Vika

Дочь адмирала и «шпионки»

• 01.10.2012 • ПерсонаКомментариев (0)733

Умерла звезда советского кино 60-70-х актриса Виктория Федорова. Ее судьба — готовый сценарий для голливудского блокбастера — была связана с Ригой.

 

Виктория была плодом запретной любви дважды лауреата Сталинской премии актрисы Зои Федоровой и американского военного атташе, впоследствии адмирала ВМС США Джексона Роджера Тейта.Свое имя девочка получила в честь дня своего зачатия — самого счастливого дня всего мира 9 мая 1945 года. Только для родителей Виктории он стал точкой отсчета дней и лет их личной трагедии, в которой отразилась вся изнанка советской действительности.Звездный час актрисы Виктории Федоровой, чью удивительную красоту критики и коллеги называли нездешней и инопланетной, пришелся на роль глухонемой девушки Наташи в фильме «Двое», снятом на Рижской киностудии и получившем награды 17 международных киноконкурсов, в том числе один из главных призов Московского кинофестиваля.

Оператор той картины будущий министр культуры и иностранных дел Латвии и евродепутат Рихард Пикс долгое время общался с Зоей Алексеевной и Викторией. По просьбе «Субботы» г-н Пикс оживил воспоминания тех лет.

Месть Берии или шпиономания?

С военно-морским атташе США красавицу актрису Зою Федорову познакомил один журналист. Есть версия, что «контакт» с высокопоставленным дипломатом Зое Алексеевне организовали советские секретные службы, но ситуация вышла из-под контроля — «агент» влюбился.

Рихард Пикс не верит в шпионскую версию. Уж очень открытым и бесхитростным человеком была Зоя Алексеевна. Пикс не исключает, что за ней «приглядывали»: «Как-то она рассказала, что ее отца арестовали в 1937 году, а в 1941-м она обращалась к Берии с просьбой об освобождении. Отца выпустили, но через месяц он умер. Берия пытался ухаживать за Зоей, но она отказала ему. Может, позже, в 46-м, он ей отомстил?»

Так или иначе, но в то время начала холодной войны и шпиономании любовь к американцу приравняли к измене родине. Тейта спешно выслали из Союза — тогда он так и не узнал, кто у него родился. Федоровой разрешили родить ребенка на воле, но малышке не исполнилось и года, когда ее мать забрали на Лубянку и приговорили к 25 годам заключения, которые она отбывала во Владимирском централе.

До девяти лет Виктория назвала мамой тетю Сашу, вместе с которой она была сослана в североказахстанское село, где малышку обзывали врагом народа и как-то сбросили в яму с нечистотами. В 1955 году Зою Федорову полностью реабилитировали — ей выплатили денежную компенсацию, дали квартиру на набережной Тараса Шевченко и роскошную шестидверную машину «ЗиМ» (советский аналог кадиллака). Она вернулась в кино, где сыграла еще немало блестящих ролей. «Деньги-то вернули, но годы не вернуть!» — говорила Зоя Алексеевна Рихарду.

С новообретенной 9-летней дочкой отношения у Зои Алексеевны налаживались с огромным трудом. Вместе они долгое время пытались выйти на контакт с отцом Вики — писали письма, но никто на них не отвечал. Рассказывают, что Тейт опасался провокаций со стороны КГБ…

У Вики был талант Жана Габена

Актерские гены Виктория унаследовала вместе с удивительной красотой, которую критики и коллеги называли нездешней, если не инопланетной: огромные черные глаза и безупречный овал лица.

В кино Виктория дебютировала в фильме Михаила Калика «До свидания, мальчики» (1964). Благодаря чему впоследствии получила главную роль в своем самом известном фильме — 35-минутной короткометражке «Двое», снятой в 1965 году.

«Это была дипломная работа выпускника ВГИКа Миши Богина, которую он нашел возможность снять на Рижской киностудии, — вспоминает Рихард Пикс. — Мне тогда было 22 года. Я учился заочно во ВГИКе и снимал свое первое документальное кино «Осенняя баллада». Миша меня пригласил в операторы и согласился с моим предложением снимать в документальном стиле в натуральной среде рижских улиц и зданий.

Изначально на главную роль глухонемой девушки Наташи было решено взять настоящую глухонемую из московского Театра мимики и жеста. Но я почувствовал, что ей будет трудно контактировать с партнерами по съемкам. Меня поддержал и Валя Смирнитский (исполнитель главной мужской роли, будущий Портос) и художник фильма Тамара Антонова.

Стали искать замену. Тамара вспомнила, что на картине «До свидания, мальчики» работала с Викой. Она всем понравилась с первых же проб. Есть два типа актеров кино. Одни интересны, когда у них есть хороший текст или действие. Другие — когда молчат и думают. Таким был, к примеру, Жан Габен. Такой была и Вика. У нее еще не было актерского образования, но, видимо, сложная судьба отразилась в ее говорящем взгляде. Она всегда была здесь и не здесь, земная и неземная. К тому же под руководством инструктора она быстро освоила язык жестов. Вика вообще все схватывала на лету и органично жила в кадре.

Вместе с Викой приехал ее друг — футболист Мигель (Миша) Посуэло, из испанских детей, вывезенных из воюющей страны в СССР в 37-38-м годах. Они часто ссорились, иногда Вика приходила на съемки заплаканная или с кругами под глазами. Я тогда попросил Мишу, что перед крупными планами Вика будет отдыхать вечером и рано ложиться. Как-то Мигель разыскал где-то актера Алексея Баталова (то ли он снимался в Риге, то ли гастролировал с театром) и попросил пройтись по кадру. И вот идет перед камерой Вика, а ей навстречу — сюрприз! Этот отрывок вошел в фильм.

Как-то мне надо было съездить по делам в Москву — Вика дала поручение привезти ей от мамы шубу. Я тогда удивился: «Зачем, у тебя уже две есть». Но Вика уже тогда вела себя как звезда. Позже я не удержался и спросил Зою Алексеевну: зачем она так балует дочку? Но она ответила: «А что мне остается — я не смогла ей дать нормального детства, так хоть сейчас побалую!» На тот момент я уже знал о суровой судьбе Вики. Конечно, такие удары не могли не отразиться на характере — она была довольно вспыльчивой и иногда жесткой».

Популярнее, чем София Лорен

«Благодаря» картине «Двое» Рихард Пикс был сослан в армию. Очевидно, кому-то на киностудии не понравились наши творческая импровизация и независимость.

В результате оператору даже не дали доснять фильм — за две недели до конца процесса его загребли на призывной пункт. В дальнейшем он помогал коллеге с помощью писем, в которых расписывал все мизансцены и возможные места съемок. Когда картина попала в конкурс Московского кинофестиваля, Госкино отправило запрос, чтобы Пикса отпустили. Не получив разрешения, он… сбежал.

«Я обещал командиру, что сделаю его фотосессию, и отпросился в Ригу, якобы за материалом для съемки. А там друзья организовали билет на самолет в Москву, — признался Рихард Пикс. — Пришел пешком на набережную к дому Федоровых. Когда Зоя Алексеевна узнала, что я сбежал из армии, она меня сильно отругала: «Рихард! Вы не понимаете, где вы живете! Я была почти королева, звезда, а потом в один день стала никем, надо мной всю жизнь издевались… Вы тоже очень рискуете».

Она отвезла меня в пресс-центр фестиваля. Когда я пришел туда, Вика танцевала твист в центре зала, а вокруг стояли толпы поклонников. Фаворитом того фестиваля был фильм Сергея Бондарчука «Война и мир», а почетной гостьей — София Лорен. Но судя по вниманию прессы, главным событием мероприятия стали картина «Двое» и Вика Федорова.

Нашему фильму дали главный приз среди короткометражек — золотую медаль. Как позже выяснилось, жюри хотело дать серебряную, но страстным поклонником нашей картины оказался Микеланджело Антониони, который послал в жюри письмо с требованием дать нам главный приз.

После награждения он подошел ко мне и с криком «Грацие!» похлопал по плечу. А потом поинтересовался: «Ты на какой пленке снимал? Это же не обычная советская». Я был потрясен, насколько он разбирается во всех тонкостях кино. Ведь и вправду, с пленкой я пошел на хитрость. В ноябре снимать на натуре было темновато — я решил поэкспериментировать на пленке, выпущенной… специально для съемки XXIII съезда ЦК КПСС (чтобы без дополнительного света)».

Фильм «Двое» получил награды 17 международных фестивалей, о чем его создателей далеко не всегда ставили в известность. За медалями и кубками ездили в основном официальные лица Госкино. Например, в Каннах картина была удостоена приза конкурса «Открытия» и специальной награды от Папы Римского, патрона международной организации глухонемых. На кинофесте в Турции в качестве главного приза создателям фильма давали оплаченную возможность снять полнометражный фильм в турецких пейзажах. Но Богину и Пиксу ничего об этом не сообщили — «призовые» поехали снимать другие люди, выездные в капстраны, а про «двоечников» сказали, что они очень заняты.

Убийство при загадочных обстоятельствах

Впоследствии Вика Федорова сыграла еще немало ролей. Была коровницей в замызганном ватнике в дипломной работе Светланы Дружининой «Зинка», ленинградским реставратором, влюбленным в женатого мужчину в фильме того же Михаила Богина «О любви», Авдотьей Раскольниковой в кулиджановском «Преступлении и наказании», мстительницей в «Сильных духом»…

По иронии судьбы незадолго до своего отъезда в США Виктория Федорова сыграла в фильме Омара Гвасалии и Александра Стефановича по сценарию Сергея Михалкова «Вид на жительство», разоблачающем прогнивший Запад, на который сбегал главный герой.

«Впоследствии я еще не раз бывал в Москве, встречался с Зоей Алексеевной и Викой, бывал у них дома, где собирались и веселились большие компании. — вспоминает Пикс. — Запомнилось, как однажды мы ехали по Москве на «Волге», которой рулил ногами Викин поклонник-пилот».

Виктория Федорова не знала недостатка в поклонниках. Рассказывают, что в 17 лет у нее был роман с будущим известным режиссером Иваном Дыховичным, который ради нее бросался в Москву-реку, но угодил в лужу мазута. Потом — ревнивый испанский футболист Мигель Посуэло.

В первый раз Виктория вышла замуж за грузина Ираклия Асатиани (сына известного грузинского режиссера-документалиста), но брак продержался не больше года. Ее следующим супругом был Сергей Благоволин — будущий гендиректор ОРТ. Потом — известный кинодраматург Валентин Ежов (автор сценариев «Баллады о солдате», «Белого солнца пустыни», «Сибириады»).

«Возможно, у нее был некий комплекс безотцовщины и подсознательно она искала в мужчинах замену отцу, ведь зачастую Вика увлекалась теми, кто намного старше ее, — размышляет Рихард Пикс. — Валентин Ежов уже тогда был алкоголиком. Похоже, он и Вику стимулировал к этому. Когда в начале 70-х ей благодаря одному американскому журналисту удалось связаться с папой, ее не хотели выпускать под предлогом, что она пьет. Мол, опозорит образ советской женщины. Она тогда прошла курс лечения. И ей разрешили навестить отца.

Приехав в Америку, Вика через пилота передала маме подарок, а та отправила подарок дочке через того же посыльного. Между Викой и тем летчиком (Фредериком Ричардом Поуи) вспыхнуло чувство, они поженились. Так Вика получила возможность остаться в Штатах официально.

Я встречался с Зоей Алексеевной после первого ее визита в Штаты в конце 70-х. Помню, на мой вопрос «Как там?» она ответила: «Да так же! Как и мы, они собираются по субботам, болтают-выпивают. Только мы собираемся по-простому, а они делают прическу, наряжаются… У них так все сложно, чтобы просто поболтать и выпить сто грамм».

В 1981 году после возвращения из очередной поездки в США к дочери и внуку Зоя Федорова была при загадочных обстоятельствах застрелена в своей квартире. Это преступление так и осталось нераскрытым.

«Когда я узнал о смерти Зои Алексеевны, то первым делом решил, что это рука КГБ, — вспоминает Рихард Пикс. — Конечно, им не нравилось, что Вика там осталась, боялись, что и Зоя Алексеевна не вернется. Но сейчас, проанализировав всю информацию, я больше склонен думать, что это было ограбление. Зоя Алексеевна привозила из Америки ценные вещи — вот кто-то и позарился».

«Западня» с богатыми янки

Власти СССР не впустили Викторию в страну на похороны матери. Считают, что это была месть за опубликованную ею автобиографическую книгу «Дочь адмирала» (1979), которую Федорова написала в соавторстве с американским журналистом.

Актриса приехала в Россию лишь в 1998 году, когда заявила о намерении спродюсировать наряду с фильмом об убийстве своей матери фильм «Западня» о том, как тяжело русским женщинам с богатыми мужьями-янки. В Америке ее актерская карьера не сложилась. Она появилась на экране в трех сериалах и триллере Артура Пенна «Мишень» (1985).

Брак с летчиком тоже потерпел фиаско — они развелись. Фредерик забрал сына и настроил его против матери. Актриса очень страдала, что не могла общаться с ребенком.

Побороть душевные муки ей помог второй супруг — начальник пожарного департамента Джон Дуайер. Узнав, что у его жены рак легких, он тут же ушел на пенсию и посвятил себя любимой. Джон рассказал, что за день до смерти Виктория была в очень хорошем расположении духа, пела и танцевала. Как завещала актриса, после смерти ее тело кремировали и развеяли над горами Покано.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *