rodina

Кино, война и мифы

• 03.07.2014 • КиноКомментариев (0)752

«Суббота» приняла участие в международном кинофоруме «Сталинградская сирень» в Волгограде. Соавторами этого форума и его почётными гостями стали представители «Ленфильма» — начиная с гендиректора киностудии Эдуарда Пичугина и заканчивая легендарным актёром Георгием Штилем. Форум представил лучшие фильмы о войне и вооружённых конфликтах. Игровые и документальные. Российские и зарубежные. Шедевры классики и новые картины, вскрывающие не известные прежде факты.

— Есть что-то очень трогательное и очень красивое в том, что «Сталинградскую сирень» проводят два города, которые наиболее сильно пострадали в той страшной войне, — Волгоград и Санкт-Петербург, — говорит программный директор форума Алексей Дунаевский.

С какой целью? Чтобы помнили!

По дороге в Волгоград мы долго размышляли над сутью этой фразы. И поняли, что нам всем нужно регулярно не просто создавать и показывать фильмы о Великой Отечественной войне, не только погружаться в них всем сердцем, а главное — обсуждать и ещё раз обсуждать эту тему в целом.

Потому что когда у нас развязываются языки, когда мы начинаем высказывать своё мнение и делать выводы из просмотренного — мы начинаем подниматься на какие-то новые для себя морально-нравственные ступеньки.

И каждый вечер после просмотра около десятка новых фильмов мы говорили, говорили, говорили. Об ужасах войны, о задачах кино, о проблемах русских, украинцев и латышей…

Собеседники «Субботы»

Светлана Кармалита. Вдова и соавтор кинорежиссёра Алексея Германа, мать кинорежиссёра Алексея Германа-младшего. Киносценарист («Торпедоносцы», «Хрусталёв, машину!», «Трудно быть богом»).

Алексей Дунаевский. Вице-президент Петербургской федерации кинопрессы, доцент Санкт-Петербургской академии театрального искусства, автор книг «Оскар». Неофициальная история премии», «История Каннского кинофестиваля» и мн. др. Человек, который о кино знает почти всё.

Павел Медведев. Режиссёр Санкт-Петербургской студии документальных фильмов («Час ноль», «Петербургские новеллы», «…после Византии»), один из кандидатов на пост президента Союза кинематографистов Санкт-Петербурга, призёр многих международных кинофестивалей.

Почему русские победили?

— Почему российские кинематографисты продолжают снимать фильмы о войне? Зачем нужно обнажать те факты, которые многих шокируют? Например, о том, что среди советских солдат были те, кто насиловал в Берлине немецких женщин?

А. Дунаевский: Затем, что сознание опасно консервировать, а официальная мировая история сегодня преимущественно мифотворческая. Это касается не только истории войн и вооружённых конфликтов.

Кстати, мало кому известно, что российское кино зарождалось ещё до революции благодаря участию… министерства обороны России! В прошлом году были открыты секретные документы о том, что наша первая старейшая и ныне здравствующая киностудия «Ленфильм» была основана не в 1918 году, а в 1914-м и изначально называлась киноподразделением Скобелевского комитета.

Это был комитет, созданный на деньги царского правительства для развития кинематографии в отдалённых местах базирования российской армии. Большевики не трогали его до 1918 года. И знаменитая фраза Ленина «Из всех искусств для нас важнейшим является кино» была сказана именно про этот комитет.

Сегодня в России существует отдельная киностудия при министерстве обороны. И там снимаются фильмы не только о подвигах спецназа и ФСБ. А в первую очередь — о Великой Отечественной войне. В том числе с новыми фактами, о которых сегодня можно и нужно говорить.

П. Медведев: Да, безусловно, многие наши люди не готовы к тому, что история весьма и весьма неоднозначна. Потому что в каждом ещё жива генетическая память о той войне. А в старом поколении вдобавок живы советские представления о том, что наши солдаты могли только сажать яблони, воспитывать детей и убивать врагов, только если те нападали на их дома.

И я прекрасно понимаю, что каждая из стран может иметь в этом случае своё право на трактовку исторических событий… И в итоге может наступить цепная реакция, и неизвестно, что будет дальше — с точки зрения и нравственности, и моральных законов…

Несправедливостей было очень много. И российская история настолько полна противоречий, несопоставимых фактов, что, кажется, невозможно было в такой реальности существовать и выжить. Не говоря о том, чтобы победить.

C. Кармалита: Я тоже очень много думала и мучилась этими вопросами, пока просто не сформулировала для себя, что такое война.

А война — это просто время и место, когда люди убивают друг друга. Всё! Никакие другие приставки — национальная, религиозная, освободительная, захватническая, мировая, гражданская — не имеют значения.

— А в результате чего, на ваш взгляд, советский народ всё-таки победил в той страшной войне?

А. Дунаевский: Потому что после окончания Гражданской войны в России выросло поколение молодых людей, воспитанных на идее. Именно это поколение и выиграло войну. Ведь в первые дни войны в народное ополчение подавали заявление и слепые, и глухие, и хромые — всех брали. И огромные массы сознательно отказывались эвакуироваться.

Людей, которые шли умирать за идею, в стране было подавляющее большинство.

C. Кармалита: Это правда, которую невозможно понять умом. Но это правда. По логике, зная всю предвоенную историю, наши люди должны были однозначно проиграть, но произошло с точностью до наоборот.

Почему мы победили? А потому, что Россию победить нельзя! Это невозможно! И это моё глубокое убеждение. Что бы ни происходило в нашей стране, если какая-то угроза извне — все встанут и пойдут сражаться за свои дома и семьи, за огромность нашей территории.

Я не говорю ещё и о таланте наших военачальников. О Жукове, Василевском, Рокоссовском.

П. Медведев: Мальчишкой я рос в одном дворе с мальчиком по имени Рашид, у которого отец во время войны служил в отряде НКВД. Когда он немного выпивал, он рассказывал, как с 1941 по 1945 год они расстреливали бойцов, которые боялись идти в атаку или отступали. В том числе раненых. Но у него был приказ… Он очень этим гордился и говорил, что мы победили благодаря отрядам НКВД…

Это ещё одна правда.

C. Кармалита: У каждого действительно своя правда. И сейчас в связи с Украиной, когда говорят, что не может быть такого количества людей, которые приветствуют присоединение к России, — я уверена, что они есть. И что они хотят быть с Россией.

И я рада, что Крым наш. И никто никогда не верил в то, что Крым украинский. Он всегда был русским.

А. Дунаевский: Борис Акунин в своей книге «История Российского государства» рискнул поразмышлять на тему, почему русский человек никогда не потерпит никакого освободителя, никакого вмешательства в свою деревенскую жизнь, и почему он любой чужой миропорядок уничтожит на своей земле на корню. Почитайте!

Акунин очень здраво рассуждает на эту тему. Говорит в частности о нашей лютой стуже на севере, которая породила лютость в характере…

С. Кармалита: У нас всё как в картине «Горько!». Сначала стукнем соседа топором, а потом падаем в ноги и говорим: «Прости!»

Про Россию, или У вас тоже рожа кривая!

— Сегодня, когда половина мира обвиняет Россию в самых тяжких грехах, вам за державу обидно?

А. Дунаевский: Конечно, обидно.

Я вообще за мир и дружбу вечную. Но раз пошли такие дела, давайте-ка все вместе сядем за стол переговоров и давайте-ка будем говорить друг с другом. Долго говорить. Как Англия с Северной Ирландией — лет сорок минимум.

Потому что ситуация сложилась настолько сложная и многосмысленная, что её нельзя сразу понять и разрешить. А весь мир хочет именно этого — быстрого решения, чтобы сразу раздать клише. Раз — и всё, Россия — агрессор!

C. Кармалита: Для меня самое главное в этой ситуации не то, как относятся к нашей стране другие страны, а как я сама отношусь к своей стране. И я согласна с Лёшей: всё решит время, а для этого нужно только терпение. Надо говорить друг с другом, надо объяснять друг другу, надо даже упрекать друг друга и говорить: «У тебя тоже рожа кривая!»

П. Медведев: На самом деле то, что происходит сегодня в нашем мире, вызывает ощущение ужасной грусти. Мы видим только нарастающую с двух сторон агрессию, которая может привести к очень большой беде. Какие-то неведомые силы сталкивают два прекрасных сильных народа для того, чтобы кто-то из политиков добился каких-то своих целей.

C. Кармалита: Я вообще не понимаю, что происходит на Украине даже чисто в бытовом плане. Почему жёны отпускают мужей ездить на рыбалку по тем дорогам, на которых убивают? Почему женщины отпускали своих мужей и сыновей на Майдан, догадываясь, что это смертельно опасно? Почему не ложились на пороге и не кричали: «Не пущу!»?

— А исторической правды, на ваш взгляд, вообще можно добиться? Если здесь и сейчас совершается история, а люди при этом спорят друг с другом, были введены в Крым российские войска или нет, кто защищает юго-восток — ополченцы или сепаратисты, и т. д.

C. Кармалита: Слушай, вот пусть мне, Светлане Игоревне Кармалите, покажут по этому ненавистному телевизору хоть пару пойманных на территории Украины агентов — российских или американских.

Пусть мне их предъявят со всеми документами, со всеми свидетельствами. Пусть докажут на основании фактов, кто именно всё провоцирует на Украине. Но никто же ничего никому не доказывает. Никого не поймали. Все только кидают друг в друга камни.

П. Медведев: Историческая правда — это одно из самых провокационных понятий в мире. Потому что не бывает никаких исторических правд. В любом конфликте виноваты обе стороны. На любое событие всегда будут приходиться минимум два варианта своей правды.

Как стать хорошим кинозрителем

— Что вы посоветуете посмотреть нашим зрителям, чтобы иметь представление о действительно достойном современном российском кино?

С. Кармалита: Мне кажется, что нужно смотреть всё, что можно смотреть. Поскольку даже между нами, тонко чувствующими друг друга друзьями, возникают чисто интеллектуальные споры, то каждому надо самому делать свои художественные выводы. Потому что у каждого своё восприятие.

Лично у меня критерий этого восприятия только один: попадаю я в жизнь на экране или не попадаю, живу я вместе с теми, кто живёт на экране, или не живу. Ни о чём другом я не хочу рассуждать.

Я плохой советчик и плохо разбираюсь в кинопроцессе. Честно! Знаете, когда я посмотрела дипломный фильм Тарковского, то поняла, что если бы перед этим я не видела его «Андрея Рублёва», то точно бы решила, что этому человеку нельзя снимать кино…

П. Дунаевский: Это очень ценный дар — уметь видеть качество, которое не лежит на поверхности.

Моя жизнь, например, сопряжена с огромным потреблением плохого кино. Я смотрю его в таких количествах, что даже имею шанс красиво умереть — от просмотра 115-го по счёту бездарного фильма… Вопрос в другом — в бездарном кино тоже можно делать открытия. Например, молодых и талантливых артистов.

Поэтому я полностью согласен со Светланой Игоревной. Смотреть надо всё! А чтобы не умереть от кинообжорства, надо быть… футбольным болельщиком!

Суть вот в чём. В футболе случается много унылых игр с унылыми результатами: 0:0, 1:1, 0:1… Но если ты любишь футбол, тебя не страшит, что во время просмотра не будет никакого драйва. Во время чемпионата мира фанаты смотрят подряд все 100 матчей и не устают…

Парадокс — если ты не футбольный фанат, то ты плохой кинозритель. Потому что тебя всё время надо ублажать — а дайте мне красиво, динамично! А футбольных болельщиков ублажать не надо. Им доставляет радость сам процесс.

Сегодня в России есть очень много молодых талантливых режиссёров и актёров. Тот же Велединский. Его картины «Русское» и «Живой» заслуживают того, чтобы обращаться к нему по имени-отчеству.

Мне нравится драматург Василий Сигарев. Очень впечатлила дебютная картина Романа Каримова «Неадекватные люди».

Другое дело, что титанов сегодня нет. Наверное, просто наше время не позволяет сегодня создать второго «Андрея Рублёва».

Наталия ЗАХАРЬЯТ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *