9 Мая — день спасения латышской нации

• 25.04.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)841

 Оккупация Латвии — фантазия современных историков. Ровно как не было добровольного и счастливого вхождения Красной армии, считает российский историк Владимир Мединский.

В Риге автор исторических бестселлеров «Мифы о России» и «Война», экс-депутат Госдумы России, доктор исторических и политических наук побывал по приглашению Михаила Задорнова: в Русской библиотеке имени Николая Задорнова Мединский представил свою новую книгу «Стена». Также Владимир Ростиславович встретился с прессой, политиками, историками и интеллигенцией в рамках международного медиа-клуба «Формат A3».

В интервью «Субботе» Мединский высказал свое отношение к пересмотру и переписыванию истории.

День Победы со слезами

— 9 Мая из радостного, но достаточно тихого праздника превратился в день национального противостояния. Русские отмечают День Победы, латыши считают это прославлением оккупационного режима… Как из этого выйти — непонятно…

— Как раз все понятно. Просто надо осознать, что ни о каком независимом государстве Латвия в случае победы Германии речи не шло. Ни в теории, ни на практике не подразумевалось создание независимых, автономных или даже находящихся под протекторатом Германии отдельных территорий в Прибалтике. Все они, как и белорусские земли, были включены в состав рейхскомиссариата Остляндия.

Балтийская буржуазия ждала, что немцы вернут им национализированную Советами собственность, но она была объявлена военной добычей и ренационализирована в собственность Германии. Местные фермеры могли брать землю в аренду. Скажем, в Литве немцы сразу запретили издавать литературу на литовском.

За три года немецкой оккупации на территории Латвии было уничтожено больше людей, чем Сталиным за десять лет по всей Прибалтике. В разы! По плану «Ост», который сейчас рассекречен, после войны предполагалась банальная депортация 60-80 процентов латышей, литовцев и эстонцев из Прибалтики — либо в концлагерь, либо за Полярный круг. Эти территории должны были заселить немцы, а оставшиеся местные жители — стать для них обслугой.

— То есть 9 Мая — день спасения латышской нации?

— По сути это так! И это можно было бы всем вместе отмечать. Если бы не победа СССР, вместо двух миллионов латышей в Латвии было бы сто тысяч, а может, и их не сохранилось бы. Среди подлежавших уничтожению на первом месте были евреи и цыгане (тотально стереть!), затем шли славяне, литовцы и поляки (оставить самые ценные кадры из этих недочеловеков), далее шли латыши и эстонцы. Вот так.

Чем русские хуже немцев

— Почему 700-летнее пребывание тут немецких баронов и процесс онемечивания латышей забыты и прощены, а все, что связано с русскими и Россией (а ведь колыбелью подъема национального сознания и младолатышей был Санкт-Петербург), вызывает такую ненависть?

— Политика. Конечно, это подогревается извне. Внутри латышей сидит больше ностальгии по Советскому Союзу — у тех, конечно, кто его помнит. Латвия в советское время была витриной СССР. Здесь были самые вкусные молочные продукты, лучшие радиоприемники, самые надежные микроавтобусы, роскошный Старый город… Кстати, знаете, что он так хорошо сохранился в войну именно стараниями советской власти?

В результате крайне эффективного наступления советских войск в 44-м году немцы попали в котел и вынуждены были быстро покинуть Ригу, не взорвав и четверти того, что собирались. За счет этого город сохранился. Советские войска его почти и не бомбили.

Таллину, конечно, досталось куда больше, но… Недавно американское посольство в Эстонии выразило возмущение тем, что Советский Союз 9 марта 1944 года устроил бомбардировку Таллина. Я заглянул в архивы: «зверские полировочные бомбардировки» захваченного фашистами Таллина нашей авиацией обошлись городу в 400 убитых. Это означает, что жилые кварталы не бомбились.

При этом в Дрездене или Гамбурге, которые бомбили американцы (союзники СССР), счет шел на десятки и сотни тысяч жертв. Города стирали с лица земли. Англичане вообще придумали уникальную бомбардировочную технологию: они высасывали кислород из бомбоубежищ — и люди там умирали. А России спустя 70 лет вспоминают те 400 жертв. И такие двойные стандарты всюду!

10 мифов о войне

Владимир Мединский развеял популярные мифы о войне

 

В советское время всей правды о войне не говорили. Все было залакировано, но так, как мы сами себя обгадили и переврали за последние 20 лет, не сделала ни одна страна — участница войны. Стало хуже во сто крат.

Трупами завалили

— Финальные соотношения боевых потерь и пленных Красной армии и вермахта на Восточном фронте не позорные для нас: на 100 убитых солдат вермахта — 130 советских. То есть примерно такие же, как у армии вермахта и союзнических армий на Западном фронте: там тоже на 100 убитых «немцев» — 130 англичан и американцев.

Эта пропорция была сильно хуже в нашу сторону в 41-42-м годах и сильно лучше в нашу сторону к концу войны, когда мы научились воевать, а вермахт затыкал дыры теми же латвийскими призывниками, которые воевать не больно-то хотели и умели.

Я недавно читал воспоминания офицера дивизии Германа Геринга о боях в 44-м в Восточной Пруссии — он описывает полный бардак в частях немецкой армии на линии фронта. Люди по две недели не могли свою часть найти. Русских они даже не видели — те их давили «катюшами». «Мы еще не увидели первого русского автоматчика, а уже потеряли половину батальона», — писал офицер элитной части. Примерно такой же хаос царил у нас в июне 41-го…

Потери от сталинских репрессий были больше, чем военные

— Цена победы СССР была невероятно дорогой. Совокупные потери страны в войне достигли 26,7 млн. человек (из них только 8,7 млн. — боевые потери, остальное — геноцид мирного населения). Для сравнения: потери нашего наиболее пострадавшего от войны союзника, Великобритании, — 390 тысяч.

Потери от репрессий в СССР — миллион 700 тысяч человек. Около 800 тысяч расстрелянных плюс умершие в лагерях. Цифра, конечно, страшная, но намного меньше военных потерь.

Немцы вели себя на оккупированных территориях приличнее, чем большевики

— В общей сложности до 1952 года из Латвии, Литвы и Эстонии в совокупности депортировали 170 000 человек. Это сильно меньше, чем было уничтожено немцами за три года оккупации.

Нет смысла идеализировать советский режим, но он не был хуже других. Да, из Латвии в Сибирь депортировали зажиточных латышей, которые были обижены на советскую власть и в перспективе могли поддержать немцев, но это типичная военная практика. Поволжских и украинских немцев тоже вывозили в Сибирь, а американцы всех своих японцев в лагеря согнали и держали, пока не кончилась война, хотя где Япония, а где Америка!

Бешеное количество изнасилованных немок во время вступления советских войск в Германию. Называют цифры от двух до десяти миллионов

— Это многократное преувеличение.

Взять хотя бы тот факт, что в германской армии насилие, совершенное над гражданским населением, официально не считалось даже проступком — это было частное дело солдат, а для убийства мирного жителя считалось достаточным объяснением: «Я почувствовал угрозу».

В Красной же армии за насилие полагалось по полной — вплоть до смертной казни. В результате 4000 советских солдат и офицеров были осуждены на длительные сроки или расстреляны. В основном это был 45-й год — армия победителей, людей, которые пережили все.

Я читал воспоминания одного офицера, участвовавшего в самом страшном сражении по освобождению Будапешта — там сержант, озверев, изнасиловал немку, и его расстреляли перед строем. Он плакал, исполнители приговора плакали, но что делать? Приказ Сталина. Конечно, кого-то, наверное, и покрывали, но все же…

Кстати, такая же цифра осужденных за насилие была и в армии союзников. То, что творили в итальянских городках американские части, описанию не поддается!

Сталин хотел первым напасть на Германию

— Этот миф активно продвигает писатель Виктор Суворов. Он подтасовывает базовые понятия. Да, Сталин готовился к войне с Германией. Но из этого никак нельзя сделать вывод, что Сталин хотел напасть на Германию. К примеру, у вас плохие отношения с соседом. Вы каждый вечер ходите заниматься единоборствам и на глазах у соседа размахиваете бейсбольной битой. Разве это значит, что вы его собираетесь убить?

Не думаю, что Виктор Суворов выдает такую версию по чьей-то наводке, но если мы почитаем материалы Нюрнбергского трибунала, то увидим, что Суворов реализовал голубую мечту фашистов. Все они на суде говорили: мы не преступники, мы просто нанесли упреждающий удар. Сталин хотел напасть — мы защищались. Тогда, в 45-м, им никто не поверил, а теперь мы сами даем им почву так утверждать.

Страшно преувеличенная и демонизированная кинематографом роль штрафбатов и заградотрядов

— Война, конечно, страшная штука, и всякое бывало. Но вовсе не в таких масштабах, как сейчас говорят. К тому же у нас это появилось позже, чем у немцев, которые ввели подобные меры в боях под Москвой. Это был приказ фюрера Stop Order: не отступать, паникеров расстреливать на месте. По их примеру осенью 42-го года вышел наш приказ №227 «Ни шагу назад!», а всех кто отступит — в штрафбат и заградотряд.

Латыши и эстонцы шли в легион воевать за независимость своих стран

— Если они верили, что воюют за независимость, то лишь по дурости. Их просто использовали, как и многих русских, которые оказались в частях немецкой армии, думая, что воюют за свободу России от большевизма, а на деле воевали за немцев.

Подавляющее большинство прибалтов воевали на стороне Красной армии. Кстати, в национальных легионах, как и в казачьих частях, все высшие офицеры были немцами. В то время как в национальных частях Красной армии, хоть русские там тоже служили, главные командные должности — лицо части — доверяли представителям соответствующей национальности.

В Красной армии прибалты воевали лучше. В то время как уровень дезертирства и паникерства в частях Waffen SS был колоссальный; поэтому им не давали ни танков, ни тяжелой артиллерии.

В Латвии все партизаны были «лесными братьями» и воевали против красных

— Нет, красных партизан было хоть и меньше, чем «лесных братьев», но очень много, и воевали они очень жестко.

Ужасы концлагерей были сильно преувеличены впоследствии

— В последнее время появляется много информации, что концлагеря — это было нечто вроде исправительно-трудовых или фильтрационных заведений, а все зверства, которые в них творились, фальсифицированы: свидетельства жертв, фотографии… Люди, которые занимаются фальсификацией на таком уровне, явно в Бога не верят. За такие вещи возмездие грядет на другом уровне.

На оккупированной территории церковь вступила в союз с немцами

— Это из той же серии, что церковь в советские годы шла на поводу у власти, допускала слишком сильные компромиссы. Но церковь в обоих случаях вела себя абсолютно правильно. В случае с немцами она использовала их для возрождения церкви и поддержки прихожан. В случае с советской властью она использовала то, что режим нуждался в духовной поддержке. Практическая, рациональная, очень правильная позиция. Богу — Богово, кесарю — кесарево.

Роль церкви вообще трудно переоценить, а во время войны — особенно. Гитлер не понимал, что в нашей православной российской цивилизации геноцид вызовет не рабское послушание, как в случае с разумным протестантом, а остервенение, народную войну. Знаете, сколько было воздушных таранов в армии США? Ни одного — это же нерационально. А у нас это явление носило массовый характер. И были случаи чудесного спасения.

Православная церковь давала мощную поддержку для такого героизма. Сталин это понимал. Есть сведения, к примеру, что он всю войну слал деньги отцу маршала Василевского — священнику.

Ингуна Судраба: «Надо знать историю, но жить сегодня, думая о завтра»

Главный госконтролер Латвии — постоянный гость международного медиа-клуба «Формат A3» — на встрече с Владимиром Мединским сидела в первом ряду.

— Я благодарна клубу за то, что он дает возможность живого общения с интересными и образованными людьми, позволяет услышать мысли и аргументы из разных источников. Я с удовольствием читаю книги о российской истории. Ведь в советское время многие факты были недоступны или сильно искажены. Например, нам говорили, что цари не сделали ничего хорошего, а только угнетали народы, но я согласна с Мединским, что время правления Александра III было необычайно продуктивным для Российской империи: было мало войн, а экономика развивалась огромными темпами.

Тем не менее я негативно отношусь к тенденциозному переписыванию истории. Мы не жили в то время. Важно, чтобы историки доносили до нас факты, а не только интерпретации, чтобы мы сами могли делать выводы. Надо понять, какая была ситуация, почему люди сделали разный выбор: кто-то добровольно шел служить немецкой власти, кто-то — в Красную армию.

Насколько я читала историю, Латвии в случае победы Германии не светило никакого счастливого будущего — здесь была бы немецкая оккупация. Советские люди защищали страну от оккупантов — это был их подвиг, патриотизм, они повернули ход мировой истории. Мы должны этим гордиться. Но я не осуждаю и легионеров — так повернулась история. Согласна с Мединским, что этих людей обманывали уже несколько раз, так хватит их использовать в корыстных целях снова.

Моего дедушку в конце войны призвали в немецкую армию, и больше семья его не видела. Бабушка одна растила двух маленьких детей. Маме в начале войны было четыре года, а дядя только родился. После войны бабушка с малышами скрывалась в болотах, чтобы не увезли в Сибирь. В советское время найти сведения о дедушке было невозможно. Лишь в начале 90-х через Красный Крест мы нашли информацию, что он умер в Германии в конце 70-х.

Война принесла столько личных и семейных трагедий! Надо ее помнить, гордиться ее героическими моментами, нашей стойкостью… но жить надо сегодняшним днем и думать о дне завтрашнем. Меня волнует то, что у нас не строят будущее и не вовлекают в это молодежь, а ориентируют ее на негатив и противостояние. Это не патриотизм. Как-то потеряли мы некий код культуры, который отличает нацию, страну…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *