Екатерина Вильмонт: «В 49 лет жизнь только начинается!»

• 31.01.2019 • ИнтервьюКомментариев (0)2

Известная писательница о романах в литературе и жизни

По приглашению сети магазинов Mnogoknig в Риге побывала популярная российская романистка Екатерина Вильмонт. Она встретилась с рижскими читателями и представила свою новую книгу «Мужлан и флейтистка».

Елена СМЕХОВА

По данным Книжной палаты Екатерина Вильмонт — один из самых публикуемых в России авторов. На восьмом месте, между Эрихом Марией Ремарком и Дэном Брауном.

В чем секрет успеха Вильмонт? В ее романах нет ни высоколобой философии, ни модных блогерских хэштегов. Но все книги, выходящие из-под пера писательницы, такие теплые, остроумные и оптимистичные, что читаешь их — и хочется жить!

Бабы дуры, а мужики козлы

— Екатерина Николаевна, вы родились в семье известных переводчиков. В вашем доме бывали очень известные люди: Цветаева, Пастернак, Раневская, Солженицын. Сохранились ли у вас воспоминания от этих встреч?

— Марину Ивановну я помнить никак не могу. Она умерла в 1941 году, а я родилась в 1946-м. Родители о визитах Цветаевой в наш дом вспоминать не любили. Поэтесса была влюблена в моего папу — правда, без взаимности. Фаина Раневская приезжала к нам на дачу. Солженицын писал у нас нобелевскую речь…

А про Пастернака существует такая семейная легенда. Борис Леонидович взял меня маленькую на руки, и я его описала, чего, естественно, тоже не помню. Но семью Пастернака знала очень хорошо. Мы много общались с его сыном Леней. Леня был физиком и очень страдал от того, что не стал музыкантом, — родители посчитали, что он недостаточно талантлив для этой профессии.

— Вы пришли в литературу как переводчица. Как случилось, что стали писательницей?

— В 90-е начала меняться страна, переводы стали не особо нужны. Должна же я была чем-то заниматься! Мне было 49 лет, когда я написала свой первый роман «Путешествие оптимистки, или Все бабы дуры». С тех пор считаю, что в 49 лет жизнь только начинается. (Улыбается.)

— А что, все бабы и в самом деле дуры?

— Еще какие! Когда баба влюблена, она абсолютная дура! (Смеется.)

— А все мужики, если судить по названию вашего второго романа, козлы. Может, вы к ним предвзято относитесь?

— Нет-нет, не предвзято, а на основании большого жизненного опыта. Я полностью согласна с Анной Ахматовой, которая считала мужчин низшей расой. Уверена, что сильный пол — это мы, а не они.

— Серьезное заявление. Аргументируйте, пожалуйста!

— Женщины лучше приспосабливаются к жизни. А следовательно, лучше ее понимают. Пока мужчина лежит и страдает, женщина ищет выход. У нее больше стремления быть востребованной. Это я в разных странах наблюдала: мужчины страдают, а женщины работают. (Смеется.)

— Вы феминистка?

— Ни в коем случае! Но согласитесь, что женщина сегодня не имеет права быть слабой. Ее просто затопчут — такова жизнь, а жаль…

Я считаю, что женщина должна оставаться женщиной, а мужчина — мужчиной. Модных тенденций не приемлю. Недавно ко мне приехал приятель из Голландии. Поехали мы с ним куда-то на автобусе. Он меня спрашивает: «Когда будем выходить, можно я тебе руку подам?» — «Ты обязан мне руку подать!» — отвечаю. «В Голландии меня за такое уже засудили бы», — вздыхает он.

Разве это нормально? То, что сегодня происходит в мире, — отвратительное безумие! Слава богу, до России эта волна еще не докатилась!

Не спешите, девки, замуж!

— Все женщины в ваших романах сильные и смелые. Им по плечу справиться с любой неудачей и изменить судьбу. Какая из героинь похожа на вас? Можете ли вы, как Флобер, сказать: «Мадам Бовари — это я»?

— Такой героини у меня нет, но в каждой из них есть что-то от меня. Если бы я так не поступила в жизни, то и моя героиня в романе тоже так не поступит. Это несознательно переносится. Просто у меня есть свой человеческий кодекс, которого я не нарушаю.

— Это правда, что в романах, которые выходят из-под вашего пера, вы расправляетесь со своими обидчиками?

— Да, я давно вывела такую формулу: если у тебя неуютно на душе, гложет обида или одолевает злость — выплесни это на бумагу, и станет легче.

— А ваши обидчики узнают себя на страницах книг?

— Очень редко. Во-первых, со стороны себя не увидишь. Во-вторых, я отвожу им только эпизоды. Главный герой у меня редко соотносится с реальным персонажем. Хотя однажды я вывела героем реального мужчину, которого знала в жизни, и даже оставила ему настоящее имя — Марат.

Он прочел книгу и ничего не понял. Был польщен, что я его изобразила сексуальным гигантом. (Смеется.) А об этом речь вовсе не шла. Просто ему захотелось таким себя увидеть!

— В жизни с мужчинами вам чаще везло или не везло?

— По-разному бывало. Конечно, была любовь, и не один раз. Я до сих пор, например, вспоминаю роман, который случился в Риге 53 года назад, поэтому Рига для меня очень памятный город. Но сказать, чтобы мне везло с мужчинами… Нет, не могу.

Я никогда не была замужем. Замужество мне всегда казалось смертельно скучным. Я смотрела на своих подружек, которые в 18-20 лет повыскакивали замуж, и думала: «Боже, какая тоска! Они говорят только о кормлениях, пеленках и о том, как ребенок покакал».

— Исходя из жизненного опыта, дайте совет: с какими мужчинами нельзя иметь дело?

— С жадными. Для меня жадина — это вообще не мужчина. И с глупыми. А уж если он глуп и жаден одновременно, то это такая гремучая смесь! Сразу бегите. (Улыбается.)

— Женатые мужчины тоже не вариант?

— В моей жизни было много романов. В том числе и с женатыми. Скажу так: ничего хорошего из этого не вышло. Я не умела уводить мужчин из семьи, да и не стремилась увести.

— Что же делать женщинам, которые хотят найти мужа? Где искать достойного?

— Я дала бы два совета: не искать мужа в Интернете и не стремиться замуж любой ценой. Многие наивные девочки торопятся замуж только потому, что хотят белое платье, роскошную церемонию, гостей. Но чем пышнее свадьба, тем короче брак — это мое житейское наблюдение.

Книга для епископа

— Что для вас счастье?

— Работа. Писать книги — это для меня самое большое счастье. Я жаворонок, встаю рано, в пять утра, а в шесть уже сажусь за стол. Пишу на пишущей машинке, компьютера не люблю. Заглядываю туда, только если нужно навести справку.

— Где вы ищете персонажи, язык, сюжет? Составляете ли план перед тем, как сесть за новый роман?

— Задумка романа всегда приходит внезапно — что-то увидела или услышала… Это толчок к книге. А дальше включается фантазия.

Писать по заранее просчитанному плану мне неинтересно. Я даже не знаю, что будет у меня на следующей странице. В результате мои герои живут своей жизнью и порой меня совершенно не слушаются.

— Как вы относитесь к тому, что ваши романы называют женскими?

— Плохо отношусь. Потому что это мужской шовинизм. Глупо делить литературу по половому признаку. Делить книги можно только на плохие и хорошие. Это единственно справедливая классификация. Поэтому я отчаянно возражаю против того, чтобы меня называли автором женских романов. Я романист.

— Но читают-то ваши книги в основном женщины. Или это не так?

— Женщины вообще читают больше, чем мужчины, и на выставки чаще ходят, и в театры. Но мужчин среди поклонников моих романов тоже хватает. Просто они предпочитают это скрывать.

Одна читательница рассказывала, что по ночам, когда она спит, ее муж берет мои книги и читает их в туалете. Тайком! Как-то в Нижнем Новгороде ко мне на творческую встречу пришел епископ. Протянул книжку и сказал: «Пожалуйста, подпишите: «Епископу Филиппу».

«Три полуграции» и Ко

— По вашим книгам создано несколько фильмов, в которых сыграли Мария Шукшина, Евгения Добровольская, Александр Абдулов, Алена Хмельницкая и другие знаменитые актеры. Какими экранизациями вы довольны, а какими нет?

— Я считаю удачными только два фильма: «Три полуграции» и «Я тебя люблю» с Машей Шукшиной. Картина «Счастье по рецепту», снятая по моему роману «Курица в полете», несмотря на замечательную Женю Добровольскую в главной роли, мне не нравится. А все остальное — просто чудовищно.

— А разве вы не имели права как автор романа стукнуть кулаком по столу и сказать: «Ребята, стоп! Что-то пошло не так»?

— Те, кто снимает кино, покупают у меня права на экранизацию и на этом прекращают со мной все отношения. Мне даже ни разу не сообщили, что фильм по моей книге выходит на экран. Ни разу! К примеру, о том, что «Счастье по рецепту» снято, я узнала из аннотации в телепрограмме.

А эти ужасные названия картин?! «Я тебя люблю» — это же ни о чем! Как можно дать фильму такое бестолковое название? За это убить мало. У меня роман назывался «Хочу бабу на роликах».

Правда, один раз со мной все-таки связались, потому что на картине был приличный продюсер — Роман Балаян. Я стала спрашивать, кто кого играет. И услышала: «А морячка играет Чонишвили». — «Какого морячка?! — опешила я. — У меня нет такого героя!» — «Понимаете, нам не хватило материала, и мы дописали», — пояснили мне.

Когда я посмотрела, что они дописали, то пришла в ужас. Образ героини скомкан, вся концепция нарушена. Обратились бы ко мне — я дописала бы. Но нет, сами умные. Одного не пойму: если вы такие умные, то зачем я вам нужна? Сами пишите, сами снимайте…

— С издателями ваши отношения складываются иначе?

— Совершенно иначе. Я сдаю в издательство две книги в год, графика не нарушаю. Меня не редактируют и никогда не меняют заголовков. Напротив, приводят в пример как автора, который умеет называть свои книги. Но если что-то скажет Ира, я к этому прислушаюсь. Мы с ней вместе уже 16 лет, и наши отношения давно вышли за рамки отношений «автор — редактор». Мы дружим.

— В современной литературе сегодня немало авторов-женщин. Кого из коллег по цеху вы любите и читаете?

— Татьяну Устинову. Часто беру ее книги с собой в дорогу, и это всегда достойное чтение. Считаю большим писателем Дину Рубину. Из последних приятных открытий — книга Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза». А вот Дарью Донцову читать не могу.

— Все ваши книги заканчиваются хэппи-эндом. Это ваша позиция?

— Да, я абсолютно уверена в том, что финал должен быть хорошим. Плохого в нашей жизни и так хватает. Я хочу, чтобы в наш достаточно тяжелый век мои книги погружали читателя в приятную атмосферу. Один онколог говорил мне, что дает мои книги пациенткам: «Если они читают — значит, у них есть шансы!»

«СУББОТА» благодарит Mnogoknig и лично Тамару Попову за помощь в организации интервью.

(курсив св.)

ДОСЬЕ «СУББОТЫ»

Екатерина Вильмонт родилась 24 апреля 1946 года в Москве.

Российский писатель, автор более 90 книг («Путешествие оптимистки, или Все бабы дуры», «Полоса везения, или Все мужики козлы», «Курица в полете», «Три полуграции», «Хочу бабу на роликах», «Интеллигент и две Риты», «Танцы с варежкой» и др.).

Суммарные тиражи романов Екатерины Вильмонт исчисляются миллионами экземпляров.

По книгам писательницы снято несколько фильмов: «Я тебя люблю», «Три полуграции», «Счастье по рецепту», «Любовь слепа», «Снежный ангел».

В свободное время любит играть в нарды, раскладывать пасьянс.

Коллекционирует фигурки кошек — их около 800 штук!

(конец к)

(врезка 1)

«Я никогда не была замужем. Замужество мне всегда казалось смертельно скучным. Я смотрела на своих подружек, которые в 18-20 лет повыскакивали замуж, и думала: «Боже, какая тоска! Они говорят только о кормлениях, пеленках и о том, как ребенок покакал».

(врезка 2)

«Глупо делить литературу по половому признаку. Делить книги можно только на плохие и хорошие. Это единственно справедливая классификация. Поэтому я отчаянно возражаю против того, чтобы меня называли автором женских романов. Я романист.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *