За русский — без страха и упрека!

• 16.11.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)743

С 1 по 30 ноября проходит сбор подписей за законопроект, предусматривающий внесение поправок к пунктам Сатверсме о гос. языке. Законопроект будет подан в Сейм, если его поддержат не менее одной десятой части избирателей последнего Сейма, то есть 154 379 избирателей.

Впервые за 20 лет существования независимого латвийского государства у большой части жителей Латвии появилась возможность высказаться по столь важному вопросу, как родной язык, который является таковым для 40 процентов жителей нашей страны. Этот факт подтверждают все социологические опросы.

Но законна ли акция по сбору подписей в поддержку русского языка как второго государственного?

Об этом и других важных правовых и моральных аспектах проводимой акции «Субботе» рассказал профессор, доктор экономических наук, президент Института европейских исследований и лидер организации «Родной язык» Александр Гапоненко.

— Профессор, не могли бы вы четко, следуя букве закона ЛР, уточнить, насколько правомерна акция по сбору подписей за русский язык как второй государственный? Не противоречит ли акция Сатверсме?

— Понимаю ваш вопрос: жители Латвии законопослушны в принципе. Могу сообщить, что акция за русский язык проводится в соответствии со статьей 78 Сатверсме, которая гласит, что 10 процентов граждан имеют право инициировать внесение поправок в основной закон страны. Так что никаких антигосударственных действий тут нет, все укладывается в рамки норм демократического общества.

Против этого принципа народовластия выступают только тоталитарно настроенные латышские национал-радикалы. Эти люди придумали, что акция по сбору подписей за референдум подрывает латвийскую государственность.

Меня удивило, что министр юстиции(!) г-н Берзиньш потребовал не выделять деньги на проведение сбора подписей, хотя в его служебные функции входит контроль за соблюдением законности в стране. Интересная ситуация складывается: получается, что именно деятельность национал-радикалов подрывает латвийскую конституцию, и никак иначе. В подлинно демократической стране Сейм давно потребовал бы отставки министра юстиции, который выступает против реализации основных конституционных прав граждан. Нынешняя правящая коалиция сделала вид, что не заметила демарша министра, и уподобилась тому библейскому герою, который увидел соринку в глазу соседа, не заметив в своем бревна.

«Ма-ма мы-ла ра-му» лучше на родном

 

— Напрашивается вопрос: сколько всего русскоязычных русских, евреев, белорусов, украинцев, армян и представителей других национальностей не имеют гражданства Латвии? Может, прежде чем бороться за русский язык, сначала надо было решать вопросы гражданства для тех, кто его не имеет?

— Дело в том, что акцию за предоставление русскому языку статуса государственного спровоцировал один очень болезненный момент. Всем известно, что Visu Latvijai! инициировала сбор подписей за закон о запрете преподавания в русских школах на родном для учащихся там детей языке. Русскоговорящее население очень болезненно восприняло такую, простите за выражение, пощечину. Ну как это — их малыш не сможет написать слово «мама» по-русски?! И отреагировало на него инициативой общества «Родной язык» признать русский вторым государственным.

Языковая проблема наиболее актуализирована в обществе именно сейчас, и поэтому решать ее надо без откладывания на завтра.

— Если честно, не понимаю людей, которые с рождения живут в Латвии, а латышского не понимают вообще…

— Таких людей нет! Ну, может, только древние бабули, которые не выезжают из деревни.

Русское население овладело латышским, молодежь гос. язык знает иногда лучше русского! Однако ваш вопрос, на мой взгляд, в принципе поставлен неверно.

Поймите, общество «Родной язык» выступает за равенство народов, за равенство языков. Мы считаем, что никому не позволено брать на себя роль господина и заставлять других насильно учить язык, применяя при этом репрессивные орудия в виде языковых комиссий, штрафов и увольнений.

Правильнее было бы задать иной вопрос: «Что надо сделать для того, чтобы люди добровольно учили латышский, русский и латгальский языки?» Под плеткой трудно что-то делать с открытым сердцем.

— А почему бы не сделать государственным украинский, белорусский языки, иврит? Или английский, на котором, подозреваю, скоро будет говорит большая часть бизнеса и чиновников?

— Акция «За родной язык» нацелена на поддержку родного языка трех наиболее крупных латвийских этносов: латышского, русского и латгальского. Они имеют достаточный внутренний потенциал для самостоятельного развития, заявили о своем желании сохранять этническую идентичность, создали необходимые для этого социальные институты. Они имеют свою интеллигенцию, которая может профессионально обеспечить развитие этноса, — это писатели, артисты, журналисты, художники, историки и так далее.

Если украинцы, белорусы или евреи заявят о своем желании и покажут свою способность самостоятельно воспроизводить свою идентичность, то и они должны получить право на развитие своих социальных институтов (школ, вузов, музеев, газет, радио и т. д.), право на придание своему языку какого-то юридического статуса.

Английский также может получить какой-либо юридический статус в Латвии, как, например, в Индии. Однако из-за своей культурной мощи он и так получил широкое распространение в Латвии, это правда.

Язык невозможно учить под плеткой!

 

— Один из контраргументов противников сбора подписей таков: зачем русский язык делать государственным? Латвия не Россия…

— Русский язык запрещен к употреблению в общении населения с государственными и муниципальными органами власти, даже там, где русские составляют абсолютное большинство, — например, в Даугавпилсе.

Русский язык запрещен к употреблению в государственных высших и средних специальных учебных заведениях, частично в школах, на государственных предприятиях, в частном делопроизводстве. За употребление русского языка в общественной сфере штрафуют.

Русских, которые не имеют удостоверения о знании латышского языка, увольняют с работы. Это прямая дискриминация по признаку знания языка, которая запрещена во всех демократических странах мира.

Недавно, как я уже говорил, партия Visu Latvijai! проводила сбор подписей за законопроект, запрещающий преподавать в школах на русском языке. Именно из-за этого давления русский язык должен получить юридическую защиту.

Утверждение о том, что на русском надо говорить в России, неправомерно. Например, на английском говорят не только в Великобритании, но и в США, Австралии, Канаде, Новой Зеландии. А французский — государственный язык не только во Франции, но и в Швейцарии, той же Канаде, Бельгии и Голландии, он имеет юридически зафиксированный статус в американском штате Луизиана.

На испанском говорят не только в Испании, но и в Аргентине, Боливии, Перу, он имеет официальный статус в американском штате Нью-Мексико. Русский является государственным не только в России, но и в Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Южной Осетии и Абхазии.

Еще раз напоминаем, что мы выступаем за придание юридического статуса не только русскому, но и латгальскому языку. Пока латгальская интеллигенция собирает подписи за придание латгальскому статуса регионального, и активисты акции «Родной язык» их поддерживают. Если латгальцы заявят о желании придать своему языку статус государственного, мы поддержим и это их справедливое требование.

Латвия — родная страна не только для латышей

 

— Часто говорят, что русские волею судеб оказались в чужой стране и должны знать местный язык…

— Латвия не является для русских чужой страной: славяне здесь живут, только по письменным источникам, более тысячи лет. У русских, латышей и латгальцев общие балто-славянские предки.

Ложный тезис о том, что русские приехали в Латвию только после 1940 года, выдвинула латышская бюрократия для того, чтобы лишить большую половину латвийских русских прав гражданства и тем самым навеки закрепить свое господство в обществе. Господство, которое, как показал двадцатилетний опыт, привело Латвию к полному экономическому и социальному краху.

В книге профессора Зейле (это не я придумал!) указано, что по составу населения Латвийская Республика всегда была многонациональна. По данным переписи населения 1935 года, в Латвии было 1 472 616 латышей, 206 499 русских, 93 479 евреев, 62 144 немца, 48 949 поляков, 26 867 белорусов, 22 913 литовцев, 7014 эстонцев, 3839 цыган, 1844 украинца, 944 лива.

В Латвийской Республике тогда были школы для восьми национальностей с преподаванием на девяти языках: латышском, немецком, русском, польском, еврейском, древнееврейском, литовском, белорусском и эстонском. Об изучении латгальского диалекта уже говорилось ранее. Кроме того, в шести основных школах рыбацких поселков Курземе был факультатив по изучению ливского языка.

В 1933/34 учебном году в немецких гимназиях обучались 1207 учащихся, в русских — 1172, еврейских — 1326, польских — 293, белорусских — 144. Для сравнения: в латышских гимназиях было 9152 ученика, а в школах для национальных меньшинств — 4352.

В 1936/37 учебном году в Латвии были следующие народные школы: 166 русских, 95 для смешанных национальностей, 72 немецкие, 62 еврейские, 18 польских, 11 литовских, четыре эстонские и одна белорусская. В этом же учебном году из 112 средних школ Латвии было 10 еврейских, восемь немецких, три русские, две польские, одна литовская и одна для смешанных национальностей. Латышские студенты, обучавшиеся в Латвийском университете, составляли 85,22 процента общего числа студентов, еврейские — 6,8 процента, немецкие — 4,13 процента, русские — 2,77 процента, остальные национальности — 1,05 процента.

В Латвии издавались книги и периодика на всех языках основных национальных меньшинств. В 1925 году вышли в свет книги 262 наименований на иных, нежели латышский, языках, а в 1935 году — 672. Больше всего книг издавалось на русском и немецком языках. Так, в 1937 году издано 78 немецких, 66 русских, 23 английских и 15 книг на других языках.

А латышский язык надо знать, кто спорит? Но для распространения языков надо создавать условия для их изучения, развивать сами языки, а не использовать их в качестве орудия политического господства. Это нелепо и более чем безнравственно. Когда моя знакомая, нормально владеющая латышским и имеющая удостоверение об этом, от напряжения и страха потерять работу в 60 лет упала в обморок после того, как к ней зашла языковая комиссия… не знаю, о каком гуманизме и демократии мы можем говорить.

— Зачем привлекать внимание к национальным проблемам, когда необходимо решать экономические проблемы?

— Этнический конфликт в Латвии возник в результате деятельности латышской бюрократии, которая разделила латышей, латгальцев, русских и стравливает их между собой для того, чтобы вечно оставаться у власти и получать непомерные доходы.

Мы хотим собрать все народы в единую латвийскую нацию и вместе на равных началах выступить против всевластия бюрократии, приступить наконец-то к решению давно назревших политических, экономических и социальных проблем. В ходе совместной созидательной деятельности различных народов этнические конфликты в Латвии уйдут в прошлое.

Пример Нила Ушакова

 

— Если правительство фактически не признало «Центр согласия», то русскому на государственном уровне точно не бывать…

— Наша акция помогает «Центру согласия» переформатировать латвийское политическое поле.

Мэр Риги Нил Ушаков подписался под петицией за придание русскому статуса второго гос. языка, а также резко осудил министров, пытавшихся помешать сбору подписей по этому поводу. При этом сам Ушаков пояснил, что подпись свою поставил вовсе не из стремления добиться нового статуса для русского языка.

Поводом для такого выступления, по словам самого Нила Ушакова, стало заседание правительства 1 ноября по поводу выделения государственных средств на сбор подписей за референдум о статусе русского языка.

Министры от националистического блока VL! — TB/LNNK («Все для Латвии!» — «Отчизне и свободе»/Движение за национальную независимость Латвии) проголосовали против финансирования. Тем не менее с 1 ноября Центризбирком начал официальную процедуру сбора подписей.

Хочу заметить, что по латвийским законам, если под какой-либо инициативой собрано 10 тысяч подписей, государство обязано далее оплачивать такой сбор. Для проведения референдума об изменении Сатверсме к 30 ноября необходимо собрать 154 тысячи подписей, то есть 1/10 избирателей, участвовавших в последних парламентских выборах. Затем призыв рассмотрят законодатели. Если же они его не поддержат, вопрос о статусе русского языка будет вынесен на референдум.

Кстати, «Центр согласия» не русская этническая партия, он защищает социально-экономические интересы всех слоев населения, и поэтому руководство партии правильно не превращает ее в орудие борьбы. Инициаторы акции никогда и не обращались к «ЦС» за политической поддержкой.

Считаю, что русская община сама должна показать способность защищать свои интересы, показать умение консолидироваться в подобных акциях, строить правильные взаимоотношения с латышской и латгальской общинами.

— Но удастся ли собрать столько подписей?

— Важно показать готовность защищать свои этнические интересы легальным способом, показать желание говорить на своем родном языке, обучать на нем своих детей. Успешный сбор 154 тыс. подписей за проведение референдума позволит серьезно поднять русскую проблему на международном уровне.

Главная цель этого процесса — объединить русское общество и упорядочить отношения с латгальцами и латышами.

Блокирование латышской бюрократией решения русского вопроса на референдуме покажет, что в нашей стране установлена этническая диктатура, поскольку во всем цивилизованном мире меньшинства имеют право не только на физическое, но и на самостоятельное культурно-языковое существование. Всему миру станет ясно, что строительство бюрократией «латышской Латвии» имеет своей целью осуществление духовного геноцида в отношении русских. Кстати, такой же духовный геноцид осуществляется и в отношении латгальцев, которые не имеют возможности свободно говорить на своем родном языке, обучать на нем детей, выступать даже в Сейме.

За латгальский!

 

— Часто приходится слышать опасения: не пропадет ли латышский, если русский станет вторым государственным?

— Нет, о чем вы говорите?! Латышский язык запрещали когда-то шведы и немцы. А российская императрица Екатерина II ввела на территории Латвии латышский как второй государственный В 1822 году вышла первая газета на латышском языке — Latviesu Avize. Но это я немного отошел от темы разговора…

Повторяю: целью движения «За родной язык» является защита не только русского, но и латышского, и латгальского языков!!! Мы за то, чтобы государство выделило больше средств для бесплатного обучения латышскому языку взрослых, на подготовку методических материалов, на открытие школ в Ирландии и Великобритании.

Мы выступаем за то, чтобы были открыты латгальские школы, за государственный счет разрабатывалась и публиковалась литература на латгальском языке. Кстати, средства на эту деятельность можно получить, заморозив строительство «Замка света», который уже забрал 100 млн. евро, а его здание будет пустовать десятилетиями и для поддержки языка и культуры латвийцев ничего не даст.

И последнее, что я хочу подчеркнуть: проведение референдума — это такая же демократическая процедура, как и выборы Сейма. Недавно народ проголосовал за роспуск Х Сейма и внеочередные выборы, тем самым показав, что готов пожертвовать средства на выполнение определенной демократической процедуры. Это много лучше, чем идти бить стекла и поджигать машины, как недавно было в Великобритании и во Франции.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *