Валентина Талызина: «Пришла артисткой — артисткой и уйду!»

• 03.07.2018 • Калейдоскоп, ПерсонаКомментариев (0)11

Обладательница самого узнаваемого голоса в СССР — о любимых фильмах, коллегах, семье, театре и непростой актёрской судьбе

C 30 июля по 3 августа в Юрмале стартует II Международный фестиваль музыки театра и кино «Jūras pērle. Возрождение легенды».

В этом году он обещает быть еще ярче и масштабнее, чем в предыдущем.

Если в прошлом году на фестиваль прибыли 40 артистов, то в этом году в Юрмалу приглашены 140 звезд театра и кино.

Среди них Алиса Фрейндлих, Регимантас Адомайтис, Оксана Акиньшина, Федор Бондарчук, вся семья Боярских, Роман Виктюк, Александр Збруев, Дмитрий Дюжев, Татьяна Догилева, Гоша Куценко, Леонид Куравлев, Галина Польских, Валдис Пельш, Семен Стругачев, Юрий Соломин, Юрий Стоянов, Светлана Тома, Леонид Ярмольник и др. Список любимых артистов практически нескончаем!

Елена СМЕХОВА

Народная артистка РФ Валентина Талызина обычно проводит лето на даче в Кратово. Однако, получив приглашение на фестиваль Jūras pērle, актриса тут же дала согласие.

С Латвией Валентину Илларионовну связывает не только отдых в Юрмале и воспоминания о гастролях, но и очень важный в ее жизни фильм — «Долгая дорога в дюнах» Алоиза Бренча, в котором Талызина озвучила Марту — героиню Лилиты Озолини.

— Мне этот фильм напомнил о моем детстве, — говорит Валентина Илларионовна. — В совхоз, где мы с мамой жили, в 1947 году привезли ссыльных латышей. Помню, как их выгружали из открытого грузовика, как упала в грязь старуха, как их расселяли, как по воскресеньям они собирались в заброшенном клубе… Кто-то из них повесился…

Голос за кадром

— Как вам работалось с режиссером Алоизом Бренчем?

— Перед началом работы я сказала ему: «Только не мешайте. Я вам сделаю женщину, которую полюбит весь Советский Союз», и Бренч мне поверил. Когда я говорила, что тот или иной крупный план Лилиты Озолини слишком суровый, что с такой Мартой мой голос вступит в противоречие, он даже корректировал монтаж фильма.

— В картине звучит потрясающая колыбельная «За печкою поет сверчок…». Это вы ее исполняете?

— Я так не хотела петь! Ужасно переживала, что у меня ничего не получится. Хотела, чтобы на исполнение колыбельной Марты все-таки пригласили певицу. Но Бренч сказал: «Вы со мной споете!» Сел со мною рядом, взял за руку, мы вместе отбивали такт. И я спела. Буквально со слезами на глазах.

Как-то на банкете ко мне подошла Лилита и сказала: «Вы меня озвучили лучше, чем я в некоторых местах сыграла». Когда я бываю в Риге с гастролями, она всегда приходит ко мне с букетом цветов.

— А Барбара Брыльска тоже благодарит вас за то, что вы отдали ей свой голос в «Иронии судьбы»?

— Барбара? Это совсем другой человек… Хотя я столько комплиментов получила за эту картину! Тысячи зрителей считают, что без моего голоса «Ирония» не была бы «Иронией». Одна женщина мне сказала, что она не смотрит, а слушает этот фильм.

— Если продолжить список ваших закадровых героинь, в нем обнаружатся не только персонажи Лилиты Озолини и Барбары Брыльской, но и мама Дяди Федора из мультфильма «Каникулы в Простоквашино». Озвучивать мультики труднее или легче?

— На самом деле было так: я сначала записала роль, и только потом начали работать художники. Маму рисовали уже под мой голос. Интересная деталь: художники меня не видели, но нарисовали маму в очках. И в жизни я тоже ношу очки.

— Ваш голос — это результат тренинга?

— Во время учебы его слегка поправили, но тембр мой, от природы. Ведь что такое голос? Звук души. Нет в мире одинаковых голосов, каждый индивидуален. Я всю жизнь голос берегу. Никогда не ела мороженого, не курила.

Сталинская стипендиатка

— Многие актеры говорят, что попали в профессию по воле случая. Вы тоже так думаете?

— А так и есть. Вы знаете, я полагаю, что это происходит помимо нас, все предопределено. Мне кажется, человек сам не выбирает, что-то им движет.

Возьмем мою историю. После школы я поступила в Омский сельскохозяйственный институт на факультет экономики. После второго курса началась практика: я водила трактор, полола грядки. И поняла, что все это совсем не мое, в том числе и экономика с ее постулатом «товар — деньги — товар». А потому в то же лето собралась и махнула в Москву, в театральный.

— И сразу поступили?

— Когда я приехала поступать, все театральные вузы уже закончили прием. Но ГИТИС как раз объявил дополнительный набор. Сначала секретарша меня не пускала: у меня не было аттестата зрелости, только справка из института. Но мне подсказали дождаться в вестибюле Матвея Алексеевича Горбунова. Он сказал: «Приходите завтра на прослушивание». Я пришла, и меня приняли. Как в сказке!

— Жили в знаменитом общежитии на Трифоновской?

— А где же еще? Откуда бы у меня взялись деньги на съемную квартиру? В комнате было шесть коек. Постоянно хотелось есть. Помню, возвращаюсь вечером из института, открываю шкаф, чтобы найти что-нибудь съестное, хоть корочку, а подружка кричит: «Что ты шаришь, ты же знаешь, что там ничего нет!»

— А ведь молодой девушке хочется и одеться, и в театр сходить, и на выставку…

— В театры мы ходили часто. На первом курсе я познакомилась с Романом Виктюком. Он был уже второкурсником, показывал мне Москву. Заходил за мной, и мы вместе шли в театр, консерваторию, на выставки. Виктюк умел прорываться без билета и меня обучил. Способ простой: нужно подойти к билетерше и помахать рукой кому-то в фойе: «Марья Ивановна, вы уже прошли, билеты предъявили?» Как правило, нам верили и пускали.

А потом с финансами стало полегче. Экзамены за 1-й курс сдала на все пятерки и начала получать Сталинскую стипендию — 750 рублей. Это были хорошие деньги. Я сразу начала отсылать половину маме, у нее была зарплата 400 рублей.

Зигзаг удачи и ирония судьбы

— После окончания ГИТИСа вас сразу взяли в Театр им. Моссовета, на сцене которого тогда блистали Фаина Раневская, Вера Марецкая, Любовь Орлова. На фоне таких звезд, наверное, нелегко было доказать, что вы артистка?

— Я до сих пор это доказываю. А тогда в театре говорили, что взяли девочку некрасивую, непородистую — правда, с чудесным голосом. Раневская мне так и говорила: «Ну до чего ж ты некрасивая!»

— Ох уж эта Фаина Георгиевна! Разве можно так говорить молодой девушке?

— Мне потом и Рязанов то же самое говорил. Недаром он пригласил меня на роль некрасивой общественницы Алевтины в фильм «Зигзаг удачи». Эту роль вообще-то должна была играть Алиса Фрейндлих, но она тогда готовилась стать матерью.

— В фильме «Зигзаг удачи» вашими партнерами были Евгений Евстигнеев и Георгий Бурков. Чем запомнилась вам работа с мэтрами?

— Они были фантастически талантливыми артистами. Работа с Евстигнеевым и Бурковым в «Зигзаге удачи» — один из лучших моментов в моей жизни. Потрясающие профессионалы, они были еще и замечательными, жизнерадостными людьми, все время показывали зарисовки, рассказывали анекдоты, веселые истории. Я хохотала до упаду.

Расскажу один забавный случай. Съемки проходили в феврале, было ужасно холодно. Ну и вы понимаете… За углом в перерывах мы разливали и грелись. Вдруг Рязанов объявляет собрание: «Я до глубины души возмущен! Не смог найти ни одного трезвого дубля!»

Как жаль, что Эльдар Александрович от нас ушел! Это был человек планетарного масштаба. Очень большая утрата, очень…

— Сегодня на всех встречах со зрителями вы поете песню «Вагончик тронется…» из культового рязановского фильма. У нее, вероятно, тоже есть своя история?

— О том, что мы с Лией Ахеджаковой будем подпевать, нам объявили на съемочной площадке. Просто поставили перед фактом и дали на ознакомление полчаса. Потом раздалась команда «Мотор!». Через 10 минут вся группа умирала со смеху.

Рязанов побледнел: «Ладно, все, закончили». И поворачивается к Микаэлу Таривердиеву, который сидел у монитора: «Научи их хоть как-нибудь петь!» Тот поднял голову: «Да их не научишь никогда!» Тогда мы просто стали записывать дубль за дублем. Потом звукооператор Юра Рабинович собрал по кускам из шести вариантов то, что вошло в фильм. Там видно и слышно, что мы врем мотив до потери пульса.

Актёр — дело рисковое

— Вы снялись в 115 фильмах. Ощущаете себя звездой?

— Никогда не считала себя звездой. Когда прихожу на съемочную площадку, всегда говорю режиссеру: «Вы капитан корабля, и ваше слово будет последним». Но все равно считается, что у Талызиной плохой характер. Просто я иногда говорю правду в лицо. Это мой недостаток.

— Какими встречами на съемочной площадке и театральной сцене вы особенно дорожите?

— Я снималась со всеми комиками Советского Союза — начиная от Юрия Никулина и заканчивая Савелием Крамаровым. Не говоря о гениальных актерах Евгении Леонове, Леониде Маркове, Евгении Евстигнееве, Георгии Буркове. Перед камерой они всегда вперед пропускали меня, а сами оставались как будто в стороне.

В театре ко мне очень хорошо относились Вера Петровна Марецкая и Любовь Петровна Орлова. Все, что говорили мне эти великие актрисы, я помню так, как будто это было вчера. Их отличали фантастическая любовь к искусству и святое служение ему. По-моему, чем больше таланта у человека, тем он добрее и шире. К сожалению, почти никого из моих любимых партнеров уже нет в живых.

— А как вам нынешние молодые артисты? Что они любят больше — искусство или деньги, которые можно заработать на искусстве?

— Нет, нет. Я думаю, что они все-таки любят искусство в себе.

— Что такое артист? Это дар божий или тяжкий труд?

— Только труд. Я актриса средних способностей.

— Что?! Народная артистка России — средних способностей?!

— Да. Я-то знаю, каким трудом дались мне Москва, моя профессия и вся эта жизнь…

— Многим пришлось пожертвовать ради профессии?

— Да, профессия не раз ставила меня перед очень жестким выбором. И каждый раз я выбирала именно ее. Больше всего мне жаль, что я не могла дать своим близким столько внимания и любви, сколько они заслужили. Но если бы мне предложили начать все сначала, я ничего не стала бы исправлять. Моя жизнь сложилась так, как сложилась.

— Ваша дочь тоже стала актрисой. Не пытались ее отговорить?

— Это решение Ксения (дочь актрисы носит фамилию не матери, а своего мужа — Хаирова. — Прим. авт.) приняла сама. Я не хотела, чтобы она пошла моим путем, потому что идти нынче в актеры — дело рисковое. Но у нее все хорошо складывается: снимается в сериалах, играет в театре. И внучка Анастасия тоже пошла по моим стопам. Дай бог ей удачи!

«Я ещё не наигралась!»

— Некоторые ваши коллеги меняют театры как перчатки, а вы служите в одном и том же вот уже более 60 лет. Почему?

— Театр Моссовета — это мой дом. Однажды один режиссер звал меня в свой театр, зарплату предлагал в пять раз больше. Не пошла. Он с досадой спросил: «Ну что вас держит в театре, где вы ничего не играете?» — «Стены», — ответила я. Ну не стены, конечно. Держат моя молодость, какие-то устои, заповеди, которые в меня вложили, и они стали моими.

— Недавно прочла в Интернете, что вы предлагали свою кандидатуру в худруки Театра им. Моссовета. Это правда?

— Никогда в жизни! Ни режиссером, ни педагогом, ни худруком я быть не могу. Пришла артисткой — артисткой и уйду!

— Есть ли роли, которые вы хотели бы сыграть, но не сыграли?

— Я никогда не играла в пьесах Чехова, хотя всего его перечитала. И именно он подвиг меня стать артисткой. С удовольствием сыграла бы одну из его героинь, но, к сожалению, я уже не подхожу по возрасту. Да и ролей все меньше, почти нет.

В минувшем году целое лето просидела на даче, ничего не делала. И как-то было не по себе от этого ничегонеделания. Сама себя уговаривала: хватит, пора пожить тихо и спокойно. Но я еще не наигралась. Не наигралась…

— Как вы думаете, что нужно женщине, чтобы быть счастливой?

— Не могу сказать точно. Счастливых женщин я видела мало.

— Что вам не нравится в людях?

— Алчность, подлость, расчет, желание перешагнуть через человека. Не переношу людей, готовых ради своей выгоды сделать любую гадость. Ведь все потом оборачивается против него самого!

Я точно знаю, что все взаимосвязано и каждый камень, брошенный вчера, обязательно вернется обратно — не сегодня, так завтра.

Семейная история

— Валентина Илларионовна, откуда у вас такая необычная для русского слуха фамилия?

— У моих предков была довольно интересная история. Мой далекий предок жил в XVI веке в Казани. У него было татарское имя Мирза Тагалдызин. Он вышел из Орды в 1436 году и приехал в Муром к великому князю Василию Васильевичу. Затем он в крещении принял имя Иаков, а его фамилия Тагалдызин превратилась в более привычный русскому уху вариант. Так что все Талызины в России — от того Мирзы. Это одна ветвь, со стороны отца.

Другая ветвь, по линии мамы, связана с Польшей и Украиной. Мой дед Григорий женился на польке. И со стороны матери у меня много родственников — поляков и украинцев. Но несмотря на такую бурную смесь кровей, я считаю себя чисто русским человеком.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *