sergij

Миссия владыки Сергия

• 03.04.2014 • РелигияКомментариев (0)861

Фашисты расстреляли его за преданность Московскому патриархату, а советская власть вплоть до своего конца называла его предателем, продавшимся немцам

29 апреля исполнится ровно 70 лет с того трагического дня, когда по дороге из Вильнюса в Ригу при невыясненных по сей день обстоятельствах был убит митрополит Сергий (Воскресенский).

Он был главой Латвийской, Литовской и Эстонской православной церкви Московского патриархата и руководителем Псковской духовной миссии священства на оккупированной немцами территориях. В 1941 году именно он предотвратил переход Латвийской православной церкви под юрисдикцию Константинопольского патриархата.

Прогерманская газета Naujoji Lietuva тогда сообщила:

«29 апреля 1944 года экзарх Прибалтики ехал по старой дороге Вильнюс — Каунас (Ковно). С ним были водитель и супружеская пара. Неожиданно их машину обогнал джип и прижал её к обочине. Из него выскочили двое в немецкой форме и в упор изрешетили машину с пассажирами. Потом сели в джип и уехали».

На послевоенном судебном процессе по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвии, Литвы и Эстонии были представлены секретные документы, указывавшие на убийство владыки нацистами.

О том, что это преступление могла совершить советская разведка, имелось лишь одно свидетельство рижского священника и бывшего участника Псковской миссии Николая Трубецкого. Батюшка отсидел в лагере десять лет и потом рассказывал, что получил признание одного заключённого о том, что по приказу КГБ тот участвовал в убийстве митрополита Сергия.

Похоронили владыку на рижском Покровском кладбище, и вплоть до начала XXI века его имя предали забвению. Вместе с именами тех, кто под его руководством шёл на контакт с немцами ради возрождения церковной жизни в годы Великой Отечественной войны.

Правду о Псковской духовной миссии стали постепенно раскрывать буквально несколько лет назад. После того, как люди в массе своей стали возвращаться в храмы и осознавать суть церкви. После того, как стали открывать архивы и пересматривать показания свидетелей.

Для широких масс реабилитация имени митрополита Сергия (а для кого-то — и вовсе открытие его имени) произошла после выхода на экраны художественного фильма «Поп», который режиссёр Владимир Хотиненко снял именно об участниках Псковской миссии. Владыка стал одним из его основных героев.

После премьерного показа этой ленты в Риге Владимир Иванович Хотиненко вместе с супругой Татьяной первым делом отправились на Покровское кладбище, на могилку митрополита Сергия — поклониться.

— Он был удивительный человек. Убеждённый антисоветчик, умница, любил оперную музыку, был холёный, светский, у него даже парикмахер был свой. И при этом — молитвенник, удивительно скромный, добрый, умный, бесстрашный, — сказал Владимир Иванович. Он такой крест на себя взвалил, что мало кому доводилось. Он знал, что в любом случае это кончилось бы для него плохо — что от немецких захватчиков, что от советской безбожной власти. Мне было очень его жаль, я даже плакал.  А когда я узнал, что владыка спас детей из концлагеря Саласпилс, выпросив их у немцев, которые брали у малышей кровь, мое сердце безраздельно было отдано этому человеку. Смею думать, что митрополита Сергия потом обязательно причислят к лику святых.

В свою очередь, митрополит Рижский и всея Латвии Александр после просмотра фильма «Поп» наградил Владимира Хотиненко медалью священномученика Иоанна Рижского — за достоверный фильм об истории Латвийской православной церкви.

Неизвестные повороты и повторы истории

В миру владыку Сергия звали Дмитрием Николаевичем. Родился он 26 октября 1897 года в Москве в семье священника. В 25 лет ушёл в московский Данилов монастырь, в 28 лет принял монашество.

Несколько лет был секретарём Московской патриархии и редактором церковного журнала. В 36 лет стал епископом. Был очень близким другом митрополита Сергия (Страгородского), который в 1943 году был избран Патриархом.

В 1940 году, после присоединения стран Прибалтики к Советскому Союзу, епископа Сергия (Воскресенского) направили служить в Латвию, православная церковь которой с 1936 года находилась в юрисдикции Константинопольского патриархата, так же как и Эстонская, — с 1923 года.

Синоды Эстонии и Латвии тогда обратились к Московскому патриархату с просьбой воссоединить их церкви с Русской православной церковью и получили одобрение своего прошения.

24 февраля 1941 года Московский патриархат учредил в странах Балтии экзархат (церковный округ), во главе которого был поставлен владыка Сергий (Воскресенский). В начале марта 1941 года его возвели в сан митрополита Виленского и Литовского, экзарха Латвии и Эстонии. Вскоре глава Латвийской церкви митрополит Августин (Петерсон) и глава Эстонской церкви митрополит Александр (Паулус) покаялись в грехе раскола, и прибалтийские церкви вновь воссоединились с Московским патриархатом.

Митрополит Августин стал епископом Рижским, митрополит Александр — епископом Таллинским, а вместе они подчинялись экзарху Сергию.

А потом началась война.

20 июля 1941 года, когда Латвия уже была захвачена немецкими войсками, митрополит Августин провозгласил о восстановлении статуса Латвийской православной церкви в юрисдикции Константинопольского патриархата. И попросил фашистов выслать из Латвии митрополита Сергия.

Однако Августина поддержали только пять священников небольших сельских приходов. Владыка Сергий призвал непокорного митрополита не раскалывать церковь. Но Августин не подчинился этим требованиям, после чего был лишён священнического сана.

Аналогичным образом развивались события и на территории Эстонии. Только митрополита Александра (Паулуса) поддержали большинство православных приходов эстонцев, и они остались в подчинении Константинополя, а русские приходы — в ведении Москвы.

История имеет свойство повторяться. Обратите внимание, что в наши дни православная церковь в Эстонии вновь расколота на две части, Латвийская православная церковь хоть и подчиняется Московскому патриархату, но имеет статус самостоятельной, и только в Литве православная церковь была и остается обычной епархией Русской православной церкви.

Церковная жизнь тылу врага

Гестапо арестовало митрополита сразу после оккупации Прибалтики. Однако владыка сумел убедить гитлеровцев в том, что им выгоднее сохранить на северо-западе именно епархии Московского, а не Константинопольского патриархата — «союзника» англичан.

Сегодня из немецких и советских архивов известно, что у митрополита Сергия был опыт общения не только с гестапо, но и с НКВД. Ещё в Москве, в Даниловом монастыре, тогда ещё иеромонах Сергий пять раз подвергался арестам.

Может быть, тогда-то владыка и научился искусству лавирования в интересах возрождения церкви? В узком кругу близких к нему людей он не раз повторял: «И не таких обманывали! С НКВД справлялись, а этих колбасников обмануть нетрудно!..»

В августе 1941 года по благословению и под руководством митрополита Сергия на занятых немцами территориях Псковской, Новгородской, Ленинградской, Великолукской и Калининской областей была развёрнута деятельность Псковской духовной миссия священнослужителей, которой удалось к началу 1944 года открыть около 400 церковных приходов, в которых служили 200 священников.

Митрополит Сергий добивался у немцев продовольственных пособий и медикаментов для беженцев и заключённых концлагерей. Батюшки всячески старались поддерживать простой народ, тайно помогая при этом партизанам, военнопленным. Многие из них за это были казнены фашистами.

Владыка также сумел организовать на территории Псковской миссии издание церковных газет и журналов, возобновить преподавание в школах Закона Божьего, даже открыть православный музей.

С немцами митрополит Сергий обращался исключительно официально, они же следили за ним постоянно, даже в алтарь входили.

Осенью 1943 года, когда Сталин стал отпускать из лагерей ГУЛАГа священнослужителей, открывать храмы и издал указ о разрешении выбрать Патриарха, владыка предвидел новые репрессии. «Сталин не Савл и никогда не станет Павлом», — говорил он в своём пасхальном приветствии православным Прибалтики.

Конечно, Сталину это не могло понравиться.

Нацисты, в свою очередь, требовали от митрополита публичного отречения Латвийской и Литовской церквей от Московского патриархата, а также осуждения выборов нового Патриарха.

Последняя весна

Весной 1944 года гестапо контролировало каждый шаг митрополита Сергия. Они знали, что он сторонится священников, тесно сотрудничающих с немцами, что слушает московское радио, что любит песню «Синий платочек».

Немцы поняли, что он только создаёт видимость служения им, а на самом деле главным для него была церковная работа по объединению трёх церквей Прибалтики и возрождению церковной жизни.

Жил владыка тогда в небольшом домике при храме Казанской иконы Богородицы в Дзинтари (который после войны взорвали, а сегодня восстанавливают).

28 апреля, в пятницу, он находился в Вильнюсе и получил срочную телеграмму: в Риге скоропостижно умер его близкий друг оперный солист Дмитрий Смирнов, певший ещё с Фёдором Шаляпиным в Мариинском театре.

На похороны он взял с собой другого певца — бывшего солиста московского Большого театра Иннокентия Редикульцева, который солировал в хоре вильнюсского Свято-Духова монастыря.

Отслужив панихиду по Дмитрию Смирнову, владыка сказал сослужившему ему священнику Михаилу Кузьменко: «Сегодня я отпевал себя».

Предчувствие смерти не покидало митрополита Сергия целый год. Ему было только 47 лет, но он успел составить духовное завещание, в котором назначил трёх кандидатов на своё место и попросил похоронить его в Риге, на Покровском кладбище.

Шестнадцатилетняя солистка хора Вильнюсской Свято-Духовской церкви Алла Огиевич позже вспоминала:

«Когда владыка появлялся в храме, всё вокруг будто начинало сверкать! Это был замечательный архиерей. Все очень любили его. 29 апреля мы провожали владыку в Ригу до его лимузина у Святых ворот. Он со всеми прощался, всех благословлял. Кроме шофёра с ним поехали Иннокентий Редикульцев с женой Марией. А через два часа произошло ужасное убийство»…

29 апреля 1944 года владыку, водителя, Иннокентия Редикульцева и его жену нашли расстрелянными в машине.

Смерть митрополита Сергия произвела настолько сильное впечатление на Патриарха Сергия, что многие говорили: она стала главной причиной его скоропостижной смерти (15 мая 1944 года).

Матери владыки Сергия Зое Дмитриевне в 1946 году прислали в Москву кованый сундучок, а в нём — то, что осталось от её сына: панагия, пуховое одеяло, подушка и рубаха с двенадцатью дырочками от пуль…

Знала ли она, сколько сотен людей были спасены в годы войны стараниями её сына, известно, пожалуй, одному Богу. Наверное, она не могла этого не чувствовать…

Митрополит Сергий погиб в то время, когда верующие люди ещё приветствовали друг друга словами «Христос воскресе!»: Пасху в 44-м отмечали 16 апреля. Говорят, что люди, которые уходят из земной жизни в первые сорок дней после Пасхи, попадают в рай.

Наталия ЗАХАРЬЯТ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *