max_-84

В любви

• 13.11.2014 • ПерсонаКомментариев (0)1010

Знакомьтесь: Максим Бусел. Самый юный (всего 21 год) и перспективный артист Рижского русского театра им. М. Чехова. Звезда премьерных спектаклей театра «Два джентльмена из Вероны», «Свидание хотя и состоялось, но…» и «Ханума». Вдобавок дипломированный дирижёр хора и пианист.

В этом году он окончил Латвийскую академию культуры, снялся в роли Меркуцио в фильме режиссёра Мариса Мартинсонса «Ромео и Джульетта», участвовал как бэк-вокалист во всех концертах «Новой волны ‘2014» и сыграл главную роль в спектакле «Караоке-бокс» независимого Dirty Deal Teatro.

Сейчас репетирует в родном театре роль Кая в спектакле «Снежная королева» (премьера состоится в канун Нового года).

А ещё он очень солнечный, жизнерадостный и открытый молодой человек, при общении с которым всё время хочется улыбаться.

Почему-то не возникает никаких сомнений в том, что в самом ближайшем будущем Максим Бусел станет настоящей звездой, любимцем публики и одним из самых востребованных латвийских актёров.

Во всяком случае, все предпосылки для этого у него есть. Потому что помимо наличия таланта и определённой степени везения Максим Бусел обладает редкими работоспособностью и целеустремлённостью.

Художественный руководитель Рижского русского театра Игорь Коняев принял его сразу на 2-й курс академии, когда Максим ещё был учеником 12-го класса. И за один год молодой человек умудрился окончить школу и сдать все экзамены как за 1-й, так и за 2-й курсы.

* * *

— Максим, а зачем тебе нужно было совершать такие подвиги с параллельной учёбой в школе и академии? Почему нельзя было спокойно окончить 12-й класс и поехать поступать в театральный вуз в Москву?

— Изначально я так и собирался сделать, только поступать хотел в Санкт-Петербургскую театральную академию, а не московские вузы. Но так случилось, что после 11-го класса я прошёл кастинг на один местный сериал (это был мой первый блин комом). Съёмки были такими активными, что никак не стыковались с учёбой в школе. Кроме того, я тогда ещё учился и играл в Рижском театре для детей и молодёжи «Реверанс» и пел в православном хоре «Акколада».

И тогда моя девушка, которая имела на меня очень мощное воздействие, сказала: «Зачем ты мучаешь себя и учишься в математическом классе, когда ты можешь заниматься своим любимым делом, не ходя при этом в школу?» И предложила подключиться к дистанционному обучению по Интернету на базе одной лиепайской школы.

И я на этот риск пошёл. Моя 60-я школа отпустила меня с трудом; там всегда придерживались консервативных взглядов, и мне очень хотелось вырваться из этих рамок. Но при том, что в итоге я окончил школу в Лиепае, продолжаю считать именно 60-ю школу своей родной.

А потом на съёмках я познакомился с Наташей Живец, которая сейчас моя коллега, а в недавнем прошлом однокурсница. Я поделился с ней своими планами насчёт будущего и она предложила: «А попробуй поступить на наш курс при Рижском русском театре!»

Я думал, что это нереально: они уже учились на 2-м курсе. Но потом мы решили, что попытка не пытка. Пришёл на первое собеседование с Игорем Григорьевичем Коняевым и провёл у него в кабинете три часа. Не знаю, чем я тогда его заинтересовал. Я был абсолютно невменяем: меня трясло, я махал руками, всё время как дурак улыбался — но мастер назначил мне дату показа перед всем курсом.

Я ответил ему: «Спасибо, буду!» — хотя, закрывая дверь, понимал, что прийти не смогу, поскольку на этот день у меня с моей девушкой были куплены билеты в Париж; мы всё лето копили на них деньги.

За день до отлёта я пустил в ход все свои актёрские способности (сейчас в этом уже можно сознаться!): позвонил и сказал, что жутко болен, лежу в больнице и смогу явиться только после такого-то числа.

Мне поверили, и я в романтическом настроении улетел в Париж, где очень честно каждый вечер готовился к показу. Когда вернулся, в тот же день сначала отыграл спектакль в «Реверансе», а потом помчался в Рижский русский театр. Во время показа постоянно что-то забывал, что-то пропускал, но при этом пытался выглядеть очень уверенным в себе. В итоге произвёл на мастеров впечатление самодовольного и поверхностного парня.

Коняев разозлился и крикнул: «До свидания! Пожалуйста, не тратьте больше наше время!» Но, к счастью, потом мне назначили повторный просмотр… И приняли на курс.

Я счастлив, что именно так, а не иначе, сложились обстоятельства в моей жизни. Счастлив, что художественный руководитель нашего театра Игорь Коняев вместе с педагогом Санкт-петербургской академии театрального искусства Еленой Чёрной набрали наш курс на базе Латвийской академии культуры и дали нам уникальную школу. Они стали для меня и моих однокурсников театральными родителями, которые воспитали в нас и характер, и взгляды на жизнь, и отношение к людям, и вкусы.

А моя первая театральная мама — художественный руководитель театра «Реверанс» Людмила Евсеевна Шевченко. К слову, мне вообще всегда очень везло на педагогов и учителей.

— В качестве поучительного примера расскажи: каким образом тебе всё-таки удалось сдать столь мощный объём экзаменов в нескольких местах одновременно?

— Я раньше очень часто думал: почему одни люди всё успевают, а другие нет? Сейчас на собственном опыте понял, что всё зависит от умения планировать и переключаться с одного дела на другое, концентрируясь только на чём-то одном.

Если бы я утром приходил на занятия в театр и постоянно держал в голове, что мне нужно ещё успеть сделать за день, ничего у меня не получилось бы. Кроме того, я понял, что нельзя себя щадить и жалеть.

На уроках балета я думал только о балете. Когда дома делал школьные контрольные — сосредотачивался только на школе. Рассчитывал время по минутам. И странным образом всё стал успевать и при этом даже не уставать.

Да, я меньше спал и меньше ел, но я не умер. (Смеётся.)

Секреты воспитания золотых мальчиков

— А как родители отнеслись к твоим выкрутасам с учёбой?

— Мама привыкла, потому что в детстве я чем-то только не занимался: таэквондо, плавание, футбол… Она поддерживала все мои желания и ни в чём не ущемляла.

На сцену я стремился сколько себя помню. Но потом, глядя на маму, которая работала в банке, и отчима, занимавшегося бизнесом, я вдруг решил, что театр — это несерьёзное занятие для мужчины, нестабильная профессия. И решил стать архитектором, поскольку достаточно неплохо рисовал.

Но для этого надо было хорошо знать математику. И я со слезами стать грызть гранит этой науки, поскольку она очень плохо мне давалась. Пока в 8-м классе меня не осенило, что не бывает стабильных или нестабильных профессий, что в любой профессии можно добиться стабильности, если быть в ней лучшим.

Я понял, что в архитектуре я лучшим не буду, поскольку у меня семь по математике. И решил: раз мне нравится театр, раз я учусь в музыкальной школе и раз во мне есть качества, необходимые для сцены, — надо идти в театр.

К слову сказать, моя мама — самый мой близкий друг. Она всегда меня понимала и понимает, сколько бы мы с ней не ссорились.

— А с какой целью ты окончил музыкальную школу сразу по двум классам: хородирижирования и фортепиано?

— Тот же вопрос мне задали по окончании музыкальной школы, когда предложили поступать в консерваторию имени Римского-Корсакова, а я сказал, что хочу быть драматическим актёром.

Просто я был тогда уверен, что музыкальное образование актёру необходимо, и сейчас в этом всё сильнее убеждаюсь.

А попал я в музыкальную школу с большим трудом. Мой папа очень хотел, чтобы я стал, также как он, профессиональным футболистом. Отчим считал, что мальчик должен быть военным. А я совсем ребёнком стал писать стихи и слышать в голове музыку, которую мне очень хотелось играть на каких-нибудь инструментах, но я не понимал, как из них извлекаются звуки. Со временем меня это стало так раздражать, что я стал уговаривать маму отдать меня в музыкальную школу. Она сначала сопротивлялась, но потом сдалась (как выяснилось позже, мама тоже закончила музыкальную школу и даже с красным дипломом, но посещала её практически из под палки, чтобы не перечить бабушке).

Меня взяли сразу в 3-й класс и спросили, на кого я хочу учиться: на пианиста или хородирижёра? Я был настолько глуп, что абсолютно не понял, что такое хородирижёр, но мне очень понравилось, как это звучит…

Потом из 3 класса меня сразу перевели в 5-й, а из 5-го в 7-й класс. Потом стал учиться по классу фортепиано. Отец подарил мне старинное пианино, но поскольку отчим был категорически против моих музыкальных проб в стенах квартиры, то играть я ходил в самые разные и неожиданные места — например, в Академию наук, где на последнем этаже стояло фортепиано.  

— А на каких книжках и фильмах воспитывают таких замечательных молодых людей?

— В детстве я очень любил сказки Андерсена, особенно «Русалочку» и «Оловянного солдатика». А в подростковом возрасте рос невеждой. Читал только в рамках школьной программы.

Как говорит Игорь Коняев, я воспитывался как классический современный вариант.

Да, мне всегда безумно нравились стихи Есенина и Пушкина, но я всё время ориентировался на Запад, смотрел только зарубежное кино, обожал картины с Ди Каприо, Джудом Лоу, Брэдом Питтом, читал Харуки Мураками, Вербера и прочих современных писателей с современными взглядами и желаниями изобрести нечто новое.

Это только благодаря театру я стал понимать, каким произведениям стоит прежде всего уделять внимание и где раскрываются настоящие человеческие ценности. И сейчас понимаю, что начинать надо было с русской классики, потому что несмотря на то, что живу я в Латвии, душа у меня русская. Потому что классика — это то, от чего никогда нельзя отказываться, а можно только глубже и глубже погружаться.

— Раскрой тайну для поклонниц: свободно ли твоё сердце?

— Знаете, я странный в этом плане тип. Вроде бы в душе совсем не сердцеед, как мой шекспировский герой Протей, но на деле оказывается, что всё-таки сердцеед.

Дело в том, что любовь требует полного посвящения одного человека другому. А я пока не хочу себя ограничивать…

Слишком много сегодня во мне любви. Я влюбляюсь постоянно. Если вижу что-то безумно красивое, тонкое или редкое, а особенно талантливое, то мгновенно увлекаюсь. Будь то девушка или музыка.

Когда выхожу на сцену — влюбляюсь в партнёршу. Бывает, смотрю в окно и могу увлечься случайной прохожей с золотыми волосами.

Словом, девушки в настоящий момент у меня нет. Не хочу никого мучить. Хочу пока всё вкусить и распробовать. Со временем успокоюсь, конечно, и осяду с той одной-единственной…

Наталия ЗАХАРЬЯТ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *