Михаил ЗАДОРНОВ: Евгений Онегин и Евросоюз

• 27.06.2012 • Михаил ЗадорновКомментариев (0)754

Как российская культура повлияла на искусство Латвии и почему режиссер Херманис ответил на это «генитальной» пьесой

В латышском театре поставили «Евгения Онегина».

Начало спектакля… На сцене огромная широкоформатная кровать — главное «действующее лицо»! На этой кровати по ходу действия прелюбодействуют все персонажи! Гениально?

Но далее еще гениальнее… Извините, генитальнее!

Татьяне на этой кровати приснился сон (тот самый знаменитый сон Татьяны): медведь, с которого сползает шкура, и со сцены убегает абсолютно… голый мужик!

В Латвии у многих граждан-аборигенов, особенно у политиков, медведь — символ России и русских. (Медведев и «Единая Россия» тут ни при чем. Этот символ появился гораздо раньше.) Поэтому голый грязный мужик, скрывавшийся под шкурой агрессивного медведя, вызывает в зале аплодисменты и одобрительный смех. Вот, оказывается, каковы все русские!

Режиссер — тот самый Херманис, который поставил в России спектакль по рассказам Шукшина с участием Миронова, Хаматовой и других наших чудесных актеров. Спектакль получился необычайно добрым, о любви к российской земле, к народу. Херманис приобрел уважение русских театралов и интеллигентных людей.

Но одно дело ставить спектакль в России и зарабатывать на литературе Шукшина при поддержке гениальных русских артистов. Другое — в Латвии, где все русское настолько выгодно ненавидеть, что это уже стало… модой!

Да, Херманис профессионал. Он прекрасно понимает, в какой стране на чем зарабатывать и что, издеваясь над всем русским, он может стать любимцем большинства латышских обывателей, получивших евросоюзное образование.

Ай да смельчак! Ведь за спиной НАТО!

Макака и другие находки

Однако вернусь к спектаклю, чтобы не быть голословным.

На сцену, посреди которой кровать king-size, выскакивает макака с шевелюрой и бакенбардами, то есть… Пушкин! Забирается на стол, очищает банан, чешется из-за блох или вшей, прикусывая их…

Зал в восторге!

Макака зачитывает список любовниц из своего, макакиного, стада!

Еще несколько генитальных режиссерских находок…

Татьяна просит няню принести ей перо и бумагу, та приносит… ноутбук! Браво! Эта «находка» на уровне бездарных дипломников режиссерских факультетов театральных российских вузов: фальстафы, курящие Marlboro, гамлеты на мотоциклах, дяди вани — алкоголики на тракторах «Беларусь»… Фирс — гей, три сестры — лесбиянки…

Эти российские троечники-эпатажники и Пушкина легко могли бы изобразить макакой на сцене, но им это сделать не позволяет совесть. Однако совесть и Евросоюз так же несовместимы, как любовь и нефть.

Я подобные умничанья видел еще в семидесято-восьмидесятые годы в диссидентских подвальных театрах Польши, где подражали театральным чердакам Парижа. Все это уже многократно видено и бородато, как анекдоты про тещу!

«…Вслед за макакой на сцене появляются женоподобный Ленский, томный гомик Онегин, а с ними Татьяна и Ольга Ларины… …

Между тем самец макаки … вспоминает, что сочинил роман-поэму под названием «Евгений Онегин». Про двух баб, которых … ему не удалось оприходовать».

«Уроды» разыгрывают текст, сочиненный «макакой».

Выделенные курсивом фразы взяты мною из статьи журналиста Гарри Гайлита. Вот еще несколько цитат из его статьи:

«…Из этих фрагментов Херманис и выстраивает свой спектакль как энциклопедию российской жизни. Что же интересного узнает из этой энциклопедии латышский зритель?

Во-первых, разумеется, что макака-Пушкин был невероятный ходок и не пропускал ни одной юбки. Список любовниц поэта не дает Херманису покоя. Во всей Европе, можно подумать, дело с сексом обстояло в XVIII и XIX веках иначе, и только население страны к востоку от Латвии было настолько распущенным, что отличалось скотской неразборчивостью в амурных связях. Ну, оч-чень темной и отсталой была Россия…

Онегин убивает Ленского, отчего в расстроенных чувствах тоже превращается в прыгающую по мебелям макаку. Ее пристреливают как бешеного пса.

В финале говорится, как несказанно повезло Дантесу. Застрелив вздорного поэта, он спешно покидает Россию, едет на родину и там вскоре становится блестящим европейским дипломатом. Прославившимся многими благородными делами и тем самым в веках прославив весь свой род!!!..»

Это не театр — это… политика!

В Латвии ежегодно проходят демонстрации с участием бывших фашистов-эсэсовцев. Однако фашистские демонстрации не так опасны, как спектакли Херманиса. В таких демонстрациях участвуют старые маразматики, которые сами перестали понимать, где служили: в КГБ или в СС. А может, некоторые вообще думают, что это одна и та же организация. К этим демонстрациям нельзя относиться всерьез…

Но Херманис не шизоид! Он профессионал! Поэтому его «творчество» гораздо опаснее. Для непросвещенных оно убедительно!

Молодежь будет ходить на этот театральный шлягер, дабы узнать, что все-таки представляет собой любимый русскими поэт. И будет судить о Пушкине по Херманису. Очень верный расчет!

Представляю, что стало бы с латышами, если бы кто-то из русских режиссеров подобным образом поставил Блауманиса, Кришьяниса Баронса, Райниса. Но русские режиссеры слишком культурны для того, чтобы унизить себя осквернением светлых имен.

Я не удивлюсь, если за макаку-Пушкина дадут какие-нибудь престижные театральные премии в Европе. Ведь Херманис делает главное — подрубает еще один корень российской культуры. Развенчивает русского бога поэзии. Это сейчас для Европы очень важно.

Профессионал и культурный человек — понятия, которые не всегда совпадают. Херманис некультурный профессионал. Культурные люди в истории всегда отличались тем, что мирили народы своим творчеством. Херманис ссорит!

Он хромосомный русофоб!

В чем разница?

А теперь позволю себе высказать то, о чем интеллигентные русские люди, живущие в Латвии, упоминать стесняются. Во-первых, латыши такие же славяне, как и русские, и кривичи, и древляне, и другие древние славянские племена-народы. Просто им на каком-то этапе показалось, что для них славянами быть унизительно, и они обкорнали собственную историю.

Разница с Россией у латышей лишь в одном — у них не было письменности… до XIX века! Они всегда были замечательными земледельцами, музыкантами, но в веках постоянно на кого-то работали: то на шведов, то на поляков, то на немцев. «Хозяева» распоряжались латышскими хуторянами как своими рабами. Не давали им учиться, не позволяли иметь собственную письменность.

Одно время те же шведы и немцы не позволяли им иметь паспорта и без специального разрешения не пускали в столицу Латвии Ригу. Большинство зданий в одном из красивейших городов Европы, Риге, было построено не латышами, а архитекторами-иностранцами: немцами, евреями… и русскими! Сегодня латыши эти данные стараются скрыть. А между прочим, во всех латышских сказках чертями изображаются именно немцы-бароны.

Надо отдать должное латышскому народу. Несмотря на угнетение предков средневековым «Евросоюзом», он сохранил свои песни, легенды, сказания, сказки… В устном творчестве!

Петербург и латышские дайны

В латышской истории поливают грязью Петра I и Ленина. Согласен, не самые светлые фигуры в российской истории.

Но благодаря Петру I, который выгнал «чертей», русская аристократия стала относиться к латышам как к людям, а не как к рабам. Именно российская интеллигенция и русская литература повлияли на развитие литературы в Латвии. В XIX веке появились гениальные латышские поэты, писатели. Россия не просто дала возможность латышам обучаться в школах, но и предложила ввести свою самостоятельную письменность… На основе латиницы! Сколько будущих писателей, поэтов и художников обучались в Петербурге?!

Честь и хвала не царской России как государству, а тем образованным русским истинным пушкинским интеллигентам, которые всегда были совестью России. Именно они повлияли на развитие творчества в Латвии.

Уже в середине XIX века великий латышский писатель Кришьянис Баронс записал народные латышские дайны — на своей впервые обретенной письменности. Будущие знаменитые латышские художники поехали учиться в Петербургскую академию художеств. На стипендии, выданные им Россией, уезжали практиковаться в Италию и возвращались европейски признанными мастерами. Именно в те времена, когда Латвия считалась частью России, в Риге была построена Академия художеств.

Так что благодаря Петру, который выгнал шведов из Латвии, талантливый латышский народ почувствовал влияние российской культуры и стал народом не только земледельцев, но и писателей, поэтов и музыкантов. А потом актеров, режиссеров, мастеров кино…

Ленину вообще надо в странах Балтии поставить памятник. Ведь именно благодаря Ленину Латвия, Эстония и Литва стали независимыми государствами. Кстати, в то же время получила независимость и Финляндия! Однако финны ценят за это первых советских руководителей. Мне доводилось выступать в Хельсинки, в Доме культуры имени Ленина всего 10 лет назад. Там и памятник Ленину до сих пор сохраняют: мол, спасибо, Владимир Ильич, за наше светлое прошлое!

Конечно, когда Латвия стала союзной республикой, первые годы для нее были кошмарными, начались аресты, ссылки, расстрелы. Но все эти действия были направлены не только против латышей, но и против русских!

ГУЛАГ — понятие интернациональное!

Об этом уже много написано Я подчеркнул бы то, о чем говорить в Латвии считается чуть ли не преступлением.

В брежневские времена в странах Балтии уже работали Союз писателей, Союз композиторов, Союз художников… Организовывались недели культуры других народов, ежегодно открывались для детей новые школы… На дотации были театры, Рижская киностудия снимала одни из лучших фильмов в Советском Союзе, латышские поэты переводились на все языки народов Советского Союза.

Раймонд Паулс приобрел всенародную известность, потому что сотрудничал с известнейшими советскими исполнителями, в частности с Аллой Пугачевой! Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский и другие советские поэты переводили латышских поэтов на русский, и те зарабатывали достаточно хорошие деньги.

О каком угнетении латышей в брежневские времена можно говорить, если первым секретарем ЦК КПСС Латвии всегда был латыш? Латыши занимали самые ответственные места в советских учреждениях. Да, жили бедновато, не попкорново, не гамбургерно, недостаточно сосисочно! Но не только латыши, а все советские люди. Зато надежно, без страха, что вот-вот грянет очередной кризис и останешься у разбитого корыта.

В истории любой страны немало бед. Но как можно было забыть о той русской культуре, которая помогла развиться культуре латышской?

Кризис покруче греческого

Сегодня ненависть к русским застит прибалтам глаза. Недаром слово «ненавидеть» от «не видеть».

Ненавидеть всех русских за сталинские репрессии так же примитивно, как русским ненавидеть всех латышей за то, что двое из них участвовали в расстреле царской семьи, а добрая сотня латышских стрелков сберегли Ленина! За это и иск можно нынче подать в Гаагский суд. Потребовать компенсации!

Херманис плюнул… в свое прошлое! Плюют в свое прошлое и те, кто аплодирует на его спектаклях. У того, кто плюет в прошлое, нет будущего. Впрочем, у латышей уже сегодня, к сожалению, нет и настоящего. Кризис покруче греческого.

Ведь сегодня Латвия, как и Литва, нужны поднатовскому миру в качестве присосок к России. Их уже лишили основной работы — земледелия, практически уничтожено рыболовство…

Херманис, безусловно, человек не бездарный. Всевышний особенно строг к таким. Талант — это сердце. Когда злобы больше, чем сердца, когда политика блокирует искусство, даже очень одаренный человек лишается своего дара. Это произошло и с Херманисом.

Я ему сочувствую. Человек, который теряет дар, становится несчастным прежде всего и в семейной, и в личной жизни. Нелегкая душевная жизнь ожидает Херманиса в ближайшем будущем. Но! У меня есть ему дельный эзотерический совет: как только он почувствует, что далее так жить не может, пускай попросит прощения у всех русских людей, для кого Пушкин является поэтическим богом! И он увидит, как все его проблемы разрешатся сами собой.

Может быть, этим он подаст достойный пример и латышским политикам, которые предали свой народ, озлобили энергию родной латышской земли, наполнили ее таким градусом ненависти, что латышская молодежь, сама не понимая почему, уезжает в страны Евросоюза.

Противно жить, когда вместо культуры… политика!

Глядишь, покаяние Херманиса поможет и политикам понять, что счастье их родины не в ненависти, а в любви! Не в нефти и не в надеждах на Евросоюз, в котором всегда будут с радостью принимать у себя бывших хуторян в качестве официантов и housekeepers.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *