Когда вернётся Пётр Первый?

• 10.12.2013 • ИсторияКомментариев (0)736

Почему единственная в Балтии конная статуя украшает частную парковку

В одном из недавних номеров наша газета писала о возможных вариантах возвращения в рижский пейзаж памятника Петру Великому. Конная статуя первого российского императора, сыгравшего исключительную роль в истории Латвии и всей Европы, никак не может обрести достойное место и на протяжении двенадцати лет украшает собой частную парковку.

Недавно в газету пришло письмо с предложением накануне 2014 года, когда Рига станет культурной столицей Европы, вернуться к теме репрессированного памятника.

Восстановить историю, вернуть памятник…

Рижанка Ольга Озолиня благодарит газету за публикации о памятниках со сложной судьбой: Петру Первому и Барклаю-де-Толли. «Оба памятника, и ещё колонна Победы, — это золотой фонд нашей мемориальной скульптуры. Как бы кто ни относился к этим памятникам, из песни слова не выкинешь…

История Латвии началась задолго до провозглашения независимой Латвийской Республики, и мы должны гордиться не только памятником Свободы и ансамблем Братского кладбища, но и городищами куршей и земгалов, рыцарскими замками и епископскими храмами… Не только латышским, но и немецким, шведским, польским и русским культурным наследием. Изучать факты, которые за ним стоят, знать самим и рассказывать всему миру, акцентируя лица и события, вписывающие Латвию в общеевропейский контекст.

К подобным объектам несомненно относятся напоминающие об эпохе Наполеоновских войн памятник Барклаю и колонна Победы. Первый со скандалом вернулся на законное место у Христорождественского собора — напротив резиденции Кабинета министров, рядом с памятником первому главкому Оскару Калпаксу и, чуть дальше, Янису Райнису. Такие разные свидетельства памяти и уважения мирно соседствуют друг с другом.

В 2017 году исполняется 200 лет с момента установки первого рижского публичного памятника — колонны Победы. Если громкая позиция национал-романтиков и записных русофобов ничуть не удивляет, то никак не могу понять, почему молчит большинство нормальных рижан. К числу которых относятся эксперты, фанаты-краеведы и просто интересующиеся историей люди, профессионалы туристической отрасли, владельцы кафе, гостиниц и сувенирных лавок и те, кому приходится показывать гостям красоты центра столицы.

Удивляет пассивность общественников, время от времени выступающих с призывами, чтобы кто-то восстановил памятник, и замолкающих до следующего всплеска. Удивляет и равнодушие депутатов Рижской думы к судьбе памятника и целому пласту европейской истории, который за ним стоит.

Многие города Европы гордятся памятниками Петру, неизменно указывают в путеводителях на следы царя-плотника в своей истории, устанавливают новые памятники (в том числе достаточно неоднозначный работы Михаила Шемякина в Лондоне). А у Риги есть чудом уцелевший и восстановленный во всей красе исторический памятник, который не установлен.

Если заглянуть в программу Риги как европейской культурной столицы в 2014 году, мы увидим многообразие замечательных мероприятий. Но, не считая открытие для публики «Углового дома», где находился КГБ, удивляет практически полное отсутствие событий и инициатив, от которых останется зримый след в городской среде. Восстановление истории Петра Первого в Риге, человека и памятника, дискуссии о достойном месте экспонирования конной статуи и собственно открытие монумента стали бы достойным дополнением этой программы…

Было бы хорошо, чтобы ваша газета поддержала такую инициативу».

Неприступная красавица

Шведская Рига стала первым западным городом на пути Великого посольства — беспрецедентной экспедиции за знаниями, осуществлённой Петром в 1697 году.

Если первое свидание царя с красавицей Ригой разворачивалось по законам драмы — нелюбезный приём послужил косвенным поводом к началу Северной войны, — то после перехода города под эгиду Российской империи Пётр смог в полной мере проявить любовь к доселе неприступной красавице.

В общей сложности он побывал здесь то ли девять, то ли двенадцать раз, то есть уделил своей первой западной привязанности внимание, какого не удостаивался ни один город, кроме нелюбимой Москвы и новой столицы — Санкт-Петербурга.

Где бы Пётр ни находился, он неизменно извещал рижский магистрат, Черноголовых, а также Большую и Малую гильдии о своих военных успехах, рождении детей и других важных событиях. Когда в 1721 году загорелся собор Св. Петра, император лично участвовал в тушении пожара, выделил деньги на восстановление сгоревшей башни и внутреннего убранства, а во избежание дальнейших пожаров учредил пожарную команду — первую в городе.

Сделанный ранее по указанию Петра рисунок самого высокого рижского шпиля стал для Доменико Трезини основой при проектировании собора Петропавловской крепости в Петербурге.

О серьёзности царских намерений в отношении Риги свидетельствуют три дворца, а также забота о развитии торговли и города в целом, для чего Пётр собирался перенести порт ближе к устью Двины, а деловой центр — в район Красной Двины. В последние годы жизни врачи настоятельно советовали Петру проводить меньше времени в столице, построенной на болоте; он подумывал о переносе рабочей резиденции в любимую Ригу и, уже будучи тяжело больным, послал сюда своего любимца Абрама Петровича Ганнибала, чтобы тот разработал проект нового перспективного района. Но не успел…

Приключения бронзового всадника

С инициативой установления памятника Петру к 200-летию присоединения Риги к Российской империи выступило немецкое сообщество.

В соревновании 58 скульпторов победило предложение профессора Берлинской академии архитектуры Густава Шмидта-Касселя: его Пётр лучше всех смотрелся на бойком месте, на котором ныне возвышается памятник Свободы. Памятник открыли в июле 1910 года при участии Николая II, царской семьи и первых лиц империи.

После начала Первой мировой бронзовую скульптуру погрузили на пароход «Сербино», подорвавшийся на германской мине и затонувший. В 1934-м эстонские водолазы подняли памятник на средства Рижской думы, после чего его фрагменты до начала атмоды осели в галерее Домского собора и на складе рижского управления благоустройства.

В этот период дальше всех в стремлении вернуть Петра в рижский пейзаж продвинулся диктатор Карлис Улманис, рассматривавший сад Виестура как место экспонирования памятников ушедших эпох. В конце 1970-х Рижский гор­исполком вроде бы решил заняться восстановлением памятника, но так ничего и не сделал.

В конце 1990-х рижский предприниматель и меценат Евгений Гомберг собрал останки памятника, доотлил недостающее, и в 2001 году на 800-летие Риги выставил конную статую на всенародное обозрение на лужайке у Городского канала — на суверенной территории правления Рижского свободного порта. Что привело к крушению думской коалиции: тевземцы ушли, хлопнув дверью, а возвращение памятника в публичное пространство столицы до сих пор рассматривается иными рижанами едва ли не как признак конца света.

Место в пейзаже

За 12 лет после смотрин памятника в 2001 году прозвучало немало предложений по его размещению в столичном пейзаже. Вот лишь некоторые из них.

  • Общественник Владимир Соколов предложил разместить Петра на северной оконечности острова Луцавсала, где недавно обустроили парк.
  • Время от времени звучат предложения по завету Карлиса Улманиса разместить памятник в парке Виестура (Праздника песни).
  • На «ленинском пятачке» на пересечении улиц Бривибас и Элизабетес. С одной стороны аллеи находится памятник Свободы, взгляд венчающей его Матери-Латвии устремлён на запад. В случае установки с другой стороны конного Петра, смотрящего на восток, ансамбль приобрёл бы архитектоническую и смысловую законченность.
  • В Старом городе на площади Екаба.
  • В начале Московского форштадта на зелёном пятачке на пересечении улиц Садовникова и Католю.
  • В Московском саду, расположенном в одноимённом форштадте.
  • На магистральном перекрёстке на выезде/въезде из Риги в Санкт-Петербург.

Газета выступила с хорошей инициативой

Вот как на инициативу «Субботы» откликнулся восстановитель памятника, предприниматель Евгений Гомберг

«В 2000 году, 4 июля директор дирекции памятника Свободы и Братского кладбища Эйжен Упманис подписал с компанией Teikas Nami договор о том, что компания за свой счёт восстанавливает скульп­туру, которая остаётся в собственности Рижской думы, а вопрос об установке будут решать депутаты. В соответствии с договором нам передали обломки.

Восстановление заняло полтора года. Договорились с литейщиками и скульптором из Санкт-Петербурга, арендовали цех на территории завода «Северстальлат» (бывший РВЗ). Рассказ обо всех приключениях займёт много времени, достаточно вспомнить, как в январе 2001 года, когда работы были в разгаре, Рижская дума собралась на экстренное заседание и вопреки подписанному с нами договору «подарила» скульп­туру — точнее, её обломки — Санкт-Петербургу. Как известно, из этого ничего не вышло: россияне «подарок» не приняли, и теперь резиденцию президента России в Константиновском дворце украшает копия памятника Петру, отлитая по гипсовым слепкам с нашего оригинала.

В соответствии с договорённостью с Санкт-Петербургом по распоряжению тогдашнего мэра Риги Гундара Боярса в дни празднования восьмисотлетия Риги на 15-17 августа 2001 года памятник выставили в парке Кронвальда. Затем Рижская дума подписала с нами договор безвозмездного ответственного хранения, и мы перевезли его на свою территорию. Сделали постамент из гранитного валуна, обсадили вечнозелёными растениями, установили ночное освещение. Доступ на автостоянку свободный, и к памятнику изредка приходят гости.

Юридическая составляющая такова. Договор о восстановлении открыт, необходимо подписать акт завершения работ. Это важно ещё и потому, что латвийские реставраторы обидно и непрофессионально обвинили нас в том, что мы «погубили памятник». В ходе восстановления мы вылепили и отлили утраченные детали, то есть скульптура, сложенная из переданных думой и новых деталей, является совместной собственностью. Нужно оформить договор дарения деталей и выполненных работ, как это было сделано с Барклаем, Армитстедом и Лачплесисом на здании Сейма. Кстати, порядок дарения предусматривает выполнение оценки стоимости дарения, навскидку около ста тысяч евро.

Я готов подписать договор дарения при ­условии, что памятнику будет предоставлено достойное место. Если меня спросят, где я хотел бы его видеть, предложу площадь Земитану, угол Бривибас гатве и улицы Лиелвардес на Тейке. За много лет памятник прижился в этом районе города. Его обломки хранились в гараже воинской части на улице Крустабазницас, ремонтировались на РВЗ, он и сейчас хранится неподалёку.

Места на площади достаточно, гранитный памятный знак в центре можно передвинуть. Улица Бривибас, где он стоял когда-то, но не бульвар, а гатве (аллея), то есть далеко от центра Риги, — на мой взгляд, хороший компромисс между противниками и сторонниками памятника.

Скульптура стоит на территории компании Teikas Nami с 2001 года — уже двенадцать лет. Свою задачу восстановить объект культурного и исторического наследия мы выполнили. Памятник замечательно украшает автостоянку, нас это вполне устраивает, и я не предпринимаю никаких действий по его установке. Конечно, прекрасная скульптура заслуживает более достойного места, давно пора вернуть её людям.

Меня нередко спрашивают, когда установят памятник. Обычно отвечаю: «Не раньше, чем похоронят Ленина…» Потому что это события одного порядка. Все понимают, что это надо сделать, но никто не берёт на себя ответственность за решение. Кроме позиции власти необходимо повышение уровня зрелости, серьёзный поворот в самосознании общества.

В том же 2001 году мы восстановили скульп­туру Барклая. Тогда Рижская дума разрешила установить его «временно», на полгода, и выяснить реакцию общества. Один друг предложил организовать рекламную кампанию в поддержку. Я отказался: не хотел «прогибать под памятник» историю. Если общество созрело, Барклай пробьётся сам. И оказался прав. Замеры общественного мнения показали, что большинство было за, как в Риге, так и в Латвии, и даже среди латышей.

Хочется думать, что инициатива газеты «Суббота» окажется свое­временной».

***

Дорогие читатели! Просим вас ответить на два вопроса. Нам важно ваше мнение

1. Должен ли памятник Петру Первому занять достойное место в городской среде?

2. Где лучше всего его установить?

Просьба указать аргументы в поддержку вашего мнения. Наиболее интересные и обоснованные предложения будут опубликованы в газете.

Писать на почтовый адрес газеты «Суббота»: Рига, ул. Пелду, 15, с пометкой: «Памятник Петру», или на e-mail: vatolin@inbox.lv.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *