Неизвестная Маскачка

• 06.07.2011 • Тема неделиКомментариев (0)851

Московский форштадт слывет тем еще райончиком: по улицам бродят сомнительные личности и деклассированные элементы, в криминальной хронике то и дело мелькают новости о накрытии здешних наркоточек.

В сознании большинства это район алкоголиков, наркодилеров и просто лузеров, которые так и не смогли вырваться из своих деревянных трущоб на более высокую ступень жизни. Однако за неприглядным фасадом Маскачки скрывается интереснейший пласт истории.

Знаете ли вы, что в свое время в Московском форштадте отметились все ярчайшие представители русской культуры — от Вертинского до Шаляпина?

А в храме Всех Святых на ул. Католю пытался избавиться от наваждения в лице Лили Брик поэт Маяковский? Убежденный атеист, он молил Бога о достойной женщине. А в одной из икон этого храма ценители искусства разглядели почерк Карла Брюллова…

Филолог, режиссер и культуровед Лариса Сумбаева досконально изучила историю своего родного района и задалась целью сломать сложившиеся стереотипы. По ее убеждению, Маскачка не менее важный эпицентр Риги, нежели средоточие зданий в югендстиле на ул. Алберта.

Лариса Сумбаева несколько раз проводила экскурсии по улочкам с обшарпанными деревянными домами — и каждый раз ее начинание пользовалось бешеным успехом у публики и гостей Риги.

Одна группа москвичей так увлеклась исследованием нашей Маскачки, что за три дня в латвийской столице так и не покинула ее пределов. В одной из прогулок приняли участие и журналисты «Субботы».

Роковой поджог

 

— Я живу на Маскачке всю жизнь, — объясняет Лариса свой энтузиазм. — Несколько раз пыталась переехать в более престижные районы Риги и даже в другие, шикарные города — Амстердам и Париж, но неизменно возвращалась в далеко не тихую гавань Московского форштадта.

Что так влечет меня в этот полуразрушенный рай? Не только воспоминания детства и юности, но и тот факт, что на протяжении 200 лет Маскачка была абсолютно самостоятельной частью нашего города.

Новейшая история Маскачки начинается с наполеоновской войны. Император Александр издал приказ спалить все по- стройки Московского и Петербургского предместий (район нынешней улицы Бривибас) в случае нашествия французов.

Дозорные приняли клубы пыли от стада коров за наступающее наполеоновское войско — и губернатор Эссен отдал приказ поджечь деревянные дома.

Через полгода, чувствуя свою вину перед людьми, потерявшими кров, Эссен как человек чести наложил на себя руки. А Маскачку принялись отстраивать заново.

Исторически она была деревянной, каменные дома возникли позже.

Деревянные дома и сегодня настоящие памятники зодчества! Хотя исторически в них селилась беднота, а публика побогаче жила в каменных зданиях.

В 1901-12 годах на Маскачке были красивые рыночки, здесь можно было купить лучшие продукты. Первый рижский трамвай пошел через Маскачку.

Сюда редко наведывались городские чиновники, здесь никогда не существовало архитектурного контроля. Улицы на Маскачке строили как хотели. Каждый приехавший сюда имел право выразить себя в архитектуре. Поэтому на Маскачке такое смешение стилей — и в этом есть своя прелесть.

Путеводители по Риге и не рассматривают Маскачку всерьез как памятник прошлому, сюда не водят туристов. Но вместе с тем она всегда манила к себе и содержит огромный концентрат истории!

Маскачка, я твой навеки арестант!

 

— В дневнике некоей рижанки я обнаружила запись: «Сам Филипп Паулуччи (французский и российский военный деятель, генерал-адъютант, военный губернатор Риги в 1812 году. — Прим. авт.), сменив мундир на простую одежду, дабы не отличаться от обычных людей, частенько появлялся на улочках Московского предместья, главным образом чтобы поесть вкусно и выпить смачно».

Маскачка не всех принимала — но если такое вдруг происходило, ты становился ее арестантом навсегда.

Здесь бывал Шаляпин — он порой оставлял громадные деньги в трактире «Волга», которым заведовал купец Тарасов. Порой тут до утра велись беседы о музыке и литературе.

Здесь собирались великие петербуржцы — бывшая прима Мариинки Александра Федорова, прибывшая в 1925 году в Ригу в качестве балетмейстера, и режиссер Мариинки Иван Мельников.

Специально для петербургских гостей хозяин готовил специальную солянку — попробовать ее мечтали многие, но получали только те, кому хватало терпения: записываться на тарасовскую солянку надо было аж за три недели!

Тарасовский дом, кстати, прекрасно сохранился до наших времен. Купец жил на первом этаже, а верхние этажи сдавал — порой даже бесплатно.

Чиновники, увидев его дом в стиле модерн, возмущались: «Это же не улица Алберта! Как такое можно позволить в Московском форштадте?!» И, конечно, хаяли, что это никакой не модерн. Тем не менее это здание даст фору многим другим домам Риги.

Купцы, проживавшие на Маскачке, были озабочены не только своим благосостоянием, но и процветанием всего района. Например, еврейская больница «Бикур-холим» стоит на месте, где меценат Садовников, в честь которого названа одна из улиц Маскачки, завещал построить после своей смерти больницу.

В годы своей жизни он успел построил две школы. Тогда все строилось не за государственный счет, а на средства меценатов. Купцы понимали, что нельзя быть счастливым и богатым среди бедных и нищих и надо вкладывать средства в развитие района и строительство больниц и школ.

Кстати, Шаляпин, обеспеченный человек, захотел купить квартиру не в центре Риги, а в Московском форштадте. Потому что здесь люди жили весело и счастливо.

Сюда приезжали, чтобы побаловать желудок и получить удовольствие от выпивки, царила атмосфера вечного праздника…

И в то же время Московский район дал Риге очень много. Почему здесь так много церквей? Потому что здесь было много бедных людей. Почему здесь так много пьяниц? Это было единственное место, где их не презирали.

Маскачка была единственным районом города, где в свое время не висели таблички «Собакам, евреям и латышам вход воспрещен». Она принимала абсолютно всех!

Молитва атеиста

 

— Отдельный пункт программы — храм Всех Святых на ул. Католю, освященный 9 мая 1891 года. По предсказанию местной бабки Варвары, на могиле которой я была, эта дата «должна стать днем, когда люди плачут и смеются». Так и произошло — в этот день мы празднуем День Победы.

В храме, построенном в неороманском стиле, в годы Великой Отечественной православные священники спасали еврейских детишек — рискуя жизнью, их прятали в алтарной нише.

В центральной части алтаря есть икона, в которой знатоки искусства разглядят почерк Карла Брюллова. В свое время в храме Всех Святых молился и пробовал голос Шаляпин; по его рассказам, в стенах с удивительной акустикой голос как будто расслаивается.

А убежденный атеист Маяковский пытался просить Бога разобраться с его амурными делами и молил о любви без мучений.

В стенах храма Всех Святых есть иконы, полученные в подарок от знатных жителей Маскачки — купцов Воробьевых и Тарасовых.

Черт в улочках Риги

 

— Перед кризисом девелоперы задались целью превратить Маскачку в престижный район. Но по известным причинам порыв ограничился постройкой нескольких спецпроектов — а воз и ныне там.

Инородным зданием на обшарпанной Маскачке выглядит обшитый стальными листами приют для бездомных на ул. Католю, который вошел в модный альтернативный путеводитель Another Travel Guide Riga.

Многим это модное современное здание пришлось не по вкусу: на фоне обшарпанной и неухоженной Маскачки оно выглядит, как золотой зуб в беззубом рту. Но, с другой стороны, с одного ракурса здание напоминает корабль — а это можно расценить как символ движения в лучшую жизнь.

Если бы дома Маскачки привести в порядок, они смотрелись бы не хуже пряничных домиков Старой Риги.

Маскачку стала пристально изучать два года назад, засев за сценарий своего будущего художественного фильма. Одно из ключевых мест действия — пустой особняк в Риге.

Поначалу я опасалась, что такой дом будет трудно найти: кажется, что все в нашем городе раскуплено и реставрируется. Но, углубившись в тему, я ужаснулась тому, как много у нас стареющих и подчас даже ждущих своей смерти домов — особенно в Московском форштадте. И сколько тайн и потрясающих историй они хранят.

Стою на улице Маскавас, смотрю на груду камней недавно разрушенного дома, закрываю глаза и слышу крики болельщиков: «Давай, давай!»

На этом месте был кинотеатр «Юнона», в котором проводились женские бои по греко-римской борьбе — никогда бы не подумала, сколь темпераментны были мои соотечественницы.

Иногда во время таких боев доставалось и публике, но это не останавливало любопытных зрителей от покупки билетов в кинотеатр напротив.

А в кинотеатр «Маска» зрителей заманивали по-другому: владелец переодевал сотрудников… в чертей, и те зазывали публику на киносеанс.

Кстати, и во время фильма «черти» могли пощекотать нервишки зрителю.

Все было хорошо, пока какую-то бабульку не хватил удар из-за такого зрелища — черт на улицах Риги. Агрессивную рекламу запретили, а кинотеатр вскоре обанкротился…


 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *