LET_Sudraba

Пятёрка за контрольную

• 28.12.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)749

Почти рождественская история о государственном контролёре, снискавшем всенародную любов.

Меньше чем через месяц, 21 января 2013 года, глава Комитета государственного контроля Ингуна Судраба покинет свой пост, который за восемь лет сумела сделать самым важным и уважаемым для Латвии.Вот уж действительно, не место красит человека, а наоборот…

Большинство латвийцев считают эту милую интеллигентную женщину самым популярным политиком страны, хотя она не принадлежала и не принадлежит ни к одной партии. Её негромкий голос звучит на всю страну, к её мнению прислушиваются. А главное: как показывают социологические опросы, наши люди, в целом чрезвычайно критичные, Ингуне Судрабе доверяют. И хотят видеть её президентом и/или премьером.

Как руководителю сугубо бюрократического, казалось бы, ведомства удалось стать властителем дум и моральным авторитетом? Каким был путь девушки из провинции к власти? Об этом «Суббота» расспросила саму Ингуну.

«Я не умею лгать»

— Имя вашего предшественника вряд ли кто вспомнит. А вас, наверно, на улицах узнают?

— Да, часто. И мне приятно, что люди всегда реагируют положительно: благодарят за работу, делятся тем, что их волнует, я слушаю. Обычно оказывается, что их проблемы не по моей части, их должны решать другие учреждения. Очень жаль пожилых людей, которым часто не под силу разобраться в хитросплетениях закона, а их гоняют по инстанциям. Мы в Госконтроле всем стараемся подсказать, куда нужно обращаться, что написать в заявлении или иске. И очень радуемся, когда узнаём, что наши советы помогли.

— На протяжении многих лет народ называет вас самым популярным политиком. В этом смысле с вами может сравниться только Вике-Фрейберга. Есть ли между вами что-то общее?

— Никогда не думала об этом… Я родилась и выросла в Латвии, а она долго жила на чужбине и порой, мне кажется, ей не хватает ощущения корней. Наши проблемы и беды она видит как будто со стороны.

— Чем вы сами объясняете свою популярность?

— Разве что тем, что ни одной секунды не думала о том, чтобы эту популярность обрести. Никогда для меня не было целью занять тот или иной пост. Меня учили, что любую работу надо делать на совесть, вот и я выкладываюсь на 120 процентов. Положа руку на сердце скажу: вряд ли я могла бы больше сделать на этом посту, чем сделала.

— Народное признание для вас важно?

— Я не так уж уютно себя чувствую, видя результаты опросов, и стараюсь жить независимо от них. Положительные отзывы вызывают негативные эмоции в тех людях, которые живут завистью. Для меня важно делать то, что мне интересно, и делать это с чистой совестью, потому что я не умею кривить душой и притворяться. Говорю правду и не боюсь признавать свои ошибки.

— Так всё просто?

— Это действительно просто — жить с собой в ладу. Быть хорошим и для себя хорошо. Тогда ты свободен, иначе смотришь на мир, мыслишь на другом уровне, и перед тобой открываются совсем иные пути. И наоборот: человеку очень тяжело живётся, если он свою энергию концентрирует на том, чтобы навредить другому. Таким образом он притягивает к себе зло. Стоит только раз поддаться искушению, продаться, как сразу же попадаешь в зависимость от других. Далеко не каждый может простить себе грех, и поэтому вокруг так много людей, измученных уступками собственной совести.

— Политологи сформулировали бы так: если люди так любят вас — значит, в обществе есть запрос на честность…

— Было бы очень страшно, если бы его не было. Только больное общество готово жить во лжи.

Чувство дома

— Говорят: «Все мы родом из детства». Какое оно у вас было?

— Я родилась и выросла в городе Гулбене, который по сравнению с Ригой намного ближе к земле. Бабушка жила в деревне, и мы с братом проводили у неё лето. Да и в Гулбене рядом с домом был участок, на котором дел всегда хватало. Мои родители агрономы, так что наше маленькое хозяйство велось профессионально. У нас всегда были самый зелёный лук и самая ароматная клубника.

Когда солили огурцы, мне поручали закладывать их в банки, потому что моя рука легко пролезала в узкое горлышко, и я очень гордилась, что мне удаётся уложить их так плотно. Я с детства умела замесить тесто, испечь пироги. С тех пор точно знаю: нет ничего лучше домашней еды. У неё совсем другой вкус, иная энергия.

Моя бабушка была мастерицей на все руки, и я бережно храню одеяло, вытканное её руками. А потом и мама научилась ткать, и её рукоделия мне особенно дороги. Для меня очень важно, чтобы в доме были такие вещи. От них исходит позитивная энергия, которая придаёт сил. Наверное, у меня обострённое чувство дома.

— Вас воспитывали в строгости?

— С самого детства родители видели в нас с братом личности, относились с уважением, как к взрослым. Нас учили быть самостоятельными, отвечать за себя. У нас всегда были свои обязанности, и мы понимали, что за нас никто ничего не сделает.

— Но иногда так хочется…

— …Чтобы кто-нибудь пожалел? Да, бывало. В детстве иногда кажется, что строгость — это жестоко, но с годами понимаешь, как важно уметь рассчитывать только на себя.

Я очень люблю своих родителей и горжусь ими. Я благодарна им за то, что они меня научили, что главное в жизни не деньги, а человеческие отношения. Один из главных стимулов для меня — жить так, чтобы им за меня не было стыдно.

— У вас в семье было принято дарить подарки?

— Да, их готовили заранее, обычно своими руками и очень старались, чтобы они пришлись по душе. Очень дорогое для меня воспоминание: я просыпаюсь утром в день рождения и вижу, что для меня подготовлено почётное место: кресло украшено веточками брусники. Отец встал чуть свет, чтобы в лес сходить. А это же ноябрь, снег выпал… Для меня ценность подарка не в его стоимости, а в положительных эмоциях, которые он несёт.

Мы в Госконтроле уже восьмой год дружим с Иецавской школой-интернатом, где учатся дети, которым не слишком повезло в жизни, и нам хочется подарить им хоть капельку тепла. Дети рисуют новогодние поздравления, и по итогам голосования один из рисунков мы выбираем в качестве нашей официальной поздравительной открытки. Мы готовим для детей подарки, кладём их в мешок. И столько бывает восторга, когда они их получают!

Но и ребята приезжают не с пустыми руками: дают концерт и дарят нам милые вещицы, которые смастерили собственными руками. В прошлом году, например, каждому досталось по деревянной пуговице. Символика ясная: как пуговица должна быть пришита к чему-нибудь, так и человеку нужен другой человек.

И совершенно напрасно реклама навязывает убеждение, что если у тебя нет той или иной вещи, то ты вроде как неполноценный. Ведь, гоняясь за вещами, можно прожить жизнь, так и не узнав, что такое счастье.

— А школьные годы чем запомнились отличнице и золотой медалистке?

— Со школой мне повезло. Она научила меня быть собой и учиться всю жизнь. И ещё уважению к старшим. Сейчас некоторые учителя говорят, что им страшно входить в класс. Для меня это нечто невероятное! Мы вставали, приветствуя учителя, в знак уважения. В школе царила творческая атмосфера, стремление к знаниям поощрялось. И мы всегда друг другу помогали. Помню, родители выставляли телефон в прихожую, потому что я до 12 часов ночи диктовала одноклассникам решения задач.

— Зависти к чужим успехам не было?

— Абсолютно нет! Это так естественно — помочь, если можешь. И знать, что и тебе так же бескорыстно придут на помощь. Я рада, что и сейчас Гулбенская средняя школа занимает верхние строчки в рейтинге школ. На сегодня я больше времени прожила в Риге, чем в Гулбене, но дороже родного города для меня нет. Если в Риге я встречаю людей, которые выросли и учились в Гулбене, между нами сразу же возникает тёплое чувство.

По строгому графику

— Как складывается ваш день?

— Я встаю в пять…

— Каждое утро?

— Кроме выходных. И на пробежку. Начав работать в Госконтроле, я поняла, что мне необходимы физические упражнения, чтобы компенсировать ту энергию, которую я отдаю на работе. Мне очень нравится Рига в этот ранний час. Такой тихий город, никого… Только пара полицейских возле памятника Свободы. Иной раз встретишь молодых людей, которые возвращаются с вечеринок, и подумаешь: «Как по-разному начинается день для них и для меня». Мне хочется, чтобы они поскорее научились смотреть на мир трезвыми глазами. В семь часов я уже в своём кабинете.

— За полтора часа до начала рабочего дня?!

— Люблю заранее подготовиться к совещаниям, встречам — неважно, полчаса они продлятся или пять минут. Продумываю, что скажу, что могу услышать в ответ.

— И так восемь лет подряд!

— Да. Все годы руководства Госконтролем я максимально отдавала себя работе, каждый день узнавая что-то новое.

— За это время вы сильно изменились внешне. Такой стильной дамой стали…

— У меня просто другая причёска. Нашла своего парикмахера… А вещи я ношу подолгу. Уже много лет их для меня шьёт Беатриса Дунска, замечательный мастер и светлый человек. Мы с ней понимаем друг друга с полуслова, я доверяю её вкусу. Для меня это важно — иметь дело с теми, кто вкладывает в работу душу.

— Вы бываете на «Новой волне», приходите на встречи с российскими политологами, деятелями культуры, которые проводит медиа-клуб «Формат A3». За это на вас не раз обрушивались латышские СМИ. Не боитесь ли идти против течения?

— Всякий раз, сталкиваясь с такими нападками, я поражаюсь примитивности мышления! Неужели слушать и говорить с теми, кто мыслит иначе, значит быть с ними согласной? Я ценю иные мнения за то, что они заставляют меня задуматься, по-новому оценить привычную ситуацию, отыскать аргументы, которые самой и в голову бы не пришли.

— Обижаетесь, когда видите карикатуру на себя?

— Прежде всего оцениваю идею. Если умно, интеллигентно, то обижаться не на что. А если глупо и примитивно — значит, такой уровень у тех, кто её нарисовал и напечатал. И снова не на что обижаться…

«Я стена»

— О чём вы думаете, подводя итоги своей работы в Госконтроле?

— Я бесконечно благодарна судьбе за то, что всё сложилось именно так. Для меня это был уникальный опыт! Немногим была дана возможность построить учреждение в соответствии со своими представлениями. Когда я пришла в Госконтроль, мне казалось, что я за пару лет приведу всё в порядок. Но вскоре поняла, что цель недостижима, потому всё время поднимаю планку. Совершенствоваться можно бесконечно. Слышали ли вы о скандалах, внутренних разборках в нашей среде?

— Нет.

— Потому что их не было! В атмосфере внутренней вражды такую работу, как наша, делать нельзя. Это великолепное ощущение — чувствовать за своей спиной команду, которая тебя не предаст. Но и они знают, что за мной как за каменной стеной. Я уже начала думать, как поблагодарить на прощанье каждого, с кем мне посчастливилось работать.

— Признайтесь, не звонили ли вам сверху с просьбой провести или, наоборот, не проводить проверку в том или ином учреждении?

— Не могу вспомнить ни одного такого случая. По Конституции Госконтроль независимое учреждение, мы сами решаем, кого и когда проверять. Да, мы получаем заявления, которые иногда помогают нам выбрать сферы для работы. Но, в любом случае, это наши решения.

Вопрос о независимости, конечно, остаётся актуальным. Прошлый год в этом смысле был очень значительным: ООН наконец принял декларацию о независимости контролирующих учреждений. То есть на самом высоком уровне подтверждено, что никто не может давать госконтролерам задания и как-то их использовать. В Латвии до сих пор не решён вопрос о финансовой независимости. Финансирование нам выделяет Кабинет министров, учреждения которого мы проверяем, то есть налицо конфликт интересов. Я считаю, что мы должны говорить напрямую с Сеймом.

— А после проверок вам не угрожали?

— Разные бывают реакции. Недавно мы закончили проверку в одном из обществ капитала министерства среды, и кое-кто из руководителей был очень эмоционален. Сейчас его уволили. Но не потому, что мы это рекомендовали. Мы просто показали объективную ситуацию в организации, и руководство оценило её соответствующим образом.

— Как переключаетесь после напряжённого дня?

— Переключаюсь, и всё. Пока еду домой, прокручиваю в голове события дня, но, войдя в квартиру, все проблемы оставляю за дверью. Этому я давно научилась. Иначе не выжить… По выходным стараюсь не встречаться с людьми, которые связаны с работой. Иногда журналисты звонят по воскресеньям, и я беру трубку: им же нужен материал для понедельничной газеты. Но в последнее время они звонят реже: в кризис они стали меньше работать по выходным.

«У Бога есть на меня план»

— Вы человек на своём месте. Работа налажена, и всё-таки нужно уходить. Жаль, наверно…

— Я с самого начала знала, что эта работа ограничена во времени. Даже мысли нет, чтобы её продлить! До последнего рабочего дня — 21 января — я буду выполнять свои обязанности как обычно, с полной отдачей.

— И что дальше?

— Пока я никаких планов не строю и поиском работы не занимаюсь. Некогда… О будущем начну думать, когда уволюсь.

— Хорошее выходное пособие получите?

— Зарплату за месяц. Раньше после ухода с таких должностей выплачивали трёхмесячный оклад, что, на мой взгляд, было правильно, потому что этот пост предполагает целый ряд ограничений. Моя этика мне не позволяет работать в тех структурах, по поводу которых я принимала решения, а Латвия невелика.

— Пойдете в частный бизнес?

— Я и не вижу себя в нём, потому что ещё до прихода в Госконтроль я много лет проработала в министерстве финансов, отвечая за разработку бюджета страны, создание системы внутреннего аудита, структурных фондов, так что мне не интересно браться за дело меньшего масштаба. Для меня важны развитие, возможность творчества.

— Придётся идти в политику!

— Увидим. Завершение одного жизненного этапа в то же время является началом нового. Я верю, что у Бога есть для меня план и что он хорош.

«Надо идти вперёд»

— Перед Новым годом многие жалуются на депрессию. Как вы боретесь с плохим настроением?

— У меня такой характер, что я не терзаю себя упрёками и сомнениями. Стараюсь решать проблему сразу же, а не ходить с нею. Если решить нельзя, спокойно откладываю на дальнюю полочку. Пусть лежит, созревает… Ошиблась? Что ж, это урок на будущее, и всё равно надо идти вперёд. Я знаю, что хочу сделать, и действую по своему плану.

— Вас часто можно встретить на концертах…

— Да, я люблю музыку. В конце года всегда хожу на концерт в Опере, в Домском. Романтическая светлая атмосфера характерна для этого времени, и я ею наслаждаюсь…

— Что вы читаете?

— В основном книги об известных людях: о Черчилле, Бисмарке, Рузвельте.

— На Facebook вас не видно…

— Общение в Интернете кажется мне примитивным. Предпочитаю живой разговор. Я даже телевизор включаю редко, только чтобы посмотреть что-то конкретное: концерт, беседу с интересным человеком.

— Вам не бывает скучно одной?

— День у меня очень интенсивный, я постоянно нахожусь в окружении людей, и чтобы обрести равновесие, мне нужно побыть одной. Одиночество для меня — важное и ценное состояние.

— Ваш любимый афоризм?

— «Не делай другому того, чего не желаешь себе».

Как пуговица должна быть пришита к чему-нибудь, так и человеку нужен другой человек.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *