, тебя останавливает полицейский, ты даёшь ему взятку. А результатом этого поступка может стать целый год, который ты проведёшь в изолированном помещении. Без друзей и, кстати, без девушки, к которой так спешил. Стоит оно того?» Только после этого в глазах появлялась задумчивость. А ведь эти школьники скоро вырастут и станут государственными или должностными лицами… Думаю, в школах надо активнее разъяснять что такое хорошо, а что такое плохо.

На YouTube есть такой клип: класс, ученики пишут контрольную, все смотрят в свои тетрадки, а один вертится за партой и, наконец, передаёт соседу конфету: мол, дай списать. Наивно? Нет! Именно так начинается коррупция. И этого парня должен кто-то остановить!

— Вы хотите ввести в систему образования антикоррупционный урок?

— Ну, это, пожалуй, чересчур. Однако мы действительно планируем выйти на уровень министерства образования и науки с идеей по возможности внедрить какие-то воспитательные элементы в средней школе. В литературе много примеров, когда даются взятки, и этот вопрос особенно не заостряется. А учитель должен обратить на него внимание.

Кстати, в истории есть пример, когда коррупция оценивается позитивно: спецслужбы Великобритании во время Второй мировой дали взятку испанскому королевству, чтобы оно не вмешивалось… Недавно смотрел с детьми фильм «Белый Бим Чёрное ухо»… Помните трогательный эпизод, когда главный герой даёт деньги водителю во имя спасения пса?

— Но это же вынужденная взятка!

— Согласен, и всё-таки взятка…

Кто попал в нарушители?

— Как вы оцениваете недавние выборы в самоуправления? Чем они отличаются от предыдущих? Были ли жалобы или нарушения?

— Изменились правила игры: если раньше партии могли использовать на выборах 554 тысячи латов, то сейчас эта сумма была уменьшена в два раза — до 270 тысяч латов.

Что касается жалоб, то к нам в бюро поступило уже свыше 100 заявлений — как со стороны избирателей, так и со стороны конкурирующих партий. И продолжают поступать. Нам надлежит все их проверить, только после этого мы сможем сказать, какие политические партии попали в число нарушителей закона.

— А если вам пожалуются на Бюро по защите Сатверсме или на канцелярию президента? Есть ли список организаций, к которым KNAB не может подступиться?

— Нет такого списка! И никаких ограничений тоже нет. Если к нам поступила информация, мы обязаны реагировать.

Цифры и факты

  • 1300 решений принято в области контроля за должностными лицами, из которых в 764 случаях чиновники были привлечены к административной ответственности (в 64 процентах случаев это были чиновники институций самоуправлений).
  • 55 000 латов составила общая сумма штрафов в этих случаях.
  • 6000 заявлений и жалоб поступило в бюро о возможных правонарушениях со стороны должностных лиц.
  • По данным заявлениям проведено 4000 проверок с целью выявить конфликт интересов со стороны госчиновников и 1400 проверок. 220 государственных служащих должны возместить ущерб государству в размере 350 600 латов.
  • В сфере контроля за финансированием политических партий и объединений была проверена законность пожертвований более чем на 23 млн. латов.
  • 285 решений принято о привлечении партий к административной ответственности. Сумма штрафов составила 105 тыс. латов.
  • В 137 случаях принято решение о возврате партиями незаконно полученных пожертвований на сумму 2,125 млн. латов.

От миллионов… до пельменей. Семь самых громких дел за 10 лет

К своему 10-летнему юбилею KNAB подготовил список самых громких раскрытых уголовных дел, о которых руководство бюро отчиталось в парламенте и перед обществом.

Самая крупная взятка — 8 млн. евро

В деле Latvenergo фигурирует самая крупная взятка в истории Латвии — восемь миллионов евро за принятие решений, благоприятных для иностранных компаний.

Бюро расследовало это дело два года. Прокуратура предъявила обвинение бывшим руководителям государственного предприятия К. Михелсонсу, А. Мелько, а также первым лицам дочернего предприятия Latvenergo И. Лиузиниксу и его заместителю А. Сталажсу.

Всего по делу проходят 17 человек, в том числе четыре представителя иностранных компаний.

Самый грозный приговор

Вынесен обвиняемому в коррупции директору Рижской коммерческой школы, ректору Рижской высшей школы педагогики и управления образования Юрису Стабиньшу.

За систематическое вымогание взяток с родителей учеников суд приговорил его к восьми годам лишения свободы. Увы, заочно, поскольку Стабиньш исчез из поля зрения правоохранительных органов в сентябре 2009 года и считается сейчас пропавшим без вести.

Самое шокирующее дело

Афера с ремонтом Детской клинической университетской больницы: расходы на строительные работы были искусственно увеличены на 21 тыс. латов. Причём деньги на строительство жертвовали жители. Это больше всего и возмутило общество.

Самое громкое политическое дело

«Юрмалгейт». В 2005 году бюро начало уголовный процесс по факту взяточничества во время выборов председателя Юрмальской думы.

Как установили оперативники KNAB, депутату Юрмалы Илмару Анчансу была дана взятка в размере 20 000 латов, чтобы он проголосовал за Юриса Хлевицкиса. Тогда KNAB представил на суд общественности телефонные переговоры о грязных политических процессах. Единственный, кто отбыл тюремный срок по данному делу, — Юрис Хлевицкис. Другие фигуранты подались в бега, где находятся и по сей день.

Самое вкусное дело

Дело, возбуждённое по факту 45-тысячной взятки «аптекаря» Владимира Лабазникова. Владелец фирмы по продаже медикаментов предложил такую сумму сотруднику бюро, чтобы тот не проверял фирмы, принадлежащие бизнесмену. Вдобавок к 45 тысячам Лабазников послал оперативнику… два кило пельменей и заверение платить по «штуке» в месяц. Суд отправил Лабазникова в тюрьму на два года.

Самое экзотическое дело

За благоприятное решение в конкурсе о закупках медикаментов руководителю закупочной комиссии и членам его семьи были предложены туристические путёвки в Швейцарию, Францию, Дубай, Италию и Южно-Африканскую Республику. Путёвки были полностью оплачены со всем полагающимся комфортом для отдыха. Суд приговорил взяткодателя к двум годам лишения свободы и штрафу в размере 8900 латов.

Самое циничное дело

Самым циничным случаем взяточничества в судебной системе в KNAB считают дело, в котором четырём судьям и пяти прокурорам инкриминируется вымогательство взяток за принятие благоприятных решений.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *