Раньше были оккупанты, а теперь — клиенты

• 26.10.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)650

«Суббота» давно и хорошо знакома с легендарным Генрихом Юшкявичюсом, советником генерального секретаря ЮНЕСКО, вице-президентом Евразийской академии телевидения и радио, гуру цифрового и спутникового ТВ, и не раз о нем писала. А в конце сентября мы снова встретились с ним на форуме российской прессы в Сочи.

Генрих Юшкявичюс — абсолютный человек мира. Литовец по национальности, сейчас живет в Москве и Париже.

В 30 лет он возглавил международную организацию телевидения и радио — «Интервидение» в Праге.

В 36 стал одним из руководителей Гостелерадио СССР. Потом — заместителем генерального директора ЮНЕСКО в Париже.

Он отправлял в космос французских космонавтов, переводил СССР на цветное телевидение, организовывал всемирную трансляцию Олимпиады-80 в Москве. Личный друг Теда Тернера и многих мировых знаменитостей.

— Вы живете в Париже и Москве, часто бываете в Литве. Можете сравнить, какие проблемы сегодня волнуют общество в Европе и России больше всего?

— Одна из самых главных проблем — то, что политика сосуществования разных религий и наций в этих странах провалилась. И об этом уже заявляли руководители Германии, Франции и Великобритании.

— А в России?

— Давайте говорить откровенно. В России наболевший вопрос с иммигрантами. В основе его прежде всего чисто экономические вопросы. Ведь иммигрант работает и получает зарплату нелегально. На нем экономят работодатели. Тем самым он занимает место того основного жителя, который мог бы работать на легальной работе, но обходиться работодателю дороже.

Конечно, местный человек, не получивший работы, вряд ли испытывает симпатию к этому бедному иммигранту. Который, в свою очередь, здесь появился потому, что жизнь в собственной стране у него не великолепная.

Вообще, в Европе сейчас десятки миллионов иммигрантов. А вот структур, занимающихся иммигрантами, практически нет.

Для стран Балтии это пока что не так актуально, здесь решают проблемы национальных меньшинств. А в Россию сегодня иммигрировали тысячи таджиков, киргизов и прочих жителей экс-советских республик из мусульманских стран. Ими практически никто не занимается. И смотрите, даже характер их начинает меняться: раньше они не пили, а теперь уже научились…

Знаете, что меня еще удивляет? И в России, и в Балтии очень большую роль играет духовенство. Но я, например, почти не слышал, чтобы духовные лица призывали к толерантности.

Появляется ксенофобия. Недавно в Европе были погромы цыган.

Весь мир потрясла норвежская история, потому что скандинавские страны славились своей толерантностью. Но и в Норвегии начиналось с простых житейских, экономических причин…

Каждая нация имеет свой характер. Это надо учитывать. Я, например, абсолютный интернационалист. Но когда я еду в Париже на машине (а там на улицах король — пешеход) и вижу, что кто-то прет на красный свет… знаете, это, как правило, человек другой расы. (Смеется .) Это не может не вызывать раздражения.

Но к любым высказываниям расовой неприязни там относятся очень строго.

Например, в Великобритании уволили одного радиокомментатора, потому что он в эфире сказал, что ехал по улице в темноте и не заметил бы пешехода, если бы тот не открыл рот и в темноте не сверкнули бы его белые зубы.

— А как в странах Балтии, на ваш взгляд?

— Я ездил этим летом в Палангу. Больше всего отдыхающих там было из России. Причем хозяева гостиниц говорят: лучше клиентов, чем из России, не бывает.

Должен заметить, что повезло Паланге… На Юг Франции приезжают, например, дети олигархов, которые начинают показывать, какие они великие, и это всех раздражает. А в Палангу едут семьи с детьми, пожилые люди, которым не подходит жаркий климат…

Один мой старый знакомый, литовец, который всегда был ярым националистом, вдруг стал очень хорошо относиться к русским. Спрашиваю: «Что случилось?» А он говорит: «Это не со мной случилось. Понимаешь, раньше они были оккупанты, а сейчас клиенты».

— Из Латвии, к сожалению, так много молодежи уезжает…

— Да, это большая проблема. Кроме того не разрешается двойное гражданство. В этом отношении отличный опыт имеют армяне, у которых очень большая эмиграция. Но у них разрешено двойное гражданство. Более того, недавно в Ереване мне рассказали, что молодежь уезжает учиться, а государство оплачивает их учебу и не требует, чтобы они вернулись.

«Какая тут логика?» — удивился я. Мне ответили: «Логика есть: никогда молодой человек не забудет, что родина оплатила его учебу. И рано или поздно он отплатит родине добром»…

К слову

 

Иногда нашим умом французов не понять. Вот реальный случай. Один из российских больших начальников приехал в Париж в командировку и решил, взяв машину напрокат, покататься по городу. При этом что-то нарушил. Его остановила полиция и оштрафовала.

На другой день он встретился на переговорах с французским министром и в соответствии с российской традицией стал тому жаловаться: «Знаете, тут ваша полиция мне штраф выписала на целых пятьдесят евро. Не могли бы вы мне помочь?» — «Пожалуйста», — ответил министр. Полез в карман и протянул пятьдесят евро.

Из книги о Генрихе ЮШКЯВИЧЮСЕ.

Один мой знакомый, литовец, ярый националист, вдруг стал очень хорошо относиться к русским. Спрашиваю: «Что случилось?»

А он говорит: «Это не со мной случилось. Понимаешь, раньше они были оккупанты, а сейчас клиенты».

 

Благодарим компанию airBaltic за помощь в организации поездки.

 

 


Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *