liepaja

Из Курземе. С любовью

• 31.07.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)898

Чем живёт сегодня Курземе — край знаменитых некогда «балтийских викингов», передавших в наследство потомкам такие качества, как сдержанность в эмоциях и редкое упорство в достижении цели? Об этом «Субботе» рассказал депутат Сейма от «Центра согласия» Валерий Агешин.

Лиепайчанин и горячий патриот своего края, Валерий Агешин объездил его вдоль и поперёк: «Я представляю в парламенте Курземский избирательный округ и поэтому просто обязан знать надежды и чаяния и докера Вентспилсского порта, и предпринимателя из Лиепаи, и крестьянина из Гробини, и продавца на рынке из Салдуса».

Особый характер

— Что, на ваш взгляд, отличает жителей Курземе от всех остальных жителей Латвии?

— Характер стойкий, нордический, даже немного замкнутый — это про курземцев, конечно. Люди западной части Латвии привыкли ни на кого не уповать, рассчитывать только на себя. В значительной степени мы индивидуалисты. А вот в сельской местности люди традиционно живут на хуторах. Кстати, у нас привыкли употреблять выражение «хуторское мышление» в негативном смысле, а я с этим не могу согласиться в полной мере. Жизнь на хуторе предполагает повышенную ответственность, самостоятельность в суждениях, так что это не люди толпы, ими не поманипулируешь.

В целом жителей Курземе объединяют ещё такие черты: мы трудолюбивы и у нас крепкий хребет. Вот уже сколько лет на курземцев валятся те же проблемы, что и на всю страну, однако ситуация у нас не такая депрессивная, как, скажем, в Латгалии.

— Жители Латгалии обычно оправдывают повсеместное запустение тем, что их регион — «нелюбимое дитя» для латвийских властей…

— Правящим партиям в Сейме всё равно кого валить, они думают лишь о собственных интересах. Сахарные заводы где у нас были? Не в Латгалии, а в Земгале и Курземе. Позакрывали всё, развалили сахарную отрасль полностью, и лишь потом народ узнал, что власти Латвии зачем-то побежали впереди паровоза, что не было такой директивы ЕС, была лишь рекомендация.

У жителей Курземе не меньше оснований считать свой регион «нелюбимым ребёнком». Например, курземских сельчан пытаются превратить в диванных крестьян с помощью указаний ЕС так же активно, как и в других регионах страны. Платят им пособия, лишь бы не пахали и не сеяли. Ну не нужны Евросоюзу наши урожаи! Однако, как я уже говорил, у жителей Курземе хребет крепкий, так что число возделываемых полей уменьшилось некатастрофично: всё-таки моим землякам работать комфортней, чем не работать.

Рыбаков, к огромному сожалению, задушить директивами ЕС всё же получилось. На протяжении многих веков это был потомственный промысел множества рыбацких деревушек, где дети учились ставить паруса раньше, чем ходить. Но в XXI веке ЕС стал спускать драконовские квоты на вылов различных пород рыб — и заниматься рыболовецким промыслом сразу стало убыточно. Я недавно на побережье в рыбный ресторанчик заглянул перекусить и так и застыл над меню: лосось норвежский, треска атлантическая… Столик у окна с видом на море — а рыба вся чужая, заморская!

И я уж не говорю, насколько тяжёлым ударом стало для лиепайчан банкротство металлургического завода, ведь это было градообразующее предприятие. Поэтому не только две тысячи металлургов — здоровых, крепких мужиков в расцвете сил — остались не у дел, но под угрозой оказались ещё и тысячи людей с дочерних предприятий, связанных с закрывшимся заводом контрактами.

В итоге сегодня Лиепая держится на швейных предприятиях. Помимо знаменитой «Лаумы» их в городе порядка шестидесяти, все активно ищут рынки сбыта за рубежом — в России, Литве и Западной Европе и пока ухитряются выживать и даже развиваться.

Есть на что посмотреть

— А вы говорите, не депрессивный регион. Трудно увидеть хоть один повод для оптимизма…

— Не депрессивный — не дождутся! Никто не сидит сложа руки, все ищут новые ниши, осваивают новые профессии. Вот, скажем, туризм — благодатная отрасль, очень перспективная. И в Курземе активно возникают гостевые домики, базы отдыха. Та же моя родная Лиепая — ведь это город музыкантов, где проводится много культурных мероприятий. Скажем, Summer Sound за последние десять лет вырос из местной вечеринки на пляже до фестиваля европейского уровня с более чем 50 тысячами посетителей.

Где лучшие пляжи в Латвии — в Юрмале? Нет, конечно. Лучшие — на Курземском побережье близ Лиепаи. В самой Лиепае пляж тоже отличный, но слишком забит людьми, а вот если выехать в Бернаты, двенадцать километров от города, так просто благодать: тишина, сосны, дюны, тончайший песок и чистейшая морская вода. И там по сей день, бродя по берегу, можно найти янтарь. Не зря именно в Лиепае, в Доме ремесленников, хранятся самые длинные в мире янтарные бусы.

Сейчас всё больше людей стремятся на отдых не за границу, а в турне по Латвии. Курземе в этом плане прекрасный выбор. Вентспилс, Кулдига, Талси — что ни город, то жемчужина. Вы в Кулдиге были? Это место замечательно тем, что войны и пожары каким-то чудом обходили его стороной. В итоге мы имеем отлично сохранившийся город XVI века, буквально дышащий ароматом старины.

ageshkin

Любители всего «самого-самого» обычно приезжают сюда полюбоваться самым широким в Европе водопадом и самым длинным в Европе действующим каменным мостом, словно перенесённым сюда из Древнего Рима. Но я, например, люблю просто прогуляться по древним улочкам, поглядеть на речку Алекшупите, которая протекает прямо под окнами домов.

А сколько в Курземе привлекательных уголков для любителей активного отдыха! Фанаты рафтинга сплавляются по крутой речке Абаве. Кайт-сёрферы и сёрферы обычно едут на побережье возле Юркалне и в Павилосту, где живописнейшие обрывы высотой в 20 метров, каких больше нигде на побережье не найти.

— Чем занимаются жители маленьких курземских городков?

— Малым бизнесом. Там много микропредприятий, зачастую семейных. Как правило, это предприятия народного промысла: деревянные изделия, плетёные корзины, керамика, ткачество. Мы привычно скользим по ним взглядом, но иностранные туристы в восторге, ведь настоящих льняных, вручную тканных покрывал за пределами Латвии не найдёшь.

— Получается, что туризм — единственный выход?

— Ни в коем случае. Туризм — это хорошее и перспективное направление, куда стоит инвестировать в надежде, что окупится. Но меньше всего на свете я желал бы, чтобы Латвия превратилась в страну обслуживающего персонала. Нам надо восстановить металлургическую промышленность. Надо пересмотреть политику в отношении транзита и выстраивать умные, прагматичные отношения с Россией, чтобы наши порты могли развиваться. Было бы здорово, если бы вся Латвия и в первую очередь власти, которых она выбирает, руководствовались традиционной мудростью жителей Курземе: не стоит надеяться, что кто-то придёт и поможет. Рассчитывать надо только на себя.

Ингрида РАДОВА.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *