volna_1

Пролёт "фанеры" над Юрмалой

• 01.08.2013 • Шоу-бизнесКомментариев (0)689

Ноу-хау «Новой волны ‘2013»: впервые российских исполнителей заставили петь вживую — не мучились только трое. А Борис Моисеев совершил подвиг Матросова…

Похоже, что отказ от фонограммы стал новым трендом российской эстрады. О расставании с этой вредной привычкой исполнители сегодня говорят с такой же гордостью, как Анджелина Джоли — об утраченной груди. Вопрос подняли на уровне государства российского — несогласным грозят убедительные штрафы и позор.

Тренд подхватила и «Новая волна», которой понадобилось долгих 12 лет, чтобы докатиться до простой и логичной мысли…

НЕживой — плати миллион

Госдума России на днях рассмотрела законопроект о штрафах за использование на концертах фонограммы без ведома слушателей. Первым депутатом, поднявшим тему, стал в прошлом году Иосиф Кобзон — он предложил карать «фанерщиков» и требовать налоги с выступлений на корпоративах.

В пример коллегам по цеху Иосиф Давидович привёл Уитни Хьюстон, которая отказалась петь под фонограмму в Москве, несмотря на простуду.

В этом году депутаты предложили штрафовать должностных лиц на сумму от 50 до 100 тысяч рублей (1-2 тыс. латов), юридических — на сумму от 300 тысяч до миллиона рублей (6-20 тыс. латов). За повторные нарушения предлагаются не только штрафы до пяти миллионов рублей (100 тыс. латов), но и дисквалификация.

Депутаты посчитали, что если на концерте исполнитель использует фонограмму, он обязан сообщить об этом во всех афишах и «иных объявлениях». Причём надпись мелким шрифтом в углу не получится — минимальный размер надписи оговорён. Если же зрители не были заранее проинформированы о том, что на концерте применялась фонограмма, они вправе требовать возврата денег за билет.

volna_2

Депутаты надеются, что после вступления закона в силу попса пойдёт под сокращение. В пример они приводят опыт Узбекистана: там аналогичный закон об информировании потребителя в случае использования фонограммы уже действует. Сразу после принятия инициативы около четверти исполнителей покинули сцену.

Крутые правила

На вопрос, почему так много лет потребовалось, чтобы прийти к простому решению петь вживую, председатель жюри «Новой волны» Игорь Крутой честно ответил: «Ко всему надо прийти. Когда артисты поняли, что это неизбежность, что дело дошло до Госдумы России (там сейчас проводят закон о запрете на «фанеру». — Прим. Ред.), что пора уже сближаться с Западом, — сами начали давать живые концерты. Поэтому большинство готовы на подвиги. Хотя таких, кто вообще не использовал раньше фонограмму, был минимум».

Крутой заверил, что он прислушался к мнению журналистов, для которых фонограмма стала больной темой и которые обвиняют в её использовании в первую очередь продюсеров. Он признал, что не все артисты выдержали проверку на «живость», но конкретных фамилий называть не стал.

Игорь Яковлевич отверг предположение, что отсутствие Киркорова, ранее не раз засветившегося в скандалах с фонограммами, связано с его нежеланием или неумением петь вживую: «Филиппа Бедросовича живым пением не испугаешь! Просто он с детьми снял на лето отель в Греции, мы готовы были заказать ему чартер, но не дошло до этого…»

Большинство звёзд из «крутого» пула почин поддержали. Валерия так вообще заявила: «Если артист не способен петь живьём, он должен перестать это делать». А вот Дима Билан высказал сомнение в том, что «фанерная» тема особенно актуальна для отечественного зрителя: «Я поддерживаю правила по возможности всегда работать живьём, но… Многим зрителям, в принципе, неважно, поёт человек живьём или нет. Главное — увидеть, например, его, он здесь и сейчас».

Мнение эксперта: «Иногда мумии оживают!»

Артур Гаспарян, музыкальный критик газеты «МК»:

— 12 лет мы этого ждали. И только сейчас критическая масса усталости от лицемерного и лукавого подхода к творчеству и музыке, который у нас практиковался, достигла предела.

Когда в прошлом году после всех наших напыщенных Артистов вышел 73-летний старичок Том Джонс и безо всяких пафосов, взял в руки микрофон, спел коронную «Sex Bomb»… хотелось всей нашей звёздной кавалькаде дать коллективный совет: взяться за руки и утопиться в Балтийском море, чтобы не засорять собою окружающее музыкальное пространство. Правда, это сделать трудно — уж очень мелкое у вас море.

Это уже сами артисты стали понимать, что дальше — тупик и безысходка. И они сами, а не потому, что кто-то предложил этот глупый закон, пришли к тому, что надо быть более честными перед своей публикой. Эта тенденция сейчас пошла по всей России.

Другое дело, что, глядя, как натужно и безнадёжно иные из наших артистов пытаются изображать живое пение, хочется их попросить: лучше уж под фонограмму. Эти люди потеряли профессиональные навыки за годы фальши.

В результате общее ощущение от прошедших по новой «живой» формуле концертов примерно то же, что от концертов прошлых «Волн», когда примерно 60 процентов шло под «фанеру». У большинства артистов, совершающих подвиг живого пения, на лице была маска мучения. Исключение составили Тина Кароль, Иосиф Кобзон и Джамала — для них выступление было явно в кайф.

Это позор! Такого нет в Америке. Там даже безголосая Мадонна, которая из года в год получает приз Американской гильдии журналистов как самая не умеющая петь певица, поёт лучше, чем иные из местных «соловьёв». Придётся им тренироваться. Иногда бывает, что мумии оживают, — мы это знаем по фильму. Давайте пока не будем их хоронить. Хотя, по сведениям организаторов, отказались петь на «Волне» именно из-за условия петь вживую.

volna_3Забавно, что, в отличие от многих артистов, которые долго и безнадёжно пытались петь вживую, Боря Моисеев никогда и не пытался это делать — он всегда был человеком-шоу, и это всех устраивало. И он пошёл на человеческий подвиг: во-первых, он впервые в своей жизни споёт вживую. И сделает он это в очень тяжёлом физическом и психологическом состоянии (после инсульта), когда ему и говорить трудно, а не то что петь.

Если бы он отказался, это было бы по-человечески понятно. Он совершил совершенно неожиданный поступок, три месяца репетировал и кинулся на музыкальную амбразуру, как Александр Матросов, — это подвиг, который делает ему честь.

Впрочем, всё, что я тут сказал, — взаимный процесс. Общий уровень нашей эстрады — это не только уровень артистов, но и уровень массового музыкального вкуса нашего зрителя, который всё это радостно потребляет.

Лично я не склонен придавать теме фонограммы сакральное значение. Зачем упираться в принципиальный момент, если тебе нравится то, что происходит на сцене?! Мне лично в эру технологий XXI века не очень важно, как достигнут результат, если это достойный творческий результат, а у артистов не исчезали уважение к публике и стремление к собственной профессиональной состоятельности и музыке в целом.

Мнения артистов

Александр Буйнов: живой с пяти лет

— Я всегда пел вживую — с пяти лет. Грешил лишь на телезаписях всяких «Огоньков» — по предложению телеканалов. Это даже обязаловка была: говорили, что по-другому невозможно.

Доминик Джокер: инициатор «антифанерного» движения

— Я один из инициаторов «антифанерного» движения. Все мои концерты проходят только живьём. Даже если артист охрип, осип или не в форме, живой перформанс для людей гораздо интересней, чем чистенькая, вылизанная фонограмма — мертворождённый ребёнок.

Организаторов больших сборных концертов понять можно: технически сложно под каждого артиста перенастроить аппаратуру. Если бы можно было останавливать съёмку и чекать перед каждым выступлением артиста, всё было бы проще, но это ж сколько времени надо! Так что руководство «Волны» пошло на серьёзные траты на аппаратуру, чтобы всё состоялось живьём.

Валерия: нерв счастья

— Мне не впервой петь вживую — клянусь, в сольных концертах я никогда не использовала фонограмму! Для меня это не новость — я счастлива. Живое исполнение всегда привносит определённый нерв. Это всегда интересно, это сиюминутность момента. Сейчас ты такой — завтра другой. Твоё настроение и состояние — всё вкладывается в пение. Я рада, что «Новая волна» так прогрессирует.

Олег Газманов: «Занимаюсь больше спортсменов»

— Я очень доволен запретом «фанеры». Это цинично, когда конкурсанты поют вживую, а опытным артистам телевидение говорит: давайте под фонограмму — так будет лучше качество. Живое пение — это совсем иное ощущение. Может, это не так чисто получится, но это драйв, который передаётся даже через экран. Чтобы делать все кульбиты, которые я делаю на сцене, и одновременно петь, мне приходится заниматься вдвое больше, чем спортсменам. Но мне от этого не уйти — это часть моего образа.

Я всегда скандалил с телевизионными режиссёрами, которые заставляли пользоваться фонограммой. На концертах всегда пою вживую и так далеко отступаю от фонограммы, что потом попросту не могу попасть в неё.

Лайма Вайкуле: «Пусть и другие попыхтят»

— Требование петь вживую совершенно меня не напрягло — это совсем другое дело, чем под «фанеру». Иначе нечестно получается: ты стараешься, пыхтишь, а кто-то даже не знает, как это — петь самому.

Иосиф Кобзон: «Это победа «Волны»

— Я очень рад! Это настоящая победа «Новой волны». Хотя и мне случалось петь на телезаписи — говорили, что по-другому нельзя. Оказалось — можно.

Крис Кельми: можно и так, и так

— А я не считаю, что треки с записью — это плохо. Главное, чтобы зрителям нравилось!

Из истории «фанерного» предприятия

Почему «фанера»? Потому что как ей никогда не дотянуть до натуральной доски, так и музыкальная «фанера» (пение под так называемую плюс-фонограмму, в отличие от минус-фонограммы, на которой записан только музыкальный аккомпанемент) никогда не станет равноценной заменой живому голосу. Ведь петь под «фанеру» может любой, а стать своим в доску — единицы.

Западный и восточный опыт

История умалчивает о том, кто и когда первым придумал петь под запись. Известно лишь, что первые попытки «неживого» пения перед живыми слушателями начали предприниматься в 1970-е годы, а в начале 80-х, когда в моду вошли электронные инструменты, «фанера» расцвела пышным цветом. Тон задавал Запад. В 1985 году разразился ужасный скандал с группой Duran Duran: на фестивале в Сан-Ремо солист группы поскользнулся, упал и выронил микрофон, а голос певца продолжал звучать как ни в чём не бывало. Певец был освистан и выгнан с концерта. На халтуре ловили таких мастодонтов, как Иэн Гиллан из Deep Purple, Элтон Джон и Мадонна.

В 1990 году случилась совсем уж показательная история. Всплыло, что немецкая группа Milli Vanilli абсолютно на всех концертах выступает под фонограмму, записанную для них профессиональными певцами, которым уже хорошо за сорок и которые вряд ли стали бы кумирами тинейджеров. Поэтому на их место продюсер взял безголосых стриптизёров. Получился очень прибыльный коммерческий проект: к концу 1989 года было продано более 10 миллионов дисков, а группу наградили премией Grammy.

Возгордившись, красавчики решили отказаться от услуг своего создателя, и в ответ обозлённый продюсер рассказал людям правду. Мошенников лишили всех регалий и обязали вернуть деньги за проданные альбомы каждому желающему покупателю. Продюсер заплатил 3,4 миллиона долларов компенсаций, но выжил и раскрутил новые проекты, зато карьера псевдопевцов закончилась — никто с ними больше не хотел знаться. Роб Пилатус умер в апреле 1998 года от передозировки наркотиков в одном из дешёвых отелей Мюнхена.

В Европе и США, где основной доход артисты получали от продажи дисков (увы, эта эра с приходом Интернета, похоже, уходит), звёзды старались не злоупотреблять «фанерой». В России основной заработок всегда давали концерты, поэтому петь приходится много и без отпусков. Выжить и сохранить голос в таких условиях непросто, на помощь приходила ненапряжная «фанера». Похоже, эта эра прошла…

Самые же радикальные меры против любителей «фанеры» введены в Китае. Там считают, что «фанера» «не способствует здоровому воспитанию подрастающих талантов». За разовый грех налагается штраф порядка 13 тысяч долларов, а за повторное использование певцу запрещают заниматься эстрадной деятельностью пожизненно. Кроме того, запросто могут отправить в лагеря на трудовое перевоспитание — вместе с наркоманами, любителями азартных игр и проститутками.

Отечественный опыт

В СССР «фанерное» производство завёл… театр Ленком, который ставил первые советские рок-оперы «Юнона» и «Авось» и «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты». Место покинувшей сцену группы «Аракс» заняло «Рок-ателье» Криса Кельми — бывший вокалист группы Вадим Усланов обвинил Криса в использовании чужого голоса. В том числе в мегапопулярном хите «Ночное рандеву».

«Ласковый май» поставил производство подделок на конвейер — Разин на запись писал даже призывы к публике «Я не вижу ваши руки!» или «Все говорят, что мы поём под фонограмму, — это неправда!». Параллельно энному количеству «маевцев» по СССР колесили штук пять «Миражей», часть из которых живы (хоть и не «живы») до сих пор. В 90-е двойники были почти у каждого популярного коллектива. Изголодавшийся по хлебу народ жадно хавал зрелища…

С ростом зрительских грамотности и опыта увеличивалось и недовольство фальш-артистами. Окончательный гвоздь в гроб «фанеры» забила суперпопулярная программа «Голос» на Первом канале. После этого «грешить» стало неприлично.

Законы о запрете фонограммы уже ввели во многих бывших республиках Советского Союза: в Узбекистане, Азербайджане и Туркмении. Туркменбаши запретил «фанеру» не только на концертах и на телевидении, но даже на свадьбах.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *