img_3923_

Елена Проклова: "Добро как бумеранг — всегда возвращается"

• 19.01.2015 • ПерсонаКомментариев (0)1241

Знаменитая актриса составляет икебаны, ходит на охоту, пишет иконы и считает себя человеком мира

На прошлой неделе актриса Елена Проклова побывала в Риге на гастролях и перед спектаклем встретилась с латвийскими журналистами и общественностью в рамках международного клуба Format A3. Тема беседы была близка каждому: «Вечные ценности в жизни, в кино и на ТВ».

Выглядит Елена замечательно: как минимум лет на десять моложе своего возраста. В общении открыта и дружелюбна. А говорит так горячо, что мурашки по спине пробегают.
— У меня нет ощущения того, что я приехала в Ригу в гости. Чувствую себя здесь как дома, — призналась Елена Проклова.— Я много работала в вашем городе. И приехала к вам с открытой душой.
Проклова призналась, что для неё запретных тем нет, и журналисты спрашивали её обо всём на свете.
Что улетает в космос
— Елена, сегодня обесцениваются понятия «семья», «любовь», «добро», «дружба»… Даже человеческая жизнь не ставится ни во что…
— Сразу хочу заявить, что я человек не слишком традиционных взглядов на то, что происходит сегодня между странами. За свою жизнь я не раз объехала земной шар. И чем больше путешествую, тем больше понимаю, на какой маленькой планете мы живём.
Моя Родина не только Россия, а вся Земля, которую мы сегодня настойчиво уничтожаем. А потому главной целью сегодня должно стать сохранение природы, друг друга, ценностей, завоёванных веками. Нам скоро с инопланетянами общаться, а мы до сих пор занимаемся какой-то ерундой!
Пора развернуться друг к другу лицом, а не когтями и зубами. Понять, что все мы не правые или левые, не граждане той или иной страны — а прежде всего земляне. И мы не должны разделять этот огромный мир на маленькие гнёздышки: страны, партии, идеологии. Я считаю, что чем больше людей на Земле будут жить вечными ценностями, тем быстрее ежесекундные ценности уйдут в небытие.
— Как вы думаете, почему в мире сегодня так много агрессии?
— Мне кажется, существует некое пространство, куда улетают наши желания и мысли. Там они собираются в сгусток энергии, и она возвращается к нам как бумеранг. Надо перестать плохо думать о соседях, о родственниках, о соседней стране. И посылать друг другу только энергию добра. Тогда оно вернётся. А что мы посылаем сегодня в космос? Агрессию! Вот она и летит нам в ответ.
— Сейчас весь Запад ополчился против России. Как по-вашему: угроза Русскому миру существует?
— Нет, я не вижу угрозы. Русские люди всегда умели побеждать не благодаря чему-то, а вопреки. У русского человека никогда не было желания поработить кого-то, раздавить, превратить в пепел… А нас сколько раз пытались уничтожить! Но скажите: разве это кому-то удалось? Я убеждена, что добро всегда победит зло, — люблю сказки.
Все женщины мира
— Вы очень разноплановая актриса. Ваши персонажи такие разные: учительница литературы Марина Максимовна из фильма «Ключ без права передачи», кокетливая Марсела из «Собаки на сене», разнесчастная Танюша из «Единственной»… Где вы настоящая?
— А ещё есть телевидение, творческие встречи, где я открываюсь не только как актриса, но и как женщина, есть театр… И должна вам сказать, что все эти ипостаси меня очень радуют. Я везде настоящая, но мне нравится быть разной!
Мой муж говорит: «У меня такое ощущение, что, живя с тобой, я живу со всеми женщинами мира. Потому что никогда не знаю, какой ты будешь в следующую секунду».
— Вы такая изменчивая?
— Напротив, я очень постоянный человек. Но мне так много интересно в этой жизни! Женская душа безгранична. Наверное, в этом и состоит прелесть женского естества: оно меняется как природа. Женщина реагирует на всё! Потому что она созидательница и вбирает в себя всё, что её окружает.
Все роли, которые я играю, объединяет то, что я люблю своих героинь, стараюсь понять их. Не бывает плохих и хороших людей — бывают плохие и хорошие поступки.
Бандитские вдовы и рабыни Изауры
— Не надо быть экспертом, чтобы понять: за 30 лет со дня выхода очень светлого фильма «Ключ без права передачи» до сериала «Школа» в нашем обществе произошли необратимые изменения. Что вы сегодня вкладываете в понятие «культура»?
— Ну уж ни в коем случае не сериал «Школа». (Улыбается.) Мне очень жаль детей, которые там снимались, и зрителей, которые смотрели этот фильм. Моей дочке сейчас 21 год. Когда вышел сериал «Школа», она была старшеклассницей. Я знала её друзей и одноклассников — они замечательные! И глубоко уверена: большинство современных школьников совсем не такие. Мне жаль эту женщину-режиссёра, которая ищет в жизни только грязь.
Любовь к грязному белью существовала во все времена, она неистребима… Но поймите: это не есть культура! Культура — то, что перешагивает через любые барьеры.
Если представить нашу жизнь как большое болото, то культура — это самая большая кочка, на которую можно перескочить в трудный момент — и спастись. А если постоянно проваливаться в трясину, что ты там увидишь?
— Что для вас актёрская профессия?
— Разговор по душам. Честный и искренний. С меня можно спросить за любую роль, отвечу! Меня очень радует, что в наше безвременье — а именно так я могу назвать сегодняшнее время — театральные залы в России полны. Это говорит о том, что огромное количество людей понимают: только искусство и культура могут сохранить нас такими, какие мы есть.
— Сегодня в России снимается бешеное количество сериалов. Но вы в них не участвуете. Почему?
— В них нечего играть. Мне предлагают или роль вдовы милиционера, которого убили бандиты, или роль вдовы вора в законе, которого убила милиция. Третьего не дано! Мне это неинтересно. Правда, я с удовольствием посмотрела сериал «Оттепель». А всё остальное — бесконечные «Рабыни Изауры», но и за них, наверное, нужно сказать спасибо: у зрительниц появилась возможность посмотреть что-то про любовь.
Если честно, то я смотрю с удовольствием лишь один канал — Animal Planet.
От «Малахова+» до «ЖКХ»
— Тем не менее вы охотно участвуете в телепроектах в качестве ведущей…
— Зрители запомнили меня по программе «Малахов+». Это был скорее социальный проект, нежели медицинский. Мы с Геннадием Петровичем Малаховым помогали самой социально незащищённой части населения — старикам, которые, по сути, никому не нужны. Каждое утро мы говорили им: «Вы есть, мы вас любим, мы готовы вам помочь».
Жаль, что этот проект ушёл с Первого канала: Геннадий Петрович уже устал рассказывать, как делается лыжная мазь, и показывать позу вялого огурца. (Смеётся.)
— Вы несколько лет вели телепрограмму «ЖКХ»…
— На этом проекте я заработала астму. Четыре года выжали меня как лимон. Потому что невозможно оставаться равнодушной к проблемам людей, приходящих к тебе в студию.
— Надо сказать, что вы решали эти вопросы достаточно напористо…
— Открою секрет: до этой программы я тоже побаивалась чиновников. А тут руководство канала сказало мне: «Елена, тебе даётся уникальное право — озвучить всё, что ты думаешь». Для меня стало наслаждением говорить в лицо этим людям, кто они есть на самом деле. Те были в шоке: «Как вы можете так разговаривать?!» А я отвечала: «У себя в студии я могу разговаривать так, как считаю нужным. Это вы можете отсюда выйти». До этого с ними никто ТАК не говорил!
Лепесток в воде
— У вас две дочки, внучка. Что, на ваш взгляд, главное в воспитании детей?
— Есть такая великая родительская молитва: «Господи, дай мне Твою любовь, чтобы я видела в своих детях образ Божий. Дай мне Твою нежность, чтобы растить их как цветы. И дай мне Твою мудрость, чтобы, когда придёт время, предоставить им свободу выбора». Последнее самое сложное, я повторяю эту молитву каждый день по утрам.
— Вы часто говорите о том, что главная задача женщины — это создать в доме уют для любимого мужчины. А как же равноправие?
— В погоне за равноправием многие женщины сегодня потеряли своё предназначение. По-моему, госпожа Меркель глубоко несчастна — политика совсем не женское дело. Дело женщины рожать детей, воспитывать их, вкусно кормить мужа, любить его. В этом меня переубедить невозможно, потому что я вижу, как вредит эмансипация, как рушатся семьи… А когда рушатся семьи, то рушится общество.
Я счастлива, что много работаю по дому. Очень мало сплю. Встаю в шесть утра, успеваю покормить и рыбок, и собак, и кошек… Приготовить завтрак, накрыть на стол, полить цветы — короче, сделать все хозяйственные дела. А к восьми часам встают мои домашние, и мы собираемся за столом у аквариума.
— Как вы только всё успеваете! Театр, кино, телевидение…
— А ещё дом, теплица, сад, огород, вязание, вышивание… Вы не поверите, но при этом у меня свободного времени сколько угодно! А вот маникюра нет, потому что, уезжая в Ригу, я сеяла помидорчики. (Улыбается.) Мне нравится, когда в доме пахнет свежеиспечённым хлебом. Нравится накрывать на стол, менять скатерти, подбирать салфетки, составлять икебану…
— А искусству икебаны где учились?
— В архитектурном институте. Преподаватель-японка нам говорила так: «Вы должны менять икебану каждый день и ставить её на компьютер ребёнку и на рабочий стол мужу. Это может быть одна ягодка, одна веточка, один лепесток в воде… И вы не поверите, как изменится ваша семейная жизнь! Ваши дети станут делиться с вами проблемами, а муж будет с нетерпением бежать домой». Это правда.
С мужем на сафари
— Вы увлекаетесь охотой. Вам нравится убивать животных?
— Нет, не нравится. Но это увлечение моего мужа, и я обязана разделять его. Скоро мы опять поедем в Африку на сафари. Я вижу в этом только плюсы. Ведь мы кормим сразу несколько африканских деревень, в которых мясо видят дважды в году, когда приезжают охотники.
— Какое увлечение вы можете назвать своим хобби?
— Вот уже полтора года я занимаюсь иконописью. Изучаю иконописную школу, которая ведёт начало от Андрея Рублёва и Феофана Грека. Освоила сложную форму иконописи — желтковую темперу, сама растираю краски, натягиваю холсты. И скоро моя первая икона — Казанская Божья Матерь — будет закончена.
— А что думает по этому поводу ваш муж?
— Я знаю: муж меня никогда не бросит. Не потому, что я такая уникальная. А потому, что ни одна женщина не будет уделять столько времени и внимания его быту и комфорту. А я буду!

==================

Правнучка красного стрелка
— В своей книге «Елена Проклова в роли самой себя» вы пишете о том, что ваш прадед был латышом…
— Отец моего деда Франц был латышским стрелком. Знаю только, что до войны ему пришлось отсюда уехать, поскольку в семье была еврейская кровь.
Наша семья вообще очень интернациональна в своих корнях: есть и немцы, и французы, и латыши, и русские, и евреи… Может быть, поэтому мне совершенно безразлично, к какой нации принадлежит человек.
К сожалению, мне многого в детстве не рассказывали. Просто из страха. Зато я хорошо знаю историю деда Александра Францевича. Я запомнила его высоким, голубоглазым. Он всю жизнь мечтал быть артистом, но был чиновником — одно время даже замминистра кинематографии.
— Что ещё связывает вас с Латвией?
— Я снималась здесь в фильме «Инспектор Гулл» вместе с прекрасными актёрами Эльзой Радзиней, Иваром Калныньшем, Андой Зайце… Помню и люблю всех своих латышских коллег!

===================

НЕкомсомольская богиня
— Елена, сейчас модно ругать советское прошлое. Не хотите присоединиться к этому хору?
— Это было неоднозначное время. Я воспитывалась, как все советские дети: сначала была октябрёнком, затем пионеркой… Но в комсомол не вступила: жила другими интересами. И вдруг после фильма «Ключ без права передачи» меня пригласили в ЦК и сказали: «Ты станешь членом ЦК ВЛКСМ и выступишь на съезде». — «Но я даже не комсомолка!» — пыталась возразить я. «Это не беда», — ответили мне. Вызвали кого-то и за 15 минут проставили штампы за 10 лет. Это был такой цинизм!
— А на съезде-то выступили?
— Я всю неделю писала доклад — о том, что у нас плохо и что нужно сделать, чтобы стало хорошо. За день до съезда привезла в ЦК пухлую папку листов — мой доклад. А мне дают другой, утверждённый. Открыла: лозунги, общие фразы. «Лучше почитайте мой, — говорю. — Он гораздо интересней!»
Сейчас я понимаю, что вела себя как полная идиотка. Но мне до сих пор за это не стыдно.
В день выступления мне позвонили из театра и сказали, что у меня спектакль. А доклад будет читать другая артистка.
— И вынесли из комсомола исключительно негативный опыт?
— Ни в коем случае! Это время подарило мне замечательную юность. Среди комсомольцев были прекрасные люди: Серёжа Соловьёв, ребята из ансамбля «Песняры»… Мы проводили международные фестивали, конкурсы, много ездили. Нельзя делить прошлое на белое и чёрное.
Я не идеализирую советское прошлое. Но мне кажется, что в том времени мы оставили что-то очень важное. И мне жаль. Например, безумно жаль, что между нами теперь жёсткие границы.

=================

О коллеге Марате Башарове
— Чего вы не можете простить людям? Кому не подадите руки?
— Я стараюсь не впадать в крайности. Многие коллеги говорят: «Я не подам руки Марату Башарову, он избил жену». Согласна, женщин бить недопустимо. Но меня мой муж дважды ударил — честно признаюсь. Потому что заслужила. (Смеётся.)
Мне вообще не нравится привычка обсуждать личную жизнь публичных персон. По-моему, это такой вид зомбирования, чтобы отвлечь людей от серьёзных проблем, переключив их на грязненькое.
— Как вы относитесь к концепции брака между геями и лесбиянками?
— Что я могу сказать? Как мне не интересно, что делают в постели сосед с соседкой, так же не интересно, что делает гей с геем. Я отношусь к сексу как к прекрасному. Любовь — великий дар. Я за секс-шопы, за свободу выбора партнёра. Но убеждена, что засорять общество пропагандой однополой любви недопустимо. И, конечно же, таким парам нельзя отдавать на воспитание детей.
Елена СМЕХОВА. 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *