img_0306

Замок Бенкендорфа: львы и колыбель гимна России

• 12.05.2014 • ИсторияКомментариев (0)897

Буквально в 27 км Таллина, в местечке Кейла-Йоа (Keila-Joa) на берегу реки восстановлен старинный замок, который принадлежал главе Тайной канцелярии Российской империи графу Александру Бенкендорфу.

Именно здесь, на территории современной Эстонии, ровно 181 год назад впервые прозвучал гимн «Боже, царя храни». Причём случилось это во время визита императора Николая I.

По иронии судьбы после смерти главы жандармов Бенкендорфа владельцами замка Кейла на мызе «Фалль» стали потомки декабриста Волконского. А когда в 1941 году усадьбу заняла немецкая армия, именно здесь находилась разведшкола немецкой разведки — абвера.

В апреле «Суббота» побывала в Кейла-Йоа и «побеседовала» с мраморными львами, возле которых уроженец Ревеля (так тогда назывался Таллин) Алексей Львов 26 мая 1833 года исполнил гимн, вошедший в историю России.

Свидетели истории

Фигуры львов возле замка Кейла подлинные, их берегли как Бенкендорфы, так и Волконские. В войну мраморные фигуры таинственным образом исчезли, но через 30 лет невредимыми вернулись на постамент — как оказалось, просто подремали пару десятилетий в подвале одного из местных жителей.

Если бы львы, которым, по мнению специалистов, более 200 лет, могли заговорить, они поведали бы немало тайн. Впрочем, кое-что они мне всё-таки нашептали на ухо.

…У замка и всей усадьбы (в течение нескольких столетий имение называлась мызой «Фалль») — просто потрясающая история. Здесь жили и часто бывали люди, вершившие судьбы России: императоры, великие князья и важные государственные сановники, гостили известные музыканты, певцы, композиторы.

Любопытно, но усадьба Кейла-Йоа принадлежала многим знаменитым родам: Врангелям и ещё Тизенгаузенам.

В письме к жене в 1843 году поэт Фёдор Тютчев восхищается эстонским имением Фалль: «Эта местность считалась бы красивой даже в самых живописных странах».

Тут действительно невероятно красиво: представьте себе шумный водопад высотой около пяти метров, который играет всеми цветами радуги и падает в бурную реку, вода которой устремляется к Балтийскому морю. Парк старинный, с каналами, мостами, беседками. Многие деревья посажены российскими царями.

Сам замок в Кейла-Йоа построил выдающийся архитектор своего времени Андрей Штакеншнейдер — тот самый, который позже спроектировал Мариинский и Николаевский дворцы Санкт-Петербурга и многие другие выдающиеся здания.

В журнале «Радуга», который выходил в Ревеле в 1833 году, была опубликована хроника пребывания российского императора на мызе «Фалль». «Внутри замка очень много любопытного… великолепная гостиная с изображениями царственных особ и с креслами, которые напоминают рыцарский век. В этой гостиной вы видите в противуположных стенах по сторонам от канапе спокойно, как бы из царства теней смотрящих друг на друга Петра I и Карла XII. Обратят также ваше внимание изящно убранные кабинеты Графа и Графини, затейливая и вся пёстрая Китайская комнатка и пр. и пр. и пр. В разных местах вы встретите герб Графа с надписью: Perseverance (постоянство)…»

Сегодня бывшее великолепие усадьбы возрождает новый владелец мызы — предприниматель из Таллина Андрей Дворянинов, который несколько лет назад купил усадьбу, если верить эстонским газетам, за 385 тысяч евро.

В кабинете графа Бенкендорфа всё так, как было при его жизни: огромный стол-бюро, портреты государей, медали войны двенадцатого года, бронзовые бюсты, модели памятников. Здесь висит картина — известная акварель Кольмана «Декабрьский бунт на Сенатской площади». …На потолке, как и во всём доме, на лепных украшениях, на дверных ручках — всюду герб Бенкендорфа: три розы на щите и девиз: «Persévérance» («постоянство» — франц.).

Жизнь в имении просто забурлила. Князь Сергей Волконский описывает её так: «Людно, разнообразно, можно сказать, на большой дороге, на европейской дороге. С Петербургом постоянное сообщение: курьеры, фельдъегеря, адъютанты; за полторы версты не доезжая до Фалля, по ревельской дороге, до самого недавнего времени стоял маленький домик — конечно, готический, — маленький красный домик, в котором курьеры, фельдъегеря и адъютанты переодевались, прежде чем являться графу. Постоянно гости…»

— Приезжайте к нам через месяц-другой, — улыбается Андрей Дворянинов. — Мы заканчиваем реконструкцию замка, экспозиция на первом этаже уже почти готова, сюда уже экскурсии ходят. Вот-вот откроем здесь ресторан и кафе, планируем проводить регулярные концерты…

На втором этаже старинного здания, как сообщил хозяин владений, будет гостиница: может, кому-то захочется пожить в покоях Бенкендорфа или его красавицы супруги (оба похоронены в парке усадьбы). Мне же тревожить тени прошлого не по душе, лучше я здесь буду гулять днём. Тем более что в имении можно провести 12 часов и не успеть всё осмотреть.

Если будете в этих местах, советую погулять в окрестностях мызы: нависшие скалы, бурливая река, виднеющееся вдали море… «Парк действительно огромный, в нём пятьдесят четыре версты дорожек, — писал Сергей Волконский. — Нет ни одного похожего места: по берегу моря, по зелёным лугам, сосновыми рощами, вдоль реки, спуски и подъёмы… И я, пожалуй, не могу припомнить ничего, что могло бы сравниться с фалльским парком по красоте…»

Уверяю, за 200 лет здесь ничего не изменилось. Даже подвалы-ледники, в которых хранили рыбу (в основном жирных лососей), выловленную в реке у замка, хоть сегодня готовы принять новый улов.

Волконские и Бенкендорфы

Помните водопад в фильме «Тайна королевы Анны, или Мушкетёры тридцать лет спустя»? Эта и есть Кейла-Йоа!

Граф Александр Бенкендорф купил эту усадьбу вместе с водопадом в 1827 году за огромную сумму — 65 000 рублей ассигнациями. Вскоре место стало летней резиденцией Бенкендорфа и его домочадцев. Так, здесь проводили лето его супруга Елизавета Андреевна и дочки Анна, Мария и Софья.

Старшая дочь Анна вышла замуж за австрийского дипломата и уехала с ним из России, а младшая Софья стала женой князя Кочубея. И надо же такому случиться, что средняя дочь Бенкендорфа красавица Мария в 1838 году вышла замуж за сына Сергея Волконского Григория. Кстати, именно Мария после смерти отца в 1844 году унаследовала имение Фалль.

Летопись сохранила некоторые моменты этой семейной истории, имеющей фантастическое продолжение. Зимой 1859 года в Риме теперь уже дочь Марии и Григория — Елизавета Волконская обручилась с камер-юнкером Михаилом Сергеевичем Волконским. Свадьба состоялась в Женеве 24 мая 1859 года. Княгиня Софья Григорьевна Волконская, которая впервые увидела своего племянника Михаила во время поездки в Сибирь в 1854 году, просто ахнула: кто бы мог подумать, что через 33 года в Женеве сын каторжника женится на внучке генерала Бенкендорфа, который, по сути, и заслал его отца в Сибирь!

Есть ещё такие документы. Когда молодые родители послали декабристу и дедушке Сергею Григорьевичу приглашение побывать у них в усадьбе Фалль, в ответ получили ответ: «В Фалле мне ещё другое утешение — поклониться могиле Александра Христофоровича Бенкендорфа — товарищу служебному, другу и не только светскому — но не изменившемуся в чувствах, — когда я сидел под запором и подвержен был Верховному Уголовному Суду»…

В Эстонии сегодня живёт потомок Волконских-Бенкендорфов по прямой линии — прапраправнук декабриста Пётр Андреевич Волконский, рок-музыкант, постановщик и актёр. Его отец, праправнук декабриста Андрей Михайлович Волконский, был известным русским композитором, руководителем первого в Советском Союзе ансамбля старинной музыки «Мадригал».

«Боже, царя храни»

Именно на мызе «Фалль» адъютант Бенкендорфа Алексей Львов 26 мая 1833 года сыграл написанный им гимн Российской империи «Боже, царя храни!» (на слова В. Жуковского) в присутствии Николая I. Первой исполнительницей нового гимна была старшая дочь Бенкендорфа Анна. Император был в восторге.

Гимн Жуковского — Львова состоит всего из шести строчек:

Боже, царя храни!

Сильный, державный,

Царствуй на славу нам;

Царствуй на страх врагам,

Царь православный!

Боже, царя храни!

Говорят, во время исполнения Алексей Львов очень волновался и признался императору: «Я чувствовал надобность создать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, имеющий отпечаток национальности, годный для церкви, годный для войск, годный для народа — от учёного до невежды».

Эстонский историк Вольдемар Ольцвель описал в газете «Эстония», как всё это происходило: «Оркестра не было, Львов пел сам, подыгрывая себе на скрипке… Но Николай I за скрипичным соло всё-таки расслышал оркестровое звучание. Слова и мелодия ему понравились. Молодой ротмистр в восторге швырнул свой смычок в бурные воды реки, поклявшись никогда больше не исполнять им никаких иных мелодий».

Алексей Львов родился в Ревеле (Таллине) в 1798 году в аристократической и очень музыкальной семье. Его отец был директором придворной певческой капеллы, поэтому Алексей получил музыкальное образование и блестяще играл на скрипке. Однако судьба завела его в корпус инженеров путей сообщения, по окончании которого Львов попал на военную службу. Волею судьбы оказался он у Бенкендорфа — в министерстве внутренних дел. Принимал участие в войне с Турцией, потом даже командовал царским конвоем, который сопровождая царя во всех поездках.

Незадолго до смерти Василий Жуковский напишет соавтору-Львову: «Наша совместная двойная работа переживёт нас долго. Народная песня, раз раздавшись, получив право гражданства, останется навсегда живою, пока будет жив народ, который её присвоил. Из всех моих стихов эти смиренные пять благодаря Вашей музыке переживут всех братий своих. Где не слышал я этого пения? В Перми, в Тобольске, у подошвы Чатырдага, в Стокгольме, в Лондоне, в Риме!»

В музее замка Кейла-Йоа звучат записи всех гимнов, написанных когда-либо. Нажимаю на кнопочку и слышу: «Боже, царя храни… сильный, державный…»

Людмила ВЕВЕРЕ.

Рига — Кейла-Йоа — Рига.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *