Grybauskaite

Кризиса евро нет

• 20.05.2013 • ИнтервьюКомментариев (0)751

Так считает президент Литвы Даля Грибаускайте, которая на днях получила международную премию имени Карла Великого — «Оскара» в политике — за успешный вывод страны из кризиса и верность европейской идее.

Первая леди Литвы дала интервью немецкой газете Deutsche Welle, в котором рассказала об отношениях Вильнюса с Москвой и Брюсселем.

Президент Литвы Даля Грибаускайте — политик энергичный и прагматичный. Она была членом КПСС. После окончания Ленинградского университета, вернувшись в Вильнюс, преподавала в Высшей партийной школе. Кандидатскую диссертацию защитила в Академии общественных наук при ЦК КПСС в Москве.

Но партбилет и «политэкономия социализма» (так называлась специальность, полученная Грибаускайте в университете) отправились на свалку после обретения Литвой независимости. Остались «чёрный пояс» по каратэ и готовность неустанно трудиться. Даля прошла переобучение по программе для руководителей в Институте международных экономических отношений Джорджтаунского университета в Вашингтоне.

Литовская пресса часто называет Далю «драконом» и «железной леди», так как её стиль напоминает премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, которая была примером для подражания будущего президента Литвы.

Свою карьеру Грибаускайте строила «железно»: после объявления независимости Литвы была руководительницей отдела в министерстве внешней торговли, затем — в министерстве иностранных дел. Она была главной посредницей в переговорах о соглашении свободной торговли с ЕС, затем литовским послом в США и министром финансов Литвы.

В 2004 году её выдвинули на пост еврокомиссара по вопросам финансов и бюджета.

В 2009 году, когда в Литве разразился экономический кризис, она вернулась на родину и была избрана президентом — первой женщиной на этом посту в истории государства.

Придя к власти, президент Грибаускайте вместе с тогдашним правительством премьера Андрюса Кубилиса отказалась от помощи МВФ. «Там, где есть политическая воля и политическая ответственность, помощь не нужна», — заявила тогда госпожа президент.

Власти Литвы по её инициативе утвердили программу жёсткой экономии. Госрасходы были снижены на 30 процентов, зарплаты государственных служащих — на 20 и пенсии — на 11 процентов. Одновременно правительство повысило налоги…

Тем не менее Грибаускайте остаётся сегодня самым популярным политиком в Литве. Может быть, ещё и потому, что экономить государственные расходы она начала с самой себя, отказавшись от половины президентской зарплаты. Кроме того, после резкого падения ВВП страны в 2009 году, в последующие годы он вновь начал расти.

Сейчас президент объявила курс на евро, который Литва намерена ввести сразу после Латвии — в 2015 году.

Аллергия на членство в партиях

— Евросоюз переживает глубочайший за всю историю своего существования кризис. Многие считают, что если кризис евро обострится, это может разрушить и весь ЕС. Вы разделяете это мнение?

— Нет. Начнём с того, что никакого кризиса евро нет. Есть финансово-экономический кризис в некоторых странах ЕС. А, например, балтийские страны уже выходят из кризиса. У нас рост ВВП составляет от трёх до четырёх процентов.

— Вы президент страны, но ни к какой партии не принадлежите. Почему?

— У меня персональная аллергия на членство в политических партиях. От меня 23 года требовали партийности, теперь я стараюсь этого избежать. Я считаю, что хорошая работа не зависит от принадлежности к той или иной политической партии.

— Вы выросли в СССР, преподавали в Высшей партийной школе. Когда вы поняли, что то, что вы преподаёте своим студентам, — возможно, не совсем правда?

— Я преподавала только экономику и историю экономики — от Аристотеля до марксизма. В этом не было лжи. Ещё я читала лекции об истории денег. От монет до виртуальных денег и хедж-фондов. Там ничто не было связано с партией или советской идеологией. Я бы сказала, что и в те времена мои лекции были основаны на объективных фактах и теориях.

— Литва — бывшая советская республика. Вместе с другими странами Балтии вы девять лет тому назад вступили в НАТО и Евросоюз. Москва, судя по всему, этого не приемлет. Воспринимаете ли вы Россию до сих пор как угрозу?

— Я полагаю, девять лет — малый срок в истории государства применительно к смене ментальности. Сохранилось немало болевых точек со времён нашей общей истории. Для нас это выражается в усиленном военном присутствии на границе, в экономическом давлении со стороны России, например, ценах на энергоносители. Возможно, потребуются сорок лет, чтобы избавиться от болевых точек прошлого и перейти к взаимоуважению и сотрудничеству.

— Давайте вернёмся к делам Евросоюза. Он в эти дни не слишком популярен. Доходит до того, что в полемическом запале ЕС сравнивают с бывшим Советским Союзом — это, мол, такое же сверхцентрализованное, сверхзарегулированное сверхгосударство…

— Мне кажется, те, кто так говорит, никогда не были в Советском Союзе. Евросоюз — объединение стран, сложившееся на мирной и добровольной основе. Никто эти страны вступать в ЕС не принуждал. У всех есть свои суверенные правительства, которые принимают решения. А совместные решения мы принимаем на основе взаимного уважения. Я считаю это сравнение пропагандой, которую используют страны за пределами ЕС.

Gribuskayte_polet

Кризис — это шанс

— Канцлера Германии Ангелу Меркель часто критикуют за политику экономии и консолидации бюджетов. Не кажется ли вам, что Германия приобретает слишком большой вес в ЕС?

— Германия не принимает односторонних мер. Цель двойная: сокращение расходов и импульсы к экономическому развитию. Ангела Меркель ответственна и перед немецким народом. Она не может допустить, чтобы немецкий налогоплательщик расплачивался за долги тех стран, которые не справились со своими внутренними проблемами и не провели структурных реформ.

— Трудно ли было вам убедить литовцев в необходимости жёсткой экономии?

— Очень трудно. Но главное тут — доверие. Во-первых, нужно выложить все факты на стол. Во-вторых, начинать экономить надо с себя, с политических элит, с людей, которые больше всех зарабатывают. В-третьих, нужен личный пример. Скажем, надо исправно платить налоги, летать самыми дешёвыми рейсами.

— Европа вот уже более трёх лет выкарабкивается из кризиса. Сколько времени ещё понадобится?

— Больше, чем мы изначально надеялись. Необходимы давно назревшие структурные реформы. Но кризис — это и шанс для радикальных перемен. В добрые времена политикам трудно проводить реформы. А в кризисные времена людей проще убедить в необходимости перемен. Это показывает наш литовский опыт.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *