Айвар Лембергс: «Главная угроза латышскому языку — латыши!»

• 25.01.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)632

Мысли о причинах национального раскола внутри страны, которые высказал «Субботе» мэр Вентспилса Айвар Лембергс, на фоне нынешней госполитики выглядят революционными.

Опасная игра

 

— На мой взгляд, глубокий раскол общества случился из-за атак на русские школы, что было выгодно правящей коалиции в 2004 году и выгодно теперь.

Наш Вентспилс город многонациональный, по-латышски говорит примерно половина населения, по-русски — вторая… Поэтому еще с 1988 года, когда я только начинал работу как руководитель города, я старался сплачивать людей на тех моментах, которые нас объединяют: это экономика (рабочие места), наличие мест в детских садах, хорошие школы, богатая интересная культурная жизнь и так далее.

Единение общества происходило естественным путем, и тогда не было такого очевидного деления по национальному признаку на две общины: латышскоговорящую и русскоговорящую.

А потом что произошло, помните? Пришел министр образования от Jaunais Laiks, при котором была предпринята атака на русские школы. То есть шесть лет назад власть применила административное принуждение к использованию государственного языка в русских школах — без учета готовности учителей, школьников и их родителей, что, понятно сразу же вызывало обратную реакцию.

Все русские школы, все классы стригли под одну гребенку, назначая единые для всей страны сроки перевода школ на латышский язык. А ведь ситуация различается даже внутри одной школы, не говоря уже о районе, городе, а тем более стране…

Я тогда говорил: так нельзя поступать! Понятно, что каждый нормальный человек будет защищать своих детей. Это же основной инстинкт — хоть львица, хоть кошка, хоть человек одинаково бросятся на защиту своих детей!

И потом, понятно же, что насильно мил не будешь: на причиненное зло люди обычно отвечают тем же: злом, неприязнью, открытой или затаенной ненавистью.

После того как в 2003-04 годах была образована первая глубокая трещина в отношениях между латышами и русскими, общество очень медленно, неуверенно и робко стало преодолевать этот раскол… Но интеграция общества споткнулась о новое препятствие: в прошлом году Visu Latvijai! — TB/DNNL вновь совершила атаку на русские школы — эта партия подняла вопрос о насильственном переводе всех госшкол страны на латышский язык обучения. Дежавю, ситуация повторяется — политики опять использовали детей в своих интересах, что моментально спровоцировало непонимание между русскими и латышами.

Суд — за референдум

 

— Во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 году, принципы демократии четко определены в положении «Воля народа должна быть основой власти правительства».

В ситуации, когда страсти вокруг референдума по вопросу государственного языка накалились до предела, правящие партии сочли это время отличным моментом для приумножения своего политического капитала. Это было бы нравственной катастрофой, если бы Конституционный суд Латвии запретил проведение референдума о статусе русского языка. Это было бы прямым попранием демократических основ нашего государства.

О какой интеграции и использовании латышского языка в противном случае мы смогли бы говорить, если бы из-за циничного политического расчета была отброшена назад инициатива 180 000 граждан Латвии?

Do You Speak English?

 

— Что парадоксально, мы, латыши, сами сознательно сужаем применение латышского языка, — уверен Айвар Лембергс. — Посмотрите, каково знание латышского тех, кто недавно окончил среднюю школу. Сегодня главный акцент в обучении вовсе не латышский, а английский или другой иностранный. Вот и получается: когда молодого человека, окончившего вуз, принимаешь на работу, он на родном латышском не может даже заявление грамотно написать. Это нормально?

Когда мы 30-40 лет назад, оканчивая самую обычную среднюю школу, писали сочинение по латышской литературе, допускалось сделать только три ошибки, иначе ученику могли поставить двойку по пятибалльной системе. Чтобы сейчас кто-то из выпускников средней школы написал сочинение только с тремя ошибками — это еще поискать надо!

А все происходит потому, что таково отношение латышей к латышскому языку. Я ничуть не преувеличиваю! Если просмотреть сайты отдельных министерств, то на каждом из них можно найти документы на английском языке без перевода на государственный.

Вряд ли этот факт свидетельствует о самосознании правящих политиков латышского народа и их желании максимально использовать язык СВОЕГО государства во всех сферах жизни. Больше всего таких документов на сайтах министерства финансов и МИДа, особенно в связи с освоением фондов Евросоюза, — именно здесь государственный язык был бы максимально необходим для более эффективного и широкого освоения этих денег в интересах всего народного хозяйства.

(В открытом письме Айвар Лембергс указывает, что ряд документов только на иностранных языках можно найти и на сайте министерства экономики.Л. В .)

«Если ко мне обращаются по-русски, отвечу на русском…»

 

— Демократия — это одинаковое отношение ко всем людям: разного цвета кожи, разного языка, разного вероисповедания. Это предоставление права каждому человеку в государстве использовать свой язык — но только, конечно, не в ущерб другому человеку или государству.

Если ко мне как председателю Вентспилсской городской думы обращаются по-русски и я вижу, что человек в недостаточной степени владеет латышским, спокойно отвечаю на русском, потому что городская дума в первую очередь сервисная организация.

Если ко мне завтра придет англоязычный посетитель, я буду стараться объясниться с ним на английском. Ну а если на переговоры прилетят китайцы или японцы, попрошу подождать пару дней и найду переводчика… А как иначе?

И это не имеет никакого отношения к статусу гос. языка — латышский является и должен остаться единственным государственным языком Латвийской Республики.

Но при этом язык нельзя делать камнем преткновения, если это магазин, почта, общественная организация, больница, аптека. Хоть во Франции, хоть в Арабских Эмиратах с посетителем магазина или, скажем, аэропорта служащие будут старательно объясняться на понятном ему языке. Это азы процветания любой страны и любого бизнеса.

Из открытого письма Айвара ЛЕМБЕРГСА, разосланного 19 января, то есть за день до заседания Конституционного суда.

Партия реформ Затлерса предлагает предоставить право парламентской инициативы каждым 10 000 подписей в Интернете. Но чем они лучше уже собранных 200 000 подписей? Как Сейм собирается справляться с этими интернет-инициативами, если он не в состоянии разобраться с референдумом, который предусмотрен в Сатверсме?

Если предложение поступит от «плохих» или «неправильных» граждан, оно будет игнорироваться?

Наше общество и без того уже расколото на «правильных» и «неправильных», «хороших» и «плохих», «русских» и «латышей», а теперь, похоже, и демократические инициативы тоже разрешат только части общества. Правильным, хорошим и желательно нерусским.

Уважаемая «коалиция правомерности», а вы уверены, что такое отношение будет понято в Европе и тем более в Америке?

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *