Milda

Тайна Милды: латвийские дамы как золотой фонд страны

• 07.03.2013 • ИсторияКомментариев (0)944

Международный женский день 8 Марта, хотя с некоторых пор и попал в официальный список отмечаемых государством дат, всё равно остаётся под подозрением. «При Улманисе такого праздника не было!» — говорят некоторые. Причём не было как при первом, так и при втором. Для иных этот праздник остаётся советским, оккупантским, имени Клары Цеткин.

Когда несколько лет назад рижский мэр впервые развесил по городу плакаты, поздравляющие женщин, латышская пресса обвинила мэра в том, что он сделал это рукой Москвы. Безусловно, для поздравления женщин любой день хорош. Но так исторически сложилось, что особо массово их поздравляют именно 8 Марта. И в этот же день им и про них говорят хорошие слова, чествуя прекрасных дочерей человечества. Вот мы и решили вспомнить славных латвийских женщин. Некоторых вы знаете по имени, а иные забыты, что совершенно несправедливо.

Почему памятник Свободы в Риге называют женским именем

31 октября 2011 года, в понедельник, рижане с удивлением увидели плывущую по Даугаве Милду. Точнее, фанерную фигуру примерно в два метра, изображавшую голову знаменитого памятника, и две руки, держащие три звезды. Остальное было скрыто в воде. Прямо напротив Рижского замка.

Бдительные граждане вызвали спасателей. Спасатели вытащили фанерную Милду и передали полиции. Газета «Диена» пыталась выяснить дальнейшую судьбу фигуры, но узнала только, что она была передана Рижской думе и где-то там пропала. Авторы этой акции тоже остались неизвестными. Описывая произошедшее, газета всюду употребляла имя Милда — и всем было понятно, о ком идёт речь. Потому что Милда в Риге, да и во всей Латвии, одна. Так с незапамятных времён называют главный памятник страны.

Про открытый в 1936 году в центре Риги памятник Свободы работы скульптора Карлиса Зале рассказывают много легенд. По-прежнему ещё в некоторых зарубежных путеводителях можно прочесть, что на нём установлена мать-Россия, держащая в своих ладонях три звезды, символизирующие Латвию, Литву и Эстонию. Подобное утверждение в одном британском справочнике вызвало большой скандал в Латвии. Но в советское время встречались рижане, которые действительно так думали.

В 90-е годы в русской прессе распространился слух, что внутри этого памятника сохранился фундамент другого — Петру Первому, торжественно открытого Николаем II в 1912 году. Чего не могло быть, так как его пьедестал находился ближе к нынешнему бульвару Райниса. Однако в это поверили, и только после того, как внутрь запустили тележурналистов, эта легенда рухнула.

Одна из самых устойчивых легенд: памятник Свободы спасла прославленный советский скульптор Вера Мухина. Якобы она в 1944 году явилась на заседание Военного Совета, на котором обсуждалось решение о сносе памятника, и заступилась. За что председатель латвийского Совнаркома Вилис Лацис якобы подарил ей дачу. Или хотел подарить. Однако до сих пор не найдено никаких документов, свидетельствующих о намерении советских властей снести памятник Свободы. Рассказ о чудесном заступничестве Веры Игнатьевны впервые появился в 90-е годы в интервью с её родственником. Экскурсоводы Музея оккупации аргументировали просто: «Ну разве могли оккупанты не хотеть снести этот памятник?!» Но в изданной в этом году на русском языке книге Музея оккупации эта история признаётся недостоверной.

* * *

А самая главная легенда связана с именем, которым жители Латвии ласково называют этот памятник. Все зовут его Милдой, однако далеко не все согласны с тем, что его можно так называть. Буквально в прошлом году на страницах газеты Latvijas Aviize разразилась целая дискуссия: «Уместно ли именовать одну из главных святынь латышского народа Милдой?»

«Меня охватывает глубокая неприязнь, когда я слышу, как наш памятник Свободы вульгарно называют Милдой. Народ Латвии, в том числе мои родители, жертвовали деньги на возведение символа Латвии. Офицеры, проходя мимо памятника Свободы, отдавали ему честь. Мне всё равно, на чём основано прозвище Милда, но оно звучит ужасно. И тех, кто так его называет, хочется спросить: может быть, кто-то считает, что вы похожи на популярного комика? Но вас же называют по имени и фамилии, а не Чаплином, Никулиным или Бином», — писала читательница из Рижского района.

«С детских довоенных лет помню, что памятник Свободы другим, необдуманным именем Милда чаще всего называли инородцы. Конечно, для нас, латышей, памятник — святыня и нам не нужно использовать для его названия другое слово. И к нему не нужно идти тем, кто против свободной, независимой Латвии», — утверждал читатель Миервалдис.

«Считаю, что народ может называть памятник Свободы Милдой, — возражал читатель Янис П. — Это название уже вошло в разговорный язык, она латышское и благозвучное. Конечно, во время государственных праздников или визитов иностранных дипломатов надо использовать только официальное название…»

Подобные дискуссии и были и в других латышских газетах. Но почему же памятник Свободы в Риге называют женским именем Милда?

20120815205653_8628Загадка леди Винтере

Существует мнение, что при создании главной скульптуры памятника Карлису Зале позировала модель по имени Милда. Одни исследователи считают, что документального подтверждения этому нет. И одной модели тоже нет: скульптору позировали по крайней мере семь женщин.

Другие указывают даже фамилию — это Милда Винтере. И цитируют её письмо: «Меня зовут Милда. Урождённая Крастиня. Живя в Милгрависе, я познакомилась с Альфредом Александром Винтером, на Рождество 1927 года мы поженились. Когда Альфред получил славу певца, на каком-то летнем празднике я познакомилась со скульптором Карлисом Зале. Это изменило мою жизнь. Я, как сейчас говорят, стала легендой. В 1935 году Карлис Зале закончил работу над памятником Свободы по проекту «Сияй как звезда». В народе говорили, что женщина наверху памятника очень похожа на меня. Не знаю, почему, но народ дал ей моё имя Милда».

Противники этой версии нашли фотографию Милды Винтере и сравнили её лицо с лицом статуи на памятнике Свободы. Действительно, особого сходства не наблюдается. Однако кто снизу может разглядеть лицо это железной женщины? Скорее всего, имеется в виду схожесть фигуры. Однако фотографии Милды Винтеры, урождённой Крастини, в полный рост, да ещё с поднятыми руками, никто не предоставил.

Поэтому споры продолжаются. Была ли натурщица Милда? Уместно ли так называть главный памятник страны?

А в народе тем временем статую памятника Свободы всё равно продолжают называть Милдой. И латыши, и русские. И если народ решил, что это милое женское имя монументу подходит, никакими законодательными актами это уже не запретишь.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *