Политиков нельзя и на милю подпускать к детсадам!

• 07.03.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)757

Второй по непопулярности в народе министр с отрицательным рейтингом -23,1 процента — он же и самый активный. Таким количеством реформ и нововведений, которыми фонтанирует Роберт Килис, не может похвастать ни один другой член правительства Латвии. Возможно, даже ни одного из правительств. То он обещает сократить летние каникулы, то убрать бюджетные места в институтах, то полностью изменить содержание программ средних школ, то «поженить» ПТУ и бизнес…

Сразу после вступления в должность Килис собрал новых сотрудников в Военном музее и несколько часов излагал свое представление о реформах. По свидетельству госсекретаря министерства образования Марека Грушкевица, который пережил на своем посту десять шефов, за первые недели работы ему удалось выслушать столько мнений, сколько другие министры успевали за первые 100 дней.

Все эти преобразования вызывают бурные дискуссии как среди педагогов и ученых, так и в народе. Порой создается впечатление, что никто, кроме самого министра, не в состоянии понять, куда же он движет отечественную систему образования. И уж тем более не в курсе, как достичь прогрессивных целей, обозначенных энергичным новатором. Возникают подозрения, что дальше генерации идей министр и не пойдет: то ли не успеет за время своего правления, то ли это невозможно в принципе… Да и вообще, стоит ли бежать впереди паровоза?

Собираясь на интервью, я поинтересовалась у завуча школы, в которой учатся мои дети, что она хотела бы спросить у министра образования. «А разве ему интересны наши вопросы? — довольно мрачно отреагировала завуч. — Министрам все равно, как и чем мы живем. Они там наверху придумывают всякое, а нам выполняй. Как и нужно ли оно нам — такими проблемами они не мучаются».

Сам Роберт Килис весьма спокойно относится к негативным оценкам своей деятельности: его специальность социоантрополога позволяет заранее предсказать реакцию тех или иных социальных групп. Но он ее не боится: в истории редкие реформы не встречали противодействия, это нормальное проявление силы инерции. Избежать ее можно, только если сидеть сложа руки. Но новый г-н министр пришел в политику вовсе не за этим. Чего точно не приходится ждать от Роберта Килиса, так это скуки.

Говорите по-русски!

 

«Здрав-ствуй-те!» — очень внятно, даже с некоторым вызовом в голосе, произнес Роберт Килис, когда я с пачкой вопросов возникла в дверях министерского кабинета.

Почему-то после референдума приветствие на русском от представителя власти подействовало на меня как-то особенно волнующе. Слегка запинаясь, я произнесла продуманную заранее вводную речь на государственном…

«Я же с вами говорю по-русски! Почему вы со мной — по-латышски?!» — с убийственной улыбкой перебивает меня г-н Килис. Определенно, в творческом псевдониме Киллерс, под которым министр фигурирует в беседах большинства знакомых родителей, что-то есть. «Потому что мы живем в Латвии!» — только и нашлась что ответить я.

Рассказывают, что Килис любил бросать вызов существующим нормам и раньше. Например, в конце 90-х пришел читать лекции в Высшую школу экономики в шортах с широкими подтяжками, за что тут же получил замечание от проректора: профессорам в таком виде ходить неприлично. От шортов он так и не отказался, пожертвовал лишь подтяжками.

На сей раз министр был одет по всем нормам этикета, зато общение получилось довольно неформальным…

В этом номере «Субботы» мы публикуем лишь малую часть беседы с министром на самую актуальную тему — языковую. Продолжение — в следующем номере.

Латышский язык — по ваучеру

 

— На референдуме политики правящих партий настаивали, что все должны знать латышский язык. Но если отбросить эмоциональные моменты, у русских школьников нет позитивной мотивации это делать. Значительная часть молодежи собирается покинуть Латвию. К тому же язык в большинстве школ преподают откровенно скучно…

— Отвечу по порядку.

Первое. Я участвовал в исследовании Агентства латышского языка о конкурентоспособности языков. Большинство школьников, как латыши, так и нелатыши, считают свой родной язык менее конкурентоспособным, нежели английский. Я лично видел, как русскоязычные студенты Стокгольмской экономической школы, где я преподаю, читали «Преступление и наказание» Достоевского на английском языке. Так что в Латвии давно конкурируют три языка.

Монолингвальное образование — это XIX век. Очень скоро нам придется забыть, что у нас будет школа, где только один основной язык, а остальные преподаются на уроках иностранных языков. Историю, химию, физику, математику на определенных этапах школы будет предлагаться учить на других языках.

Второй момент. После принятия школьных реформ 2004 года высшие должностные лица почти не посещали нелатышские школы и не интересовались, что там происходит. Они не общались с учителями и учениками, чтобы узнать, какие у них проблемы и пожелания, не стимулировали своим вниманием и оценками достижений. Это тоже большой пробел в мотивации, который надо исправлять.

В-третьих, чтобы заинтересовать русских детей в изучении латышского, а латышских — русского, очень важен процесс культурного и спортивного внедрения. Должны быть финансируемые государством совместные лагеря, спортивные состязания между школами.

Уже два года я предлагаю внедрить систему культурных ваучеров, которая очень хорошо действует, скажем, в Амстердаме: школы получают на каждого ученика купон на некоторую сумму, чтобы он мог бесплатно посетить культурные мероприятия из предложенного списка. Конечно, не на «Пилу-6» сходить, а, например, на русскую классику на латышском языке в постановке Нового Рижского театра. Или на мероприятие в Академии им. Кубертена под руководством олимпийского чемпиона по гребле на байдарках и каноэ Ивана Клементьева… Процесс изучения языков должен быть интересным, талантливым, культурно интегрирующим.

Основной язык у детей должен быть родным

 

Министр образования возмущен идеей представителей партии «Единства» перевести все дошкольные учреждения на латышский язык обучения.

— Я не понимаю, как можно думать, что вопрос сплоченности этого общества решается… быстрым закрытием дошкольных учреждений, которые работают на нелатышском языке!

Это вообще вопрос не политический и не лингвистический. Как министр образования я буду твердо стоять на позиции, что в детских садах главное — развитие ребенка. И в дошкольном периоде это лучше всего получается на родном языке — чисто когнитивно и эмоционально.

Конечно, очень хорошо, а сегодня даже необходимо, чтобы в любом детском саду присутствовало больше одного языка, чтобы ребенок был в контакте с другими языками, знакомился с ними с раннего возраста… но основной язык в этом возрасте должен быть родным. Это на других уровнях образования вопрос языков можно решать исследованием рынков и реалий, но не на начальном.

И вообще, откуда такие скоропалительные решения?! Этот вопрос не был даже проанализирован. Здесь главные эксперты — родители, воспитатели, преподаватели и эксперты по детскому развитию, а политиков туда и на милю не надо подпускать. Пока я министр образования, это будут решать именно специалисты, а не политики — латышские или русские, неважно.

Я буду твердо стоять на том, чтобы в государственных садиках такое бездумное нововведение не прошло.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *