deti i delfini

Доброе сердце Аллы

• 28.11.2014 • ОбществоКомментариев (0)859

Рижская медсестра Алла Дахно стала второй мамой десяткам обездоленных детей не только в Латвии, но и… на Гаити. «Я молила Бога, чтобы он дал мне возможность попасть в тюрьму! И я туда попала…» — уже в который раз за время нашего интервью Алла не может сдержать слёзы. А я в который раз мысленно щипаю себя за руку: определённо, таких людей на свете не бывает… но вот же она — сидит передо мной. И похоже, что она совершенно счастлива.

С Аллой Дахно моя бывшая коллега познакомилась на курсах латышского языка. Немолодая женщина, тщательно подбирая слова на латышском, рассказывала удивительные истории про своих любимых детей.

Курсы длились несколько недель, новые имена в «списке Аллы» не иссякали: Маши, Саши, Никиты, Максимы, Толики, Дейзии, Лауры, Лейлы, Линды… Многие из них — малыши из не самых благополучных семей. Их родители не в силах дать своим детям такие необходимые тепло, внимание и ласку. Всё то, что обделённые судьбой дети находят у своей «второй мамы» — Аллы.

Похоже, эта женщина не в состоянии пройти мимо маленьких трагедий, о числе которых обычные люди даже не задумываются. И неважно, на каком языке эти трагедии излагаются, — Алла для всех найдёт слова любви и всем протянет руку помощи.

Малыши из магазина и мусорника

Алла приехала в Латвию в середине 70-х, чтобы осуществить заветную мечту — выучиться на медсестру. В родном Запорожье конкурс на эту специальность был неприступным — более 15 человек на место… И тут сестра, которая на тот момент уже жила в Риге, прислала вырезку из газеты Riigas Balss о наборе на вечернее отделение медицинского училища.

Жизнь в чужом городе была непростой: параллельно учёбе пришлось работать санитаркой в двух местах. Но Алла была счастлива, пока во время практики по детским болезням в Республиканской больнице не столкнулась с брошенными детьми.

«Для меня это было как гром среди ясного неба, — вспоминает наша героиня. — Туда приносили малышей, оставленных мамами в роддомах или выкинутых прямо на улице у магазина, в подворотне возле мусорника и даже на железнодорожные пути. В Домах малюток не хватало мест, вот сироты и жили годами в больнице. За ними присматривали мамочки, которые попадали в палату со своими малышами…

У брошенных деток даже зубы растут полукругом: их ведь некому с ложки кормить — всунут в рот бутылку с соской, а на ночь сменят на пустышку, чтобы не плакали. Большую часть суток несчастные малыши ходили или ползали по кругу в своих кроватках, описанные и обкаканные: медсёстры к ним не успевали, на прогулку их вывезти было некому… Я когда это увидела — заплакала».

После окончания практики Алла спросила у заведующей отделением, может ли она приходить и гулять с малышами. Ей разрешили. Два года она ездила в больницу, как только выдастся свободное время: выгуливала, пеленала, с ложки кормила, вкусненькое приносила… «Меня там все знали, говорили, что я с приветом, но я не обижалась. Наоборот, я такое удовольствие получала — просто летала от счастья! А дети меня всё время ждали, ещё из окна кричали: «Tante Alla iet!»

Чернобыль личного масштаба

Детей Алла любила всегда. Ещё когда жила в Запорожье, соседи приводили ей своих малышей на присмотр. «До сих пор, когда приезжаю на родину, мой воспитанник 46 лет говорит своим детям, которые тоже уже старше 20: «Это ваша бабушка…» Разумеется, я мечтала, что когда-то у меня самой будет не меньше пяти детей, но судьба распорядилась так, что у меня лишь один сын».

Замуж Алла вышла в 30 лет. А меньше чем через месяц мужа, инженера-строителя, забрали в Чернобыль: приехали поздно вечером и увезли, дав 15 минут. Вернулся он лишь через полгода. Свою дозу получил по полной.

Алла очень боялась того, как радиация может отразиться на здоровье ребёнка, о котором супруги мечтали. После многочисленных анализов и консультаций с врачами решились. Сын родился очень слабеньким. Родителям пришлось приложить недюжинные усилия, чтобы малыш твёрдо встал ноги: санатории, процедуры, лето на Украине… Больше на детей супруги не решились.

Младенец Иисус и малышка Лейла

Алла очень тревожилась, чтобы сын Никита не вырос эгоистом. Когда ему исполнилось два годика, задумалась, как бы сделать так, чтобы умел делиться, общаться… И тут знакомая по церкви позвонила и предложила вместе с другими прихожанами ехать на Рождество в детский дом в Элею (на границе с Шауляем). Алла с радостью согласилась.

«Знакомая попросила, чтобы в семь утра я пришла на автобазу и показала водителю автобуса, как проехать к церкви, где его ждали подарки и люди, — вспоминает Алла. — Мы с двухлетним Никиткой встали в пять утра. На улице — мороз минус 22, сугробы… Пешком шли по снегу четыре километра до автобазы. Приехали к церкви, а там только подарки и та наша знакомая. Остальные прихожане побоялись мороза.

В автобусе отрепетировали на троих сценку рождения Иисуса. Дети ждали, что приедет много гостей, подготовили песни, танцы, стихи — но появились лишь мы втроём. Во время концерта одна малышка подошла и села мне на колени. Я спросила: как тебя зовут? Она молчит. Девочка постарше ответила: это Лейла, она понимает только по-латышски. Наше знакомство с Лейлой затянулось на 15 лет».

Уезжала Алла в слезах — не хотела расставаться с пригревшейся на коленях малышкой. В Риге сразу отправилась в Сиротский суд. Пока суд да дело, ездила с сыном навещать Лейлу в детдом. Разрешения брать Лейлу в гости пришлось ждать больше года. За это время она познакомилась в детдоме и с другими детьми — их тоже разрешили иногда брать в Ригу.

«Мы с сыном спали на полу, дети — на диване и креслах. Муж был поначалу против, но, увидев, какая Лейла хозяюшка, расчувствовался. Впоследствии сам не мог дождаться, когда привезём малышку».

«Мои дети способны за меня постоять»

Уже шестой год Алла на добровольных началах ведёт детский кружок в социальном центре (ул. Иерикю, 2б).

«Комендант выделил мне бывшую комнату красного уголка, которую мы отремонтировали своим силами; к делу привлекли всех родственников, знакомых и даже самих детей, — рассказывает наша героиня. — Каждую пятницу собираемся: играем, читаем, рисуем, обсуждаем проблемы, я рассказываю детям библейские и жизненные истории.

Мои воспитанники — дети, чьих родителей по разным причинам выкинули из квартир. Их селят в центре, который домом назвать трудно: длинные коридоры и комнаты направо-налево, в конце — туалет и душ. В общем, всё невесело. Большинство детей учатся в интернате, пока их родители стараются устроить жизнь. Возвращаются в конце рабочей недели — тут мы и собираемся.

Самому маленькому мальчику в кружке было восемь месяцев. У его мамы были серьёзные проблемы с наркотиками. Она оставляла мне малыша, уходила «на часик» — и зачастую до утра не появлялась. Тогда приходилось брать малыша с собой. Недавно маму лишили прав, а мальчика отдали на адоптацию в другую семью.

Старшей девочке из кружка исполнилось 15 лет. Недавно она привела ко мне в гости своего парня. Представила меня: моя вторая мама. Это было так приятно! И с её мамой у нас сложился чудесный контакт — она очень старается, чтобы всё у них наладилось».

По выходным Алла выводит своих подопечных в город. Вместе бродят по Старой Риге, ходят в зоопарк, музеи, соборы… Прогулки заканчиваются чаёвничанием в маленькой квартирке Аллы. Перед Рождеством по сложившейся традиции Алла проводит для своих воспитанников спецкурс: осваивают изготовление новых салатов и выпечки, учатся сервировать стол и красиво есть.

«Эти дети жизнью не избалованы. Когда я спрашиваю: «Тебя обижают?» — отвечают: «Да пусть попробуют!» Они и меня защищают. Как-то парень хотел вырвать у меня сумку, так мои дети навалились на него так, что он сам был не рад», — смеётся Алла.

Неангельские ангелы

— Что бы ты выбрал: много детей или много денег?

— Если ты про чужих детей, то я выбрал бы деньги. А если про своих, то детей.

— Глупый ты, любые дети — самое лучшее на свете…

Такой разговор между двумя подопечными Аллы я невольно подслушала во время чаепития в её квартире.

Социальным центром и детдомами наша героиня не ограничивается. Бывают сердобольные женщины-кошатницы, к которым магическим образом стекаются коты со всей округи. К Алле как магнитом притягивает обездоленных детей.

…На детской площадке в Верманском саду Алла познакомилась с 12-летней девочкой, которая выгуливала своих маленьких братиков. Оказалось, что их мама живёт у нового друга, которому нужна тишина. Дети оставлены друг на друга. Девочке пришлось взвалить на себя все взрослые обязанности. Алла снова спешит на помощь — берёт детей в свою команду. Девочка счастлива.

…Ещё одна подопечная — мама пяти детей, которая недавно вышла из тюрьмы. Алла проводит время с одним из её сыновей, у которого эпилепсия. «Ему трудно находиться в стеснённых условиях шумной большой семьи, — рассказывает Алла. — Он так ждёт наших встреч. Мама рассказывает, что после них сын сильно меняется: ему явно становится легче».

…В этом году Алла на добровольных началах работала в шести христианских лагерях. «После смены обязательно беру нескольких детдомовцев из Латгалии к себе. Их мечта — увидеть зоопарк. И я не могу отказать!»

…Как-то судьба привела её на богом забытый латгальский хутор, где 8-летняя девочка Саша жила с пьющими отцом и бабушкой. Шесть лет Алла ездила на хутор: проводила дезинфекцию, привозила вещи и бельё, забирала девочку на каникулы в Ригу. Отец сразу заявил, что разрешения забрать ребёнка не даст: для него дочь была гарантом пособия, которое тратилось на выпивку. Алла пыталась обратиться в службу по защите прав детей, но ответа не последовало. В итоге отец Саши умер от туберкулёза, а девочку забрали соседи. Тоже пьющие.

Тюремный роман

По воскресеньям Алла ходит в тюрьму. Занимается там с малышами, чьи мамы сидят, и девочками-подростками.

«Мысли о том, как непросто детям в тюрьме, мучили меня давно. Как-то я познакомилась с женщиной, которая ходит в женскую тюрьму от христианской миссии, — рассказывает Алла. — Я тут же напросилась идти с ними. Меня проверили, как положено, и разрешили. В декабре уже четыре года, как хожу в тюрьму.

Дети там находятся с рождения и до четырёх лет. Если у мамы заканчивается срок, то она выходит с малышом. Если нет — ребёнка забирают родственники или его отправляют в детдом. Чаще администрация даёт старательным мамочками шанс на досрочное освобождение.

Сейчас в Ильгюциемской тюрьме живут 14 малышей. В том числе уникальная цыганская девочка, которая родилась на пятом месяце с весом 865 граммов и выжила. Её маме 30 лет. У неё пять детей, она только в тюрьме пошла в первый класс.

Мы показываем в тюрьме спектакли, читаем малышам книги, строим домики из кубиков… Никогда не расспрашивала мамочек, за что они сидят. Иногда сами рассказывают. Одна сказала: «Я так боюсь, что приеду домой и возьмусь за старое». Я обещала её поддержать. А ещё я рассказываю про тюрьму своим детям из кружка, чтобы не дай Бог…»

Президентский дворец отдыхает!

Сколько надо денег, чтобы отвезти десять детей в зоопарк, а потом устроить пикник на природе? Если начать считать, то до зоопарка никогда не доедешь. Алла убеждена: было бы желание — возможности найдутся.

Когда в 90-е годы развалилась юрмальская санаторно-курортная система, где трудилась Алла, она не чуралась любой работы: делала массаж на дому, трудилась поваром, уборщицей, истопником.

Сегодня она живёт на инвалидную пенсию — у неё в теле три протеза: коленного сустава, в позвоночнике и в груди после онкологической операции. Вечерами подрабатывает няней в семье, где растут 17-летняя девочка с ДЦП и пятилетняя малышка.

«Мне помогают все родственники и знакомые. Племянник на базе купил упаковку муки или йогуртов, звонит: «Сейчас привезу». Знакомая бабушка варит на всех варенье… Рассказала про детей на курсах латышского — нанесли столько игрушек, что до сих пор раздариваю на дни рождения. Всё это простые, но очень щедрые душой люди.

Очень беспокоюсь о будущем своих детей. Договорилась со знакомой парикмахером, чтобы одна девочка понаблюдала за её работой. Другая подопечная хочет стать кондитером — пошли к другой знакомой на кондитерское производство, вместе пекли булочки. Многие детки хотят быть воспитателями, и я им говорю: тогда придётся наблюдать за мной.

Никогда не могла даже представить, что когда-то поеду в Италию. А в этом году съездила: мне на день рождения близкие надарили 450 евро и потребовали, чтобы я осуществила свою мечту. Это было как в сказке! Я всё сфотографировала и показала детям, чтобы они знали, как красив мир.

В конце августа я затеяла пикник на кораблике для тех, кто идёт в школу. Собрались 26 детей. Администратор сказала, что детям до пяти лет бесплатно, а остальным нужен билет по семь евро. У меня было всего 37, но они пошли навстречу — взяли только 25. Осталось ещё на пикник у Бастионной горки — мороженое с булкой и лимонадом. А вот для контролёров на транспорте удостоверение детдомовца — пустая бумажка. Для всех, кто не из Риги, требуют билет. Что делать — плачу.

На пятилетие кружка мы пригласили всех наших помощников — пришли 25 гостей с подарками. У нас такой стол был, что Президентский дворец отдыхает!»

Чёрная «дочка» Аллы

Ещё одна подопечная Аллы живёт на Гаити. Восемь лет подряд рижанка высылает в одно из самых бедных государств мира по 400 долларов в год, чтобы оплатить учёбу в школе, питание и одежду для чернокожей девочки Мидрозы Лазар. Эту систему поддерживает одна миссионерская христианская организация.

«На Гаити один-два класса школы уже дают стопроцентную гарантию, что ты найдёшь работу. Ведь большинство жителей даже читать-писать не умеют, — объяснила своё решение Алла. — Когда четыре года назад я рассказала это своему племяннику из Запорожья, он наутро принёс 400 долларов и попросил отправить деньги на ещё одного ребёнка. Теперь я получаю благодарственные письма и от чёрного мальчика».

Дети мечтают о дельфинах

Не сомневаясь, что наши читатели не останутся безучастными к деятельности Аллы Дахно. Мы поинтересовались, чего не хватает её детям. Алла обсудила наш вопрос с подопечными — сошлись во мнении, что им очень хочется увидеть дельфинов. Например, побывать на представлении в Клайпеде.

* Рождённые в тюрьме дети — особая миссия Аллы. Когда такие малыши выходят «на свободу», то чувствуют себя настоящими маугли: шарахаются от каждого автомобиля, вздрагивают от каждого непривычного звука. Алла молится, чтобы их мамы больше никогда не вернулись за решётку.

Кристина ХУДЕНКО.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *