deljagin

В Латвии будет евро, а в России — смена строя?

• 26.11.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)744

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин — о главных причинах перехода Латвии на евро, о готовившемся устранении Владимира Путина и о протестах в России. 

 

С доктором экономических наук академикои РАЕН Михаилом Геннадьевичем Делягиным мне удалось пообщаться во время 10-го международного общественного форума «Диалог цивилизаций», который проходил в октябре на Родосе. Конечно, начали с насущного: зачем Латвии переход на евро…

Снять с себя ответственность

— Присоединившись к Евросоюзу, латвийское руководство добровольно уничтожило свою экономику. А сейчас власти хотят сделать следующий шаг — снять с себя всю ответственность, чтобы все решения принимались в еврозоне.

Первая причина: бюрократия не может сама решить проблемы страны, так как Латвия экономически может существовать лишь при условии ориентации на российский рынок. Но политический выбор латвийской элиты заключался в том, чтобы разорвать все отношения с Россией и создать этническое государство, что нормально для демократии лавочников. Как в Германии при Гитлере. Идее такого государства совершенно осознанно была принесена в жертву экономика.

Вторая причина — хочется быть отличником. Чтобы тебя гладили по головке в Брюсселе, раз уже не гладят в Риге. А это означает, что нужно делать то, что необходимо Брюсселю: демонстрация успехов. Нужно показать, что хоть что-то хорошо. Потому что европейская интеграция носила откровенно колониальный характер, что видно в Восточной и Южной Европе. И эта колониальная интеграция не устояла в условиях кризиса. Более того, даже не происходит выравнивания между Восточной Европой и Западной.И в этих условиях, когда Евросоюз и зона евро трещат по швам, ЕС нужны отличники, нужен пример.

Присоединим Хорватию — ЕС расширяется! Смотрите, Эстония вступила в еврозону, а следом Латвия вступит — процесс идёт!

— Так в Эстонии в связи с переходом на евро всё подорожало… Они там стонут, но тихо, по-эстонски…

— Правильно. А теперь будут стонать ещё и по-латвийски. Хотя переход на евро ухудшит ситуацию не катастрофически.У Латвии и Литвы мог быть способ резкого стимулирования экономики. Это девальвация национальных валют. Но сейчас в той же Латвии девальвировать лат нельзя, потому что население жёстко закредитовано двумя шведскими банками.

И по-хорошему правительство должно вступить с этими банками в переговоры о реструктуризации задолженности населения. С формулировкой: «Вам же будет хуже, если люди обанкротятся и ничего не смогут заплатить».Но латвийское правительство не может такого даже предположить, ведь шведы хозяева! Такая холопская ментальность. Но в чём тогда смысл восточноевропейской интеграции?Вместо интеграции приходят люди из Старой Европы и говорят: «Вот это, это и это заверните, а то и то — закройте».

А оставшиеся без работы либо займутся малым бизнесом и самоэксплуатацией на грани самоубийства, либо поедут работать водопроводчиками в развитые страны ЕС, которые с удовольствием примут дешёвую белую рабочую силу. В Польше уже есть термин «евродети»: когда оба родителя работают за рубежом и дети не видят отца и мать.Из Латвии ведь тоже уехало неимоверное количество людей — примерно четверть рабочей силы! Сейчас Латвия выживает за счёт российского транзита, торговли правом на ПМЖ в Шенгене, вырубкой леса, наконец…

Еврозона, доллар и юань…

— Насколько евро может сохранить свои позиции?

— Он сохранит их. Никакого краха не будет. Ведь что такое еврозона? Это зона гарантированного зарабатывания прибыли финансовым капиталом на стороне. Евросоюз — это зона гарантированной прибыли для финансовых структур Франции, Германии, Австрии, Северной Италии… Выпустить кого-то из Евросоюза — значит потерять деньги. Поэтому, что касается Греции, думаю, там введут драхму как дополнительную расчётную валюту (неконвертируемую). Как в Южном Лондоне в районе Брикстон, где ходит брикстонский фунт…

— А что с долларовой зоной и попытками создания Китаем и Россией альтернативной валюты?

— Никто не хочет ссориться с Америкой. Тем более что это очень тяжёлое дело — создавать такую валюту: нужны большие объёмы торговли. Мы имеем робкие попытки расширить сферу обращения рубля во внешней торговле. А также имеем стихийный процесс перехода Юго-Восточной Азии на юани как резервную валюту.Потому что выяснилось, что решения валютного комитета ЦК КПК — более рыночные средства, чем рыночные отношения. Это произошло стихийно в конце 2008 — начале 2009 года, когда у китайцев упало положительное сальдо внешней торговли. А они привыкли своих контрагентов в Юго-Восточной Азии кредитовать долларами. А долларов не стало.

Нельзя же было вытаскивать доллары из международных резервов — вот и прибегли к юаню, который стал де-факто региональной валютой. И хотя он имеет не массовое обращение (Китай сдерживает его распространение), тем не менее люди в Юго-Восточной Азии предпочитают иметь юани, даже бумажные.Я всё жду, когда наши додумаются использовать глупость США, которые вычеркнули Иран из системы SWIFT — системы межбанковских расчётов. Сейчас Иран может рассчитываться только наличными.

Поэтому самое время создать альтернативную систему межбанковских расчётов на постсоветском пространстве с возможностью подключения туда Ирана. И это будет концом американской монополии на эту сферу. Но Россия пока на это не решается…

«Бояре» и Путин…

— Каким вы видите в ближайшие несколько лет развитие самой России? Всё-таки эксплуатация сырьевых ресурсов в первую очередь?

— Доедание советского наследства, доворовывание его. Год мы ещё продержимся, а дальше завалимся в системный кризис. Не раньше чем через год и не позже чем через пять лет. Можно завалиться со всем миром, а можно без — это как получится.Очень много зависит от первых лиц. Если Путин поймёт, что речь идёт о возможном распаде страны, о его жизни, наконец, у нас по-явится шанс на развитие. Но для этого придётся снижать нормы воровства в стране, грабить «бояр», которые будут обижаться…

— Но это можно сделать только с помощью жёсткой руки…

— Путин это умеет. Ведь он построил олигархов под себя, они сейчас существуют на правах директоров советских заводов. Но теперь им пришлось бы объявлять новые правила. Это реальная смена государственного строя, которая заключается в искоренении коррупции, но уже не на словах. Так что вопрос: насколько сильно Путин испугается, чтобы начать делать всё это?

— А чего ему пугаться? Те же оппозиционные митинги, как показали Болотная, Пушкинская, не имеют тех лидеров, которые могли бы повести за собой не тысячи, а сотни тысяч…

— Во-первых, это либеральные митинги. Во-вторых, это тот самый либеральный клан, который начал валить Путина, чтобы поставить Медведева. Путин — младший партнёр для глобального бизнеса. А глобальному бизнесу нужен младший менеджер, а не младший партнёр. Вот он и пытался Путина свалить. Причём всё было очень серьёзно, вплоть до подготовки физического устранения.

— «Болотники» в итоге проиграли…

— Они не могли не проиграть! Потому что они были затравкой, и должно было что-то случиться. Но не случилось. Фитиль сгорел, а динамит не рванул…Но когда у нас по мере ухудшения ситуации протест начнёт переходить в регионы, что будет происходить в ближайшее время, а весной сильно проявится, то тогда протест московский сможет стать сильным. Но при этом он не будет белоленточным. Не будет либеральным. Наши либералы это уже сами поняли: если раздуют его — он пройдёт по ним и не заметит.Навальный — хороший, эффективный проект. Но он сдулся, как и протест либералов. А вот революции очень не хотелось бы…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *