Кто хочет стравить русских и латышей?

• 16.07.2015 • Калейдоскоп, Тема неделиКомментариев (0)295

Украинский кризис нас разделил, но не рассорил. И кое-кого это не устраивает.

С Украиной мы не граничим, но события в незалежной по нам ударили чувствительно. И речь не только об экономическом уроне, который понесла Латвия из-за войны санкций. Майдан, Крым и Донбасс отозвались сильным эхом и на умонастроениях политиков и редеющего латвийского населения. Полились воинственная риторика в эфире, в прессе, с трибун и злобные комментарии на е-форумах и в соцсетях. Засуетились спецслужбы, оперативно освежив список неблагонадёжных лиц и организаций, куда помимо разных осиповых-линдерманов, которые льют воду на враждебную мельницу, до кучи внесли совсем уж безобидные НГО вроде Екабпилсской русской общины, славной проведением городских гуляний на Масленицу. Задержания, обыски и изъятия «вещдоков» у известных диссидентов Эйнара Граудиньша и Александра Гапоненко продемонстрировали, что наши органы скорее перебдят, чем недобдят.
Однако когда в Юрмале аккурат к приезду туристов мусорные контейнеры и раздевалки на пляжах неизвестные украсили надписями «Смерть русским оккупантам» на русском и английском, чухнулся почему-то один антифашист Кузинс, (который, кстати, тоже числится в чёрном списке ПБ). Молодой человек счёл, что он как патриот родной Юрмалы не должен терпеть такое свинство. Янис написал заяву в госполицию и полицию безопасности, чтобы те провели расследование на предмет разжигания и хулиганства. ПБ покуда молчит. Ждём-с…
Что до другого фигуранта чёрного списка, то Александр Гапоненко выдал в Facebook следующее: юрмальский инцидент не спонтанная дурость одиночки, а сознательная провокация, возможно, с подачи извне. Её цель — столкнуть лбами русских и латышей, вызвать в сонной Латвии серьёзные внутренние беспорядки, а потом втянуть в заваруху Россию. Александр часто озвучивает конспирологические версии, но пока авторы юрмальских дацзыбао не найдены (да ищут ли их?), предполагать можно что угодно. Но, в любом случае, кто-то изрядно подгадил Юрмале в курортный сезон.
А теперь шутки в сторону. Спросим серьёзных людей: повышается ли давление пара в нашем латвийском котле или, наоборот, украинский пример охладили горячие головы?
Мнения разделились.

«Не делайте радикалам пиар»

Игорь Пименов, депутат Сейма, «ЦС»:
— Надеюсь, что, кроме полиции безопасности, никто не заметил выходки с надписями. А те, кто это сделал, добиваются именно того, чтобы заметили. Конечно, общественные лидеры должны реагировать на такие вещи, но ответственно: препятствовать распространению экстремистских лозунгов, добиваться оперативной реакции службы безопасности, устранять причины и поводы для провокаций.

«Радикалы стали радикальнее. Но их мало»

Гунта Лидака, исполнительный директор Ассоциации вещательных организаций Латвии:
— Конечно, события на Украине и разные взгляды на происходящее там не способствовали объединению латвийского общества, но и сказать, чтобы они вызвали подъём радикальных настроений, нельзя. Хотя в мире есть силы, которые, вероятно, хотели бы такого сценария для Латвии, но противостояние общин у нас не усилилось.
Но вот те группы, которые и раньше были радикальны, теперь на почве Украины стали ещё радикальнее и активнее. Если раньше мы их особенно не замечали, теперь они стараются себя пропиарить. Но таких не более 10 процентов всего населения. В целом же общество сохраняет стабильность. Единственно, нужно отметить такой индикатор: те либеральные слои в латышской части общества, которые раньше благожелательно относились к России в плане культурных и общественных связей, теперь начали её опасаться.
Что настораживает латышей: 9 Мая. Празднование у памятника в Задвинье показало, что русское сообщество стало более сплочённым. Возможно, консолидирует его тоже боязнь. Но это надо у русских спрашивать, чего они боятся.

«Градус вражды повышается»

Андрей Бердников, политолог:
— Градус напряжённости после крымских событий, безусловно, растёт. Сегодня можно говорить уже не только о градусе напряжённости, но и о градусе вражды между различными группами: латышами и русскими, либералами и державниками, путинистами и антипутинистами.
Долгая и интенсивная практика взаимных оскорблений породила целый рад неологизмов или ввела в массовое употребление слова, ранее использовавшиеся только узкой прослойкой людей. Сегодня такие понятия, как «ватники», «вата», «колорады», «крымнаш», «укропы», «майдауны», «майданутые», «бандерлоги», «свидомиты», «гейропа» и др. стали неотъемлемой частью лексикона интернет-пользователей. Интересно, что многие из этих терминов активно употребляют и латыши, всячески их латышизируя. В политических же кругах новое дыхание обрела риторика про пятую колонну, иностранных агентов и национал-предателей.
К сожалению, латвийские власти не только не способствуют снижению напряжённости, а всячески используют её в своих политических целях. Латвийское общество — это сложный организм, состоящий из групп с очень разными интересами, ценностными ориентациями, жизненным опытом, представлениями об истории и чаяниями о будущем. Поэтому нашим политикам очень важно искать пути сосуществования между всеми этими зачастую антагонистическими позициями. Но они никогда этого не делали и не делают до сих пор. Остаётся только надеяться, что вражда в Латвии не выплеснется за пределы интернет-пространства.

«Обществу — игнорировать, полиции — реагировать»

Борис Цилевич, депутат Сейма, «ЦС»:
— Не думаю, что радикализация в обществе растёт. Скорее наоборот — сейчас гораздо больше эмоций и словесных битв вызывают вопросы, никак с «русской» проблематикой не связанные, — прайд, беженцы… В общем, те же, что и в других государствах ЕС. Маргиналы, возможно, становятся более крикливыми — но и более маргинальными. Проблемы при этом, конечно, остаются, и связаны они не с тем, кто что пишет на заборе, а как политики действуют и какие решения принимают. Как реагировать на провокации? Тут палка о двух концах. С одной стороны, мириться с этим, конечно, нельзя. С другой — этим маргиналам и нужна реакция, это же для них бесплатная реклама! Поэтому они и действуют более вызывающе, нагло. Думаю, оптимальный вариант — просто обратиться в полицию, ведь этот лозунг — откровенный призыв к насилию, запрещённый законом. А возмущаться в соцсетях, принимать заявления и т. п. — скорее помогать радикалам, делать им лишний пиар.

«Никто не хочет конфликтов!»

Бригита Зепа, директор Балтийского института социальных наук:
— Конечно, в обществе есть разные настроения, есть и радикальные. Русские находятся под сильным влиянием российских СМИ, и я не знаю, что происходит в головах. Про надписи в Юрмале я ничего не слышала, но, полагаю, это какой-то единичный случай и не стоит заострять на нём внимание. Радикальнее становятся отдельные политики, это да. Но в целом не заметно, чтобы напряжение росло. Я каждый день хожу по улицам, встречаюсь людьми разных национальностей, это прекрасные люди, они говорят на всех возможных языках, и ничего в их взглядах и поведении, что вызывало бы тревогу, я не вижу. Наше общество стабильно, потому что никто не хочет серьёзных конфликтов внутри страны — никто!

«Не замечать ксенофобии — это опасно»

Владислав Волков, доктор социологии, ведущий исследователь Института философии и социологии ЛУ:
— Если следить за комментариями на некоторых сайтах, особенно на Apollo.lv, нельзя не заметить: ксенофобия в латышском обществе резко выросла. На латвийском телевидении тоже присутствует этот подтекст. Например, мне не раз доводилось слушать, как гости студии программы Preses Klubs говорили о национальных меньшинствах только в негативном ключе.
Нет сомнений в том, что волна нетерпимости в Интернете и СМИ отражает определённые настроения в обществе в целом. Но в русском публичном пространстве эта опасная тенденция практически не обсуждается. Политики из ведущей оппозиционной партии — «Центра согласия» — обходят эту тему стороной. В отличие от части латышской либеральной интеллигенции. В частности профессор Юрис Розенвалдс, академик Янис Страдиньш и другие не склонны гасить эту тематику.
Я провёл социологический аудит среди ведущих журналистов, редакторов русских изданий и порталов и общественных лидеров. Хотелось услышать аргументы, почему они избегают поднимать существующие проблемы межэтнических отношений в Латвии.
Выяснилось следующее. Люди, сочувствующие «ЦС», считают, что этой проблематики в общественном пространстве достаточно, и более того — электорат от неё уже устал.
Такая позиция — не очень приятный симптом. Он ставит под сомнение жизнеспособность и даже выживаемость русской либеральной мысли. Пространство для публичной полемики в Латвии скукоживается, но дискуссии уходят на другие площадки за пределами Латвии: в России, в Англии. Это тоже нехороший симптом.
Что касается политиков, то «Русский союз» выступает за публичный диалог в Латвии, эта партия привержена так называемой модели демократии обсуждения, а «Центр согласия» ориентируется на модель представительной демократии — то есть на работу в сложившихся структурах. Да, это хорошо, но в гражданском обществе должен быть открытый разговор, в том числе по фундаментальным, ценностным основам межэтнических отношений.
Наталья СЕВИДОВА.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *