let_mes

17 идей для наших детей

• 07.08.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)782

Латвия самая безразличная по отношению к детям страна мира, считает многодетный отец, демограф Илмар Межс и предлагает меры по исправлению ситуации. На прошлой неделе премьер Лаймдота Страуюма собрала заседание совета по делам демографии на тему: как сделать так, чтобы наши женщины рожали не менее двух детей.

Эксперт по социальным вопросам Латвийской конфедерации работодателей Петерис Лейшкалнс и демограф Илмар Межс (оба многодетные отцы), огласили 17 идей, которые могут улучшить ситуацию.

Премьер их выслушала, после чего заявила, что поддержки достойна лишь малая часть предложений. А многие из них вообще относятся не к демографии… а к делам семьи и детей.

В общем, несмотря на многочисленные декларации правительства, всё говорит о том, что дети не входят в приоритеты нашего государства. Хотя перед выборами политики не могут заявить об этом открыто…

«Суббота» попросила Илмара Межса рассказать о демографической ситуации в стране, об идеях, как из неё выйти. А также объяснить, чем же его предложения так не угодили Лаймдоте Страуюме.

К 2049 году нас станет меньше миллиона

— Весной ЦСУ сообщило, что нас стало меньше двух миллионов. Это приговор для страны?

— Безусловно, это некий психологический рубеж. Хотя нет такой уж разницы, живут у нас три, четыре или даже один миллион жителей. Самое печальное то, что у нас крайне неблагоприятный возрастной расклад: Латвия стареет на глазах. При этом одна женщина рожает в среднем 1,3 ребёнка.

В результате наша демография стремительно летит в яму. Если ничего не менять, каждые 45 лет число жителей Латвии будет уменьшаться на 50 процентов. К 2049 году нас останется менее миллиона. Ну, может, 1,2 миллиона за счёт иммиграции. А к концу века — полмиллиона…

Всё было бы не так страшно, если бы мы могли остановиться на двух миллионах. Как соседи эстонцы, у которых нет и 1,5 миллиона жителей, но это число уменьшается не более чем на тысячу человек в год. И всё это благодаря дальновидности руководства Эстонии: они считают долгом вкладываться в молодые семьи.

— А мы?

— Мы же десять лет входим в число стран ЕС, которые больше всего экономят на семьях с детьми.

К примеру, когда в середине 90-х у нас ввели государственное семейное пособие в восемь латов (сейчас — 11,38 евро) на ребёнка, тогда это была четверть средней пенсии. Если бы впоследствии эта сумма индексировалась хотя бы со скоростью пенсий, это стало бы серьёзное подспорьем родителям. Им давали бы понять, что дети для государства не менее важны, чем пенсионеры.

Ещё одна цифра. Когда 8-латовое пособие вводили, на этот шаг выделили около пяти процентов госбюджета. Сегодня это 0,5 процента бюджета. Десятикратная девальвация!

— С 2015 года семейное пособие начинает расти: за первого ребёнка родители будут получать те же 11,38 евро, но за второго — 22,76 евро, за третьего — 34,14 евро…

— Это большая победа. Правда, в Эстонии за первого и второго ребёнка платят по 20 евро, а как только семья становится многодетной (три ребёнка), пособие на каждого увеличивается до 70 евро, а с Нового года — до 100 евро. В итоге, если наша семья с тремя детьми со следующего года будет получать 68 евро, то в Эстонии — 300 евро.

— Была угроза, что и восемь латов отнимут — будут их давать только малоимущим семьям…

— Это была светлая идея министра Винкеле. Хорошо, что она ушла. Средняя латвийская семья с детьми балансирует на грани прожиточного минимума. При этом многие психологически не могут ходить с протянутой рукой по чиновникам и что-то доказывать — для них это унижение. Они ведь живут честно, не воруют, сами себя содержат, но угораздило же их родить трёх детей!

В 22 странах Евросоюза семейное пособие платят всем семьям вне зависимости от их доходов. Это как «спасибо» от государства за то, что семья вообще решается завести детей.

К примеру, в Британии дифференциация есть: там пособие не платят тем родителям, чьи доходы на человека превышают… 400 000 фунтов в месяц. К слову, состоятельные люди в Латвии тоже зачастую не оформляют это пособие: им жалко времени на поход в социальные службы и заполнение всяких бумаг.

Государство обрекает многодетных на нищету

— Что наше небогатое государство может сделать?

— Оно может в корне изменить отношение к детям. Если, конечно, оно этого хочет. А если нет, то начинаются разговоры про человеческие ценности, про то, что детей рожают не за деньги и бонусы. Противно слышать!

Конечно, если у людей достаточно средств, как у наших политиков, для них восемь латов от государства не главный момент в решении родить ребёнка. Но мы говорим о большинстве жителей Латвии, которые хотят детей (по опросам, желаемое число детей для жительниц Латвии — в среднем 2,5), но государство им не даёт шанса. Оно как будто осуждает родителей, которые решились на второго или третьего ребёнка, загоняя их в нищету.

В большинстве цивилизованных стран Европы с появлением детей уровень жизни семьи не снижается так разительно, как у нас. А наши политики твердят: мы вырастили детей без особых пособий — и вы можете. И морочат голову рассказами, что число детей само вырастет с ростом благосостояния страны. Не вырастет. Нет такой связи!

— Почему?

— Это показал опыт европейских стран. Например, Германии и Австрии. У них сильнейшие экономики в Европе, но немцы не хотят рожать больше одного ребёнка. Вся их система построена на том, что и одного достаточно. Или ни одного. Конечно, Германия так быстро не вымрет. Но пройдёт лет сто, и выяснится, что более половины жителей Германии — не местные немцы. В Латвии же это случится гораздо быстрее.

— Ещё одна распространённая отговорка: увеличение пособий резко увеличит число детей в семьях алкоголиков, которые деньги пропьют, а детей, зачастую больных, бросят на произвол судьбы…

— Об этом мне говорят всё время. Мой ответ: сколько в Латвии тех асоциальных семей? По моим прикидкам, не более пяти процентов. Почему из-за них мы наказываем все нормальные семьи, которые заботятся о детях?!

Тут должны работать социальные службы. Если они решают, что родители могут потратить деньги не туда, то по решению Сиротского суда семейное пособие может выдаваться, например, продуктами. Или с таких отцов-матерей надо требовать отчёта по каждой трате и регулярно проверять условия содержания детей. Так поступают в Эстонии, и число неблагополучных детей не растёт. А у нас делают всё, чтобы и нормальные родители запили от безысходности. Или покинули Латвию.

— А уезжают всё больше молодые…

— В последнее время у нас стали меньше говорить о процессе эмиграции, но на сегодня за рубеж уехали примерно 30 процентов молодых людей 20-35 лет. Там они будут создавать семьи, рожать детей, и им будет очень трудно вернуться к нашему уровню жизни. Особенно зная отношение Латвии к детям.

— Кто, по вашим предположениям, приедет на место убывших?

— Трудно сказать. Китайцы или представители бывших республик СССР, Азии. Мне часто не верят, что найдётся много людей, которые хотели бы жить в Латвии. Тогда предлагаю снять пограничный контроль (сэкономив на этом миллионы) и позволить всем желающим сюда въехать. Сами увидите, что начнётся.

Есть куча людей, которые были бы счастливы работать тут с утра до ночи за нашу минимальную зарплату, поскольку в их государствах жизнь гораздо труднее. Те же таджики в Москве готовы пахать за 200 долларов в месяц.

troinja

Третий ребёнок — путь к нищете

— Вот уже три года подряд у нас всюду трубят о выходе из кризиса и приросте рождаемости, даже о неком бэби-буме. Может, всё не так грустно?

— Никакой это не бэби-бум! А небольшой прирост новорождённых, связанный с тем, что нашему правительству уже дважды ставили демографические ультиматумы, после которых помощь семьям слегка увеличили.

Минимальную «мамочкину зарплату» подняли с 50 до 120 латов, а срок её выплаты — с года до полутора лет, когда у ребёнка есть хоть какой-то шанс попасть в детский сад, а у молодой мамы — выйти на работу.

Очереди в детсады благодаря пособию на нянь и софинансированию частных детсадов стали не столь безнадёжными. Подрос и необлагаемый подоходным минимум на каждого ребёнка — с восьми до 80 латов, а теперь и до 165 евро. Это означает, что за каждого ребёнка можно вернуть на 15 евро в месяц больше.

— Не связан ли нынешний «бэби-бум» с тем, что сегодня рожают женщины, родившиеся в последние советские годы, когда ещё не так боялись неясного будущего?

— И это тоже. В конце 80-х в Латвии рождалось более 40 000 детей в год, а сейчас — около 20 000. При том, что уровень смертности снизился не так уж сильно.

Но даже тут есть нюанс. Если семья вообще хочет иметь детей, то одного заведёт при любых обстоятельствах: рожали в войну, в Сибири, в тюрьмах, в морозы и т. д. Для демографии важно, чтобы семья решилась на второго ребёнка (по опросам, его хотят около 80 процентов женщин) и следующего. Иначе, как ни крути, население будет сокращаться.

А у нас большинство молодых семей осознают, что уже с рождением первого ребёнка им резко стало не хватать на самое необходимое.

Государство не может наказывать женщин за желание иметь детей. Но статистика показывает, что Латвия на первом месте среди стран ЕС, в которых с рождением третьего ребёнка резко возрастает вероятность упасть ниже уровня нищеты. (См. график.)

— Похоже, эстонцы нас опередили?

— Эстония в середине списка. Там у многодетных семей лишь немного снижается уровень благосостояния.

Или возьмём Ирландию. Там недавно сократили размер семейного пособия со 120 до 100 евро в месяц. Я спросил ирландского коллегу, как это отразилось на рождаемости, — тот меня не понял. Эти 100 евро — самое малое, что мамочки получают от государства. Ирландская конституция гарантирует, что если женщина с двумя детьми хочет сидеть дома, то обязанность государства — обеспечить ей средний прожиточный уровень по стране.

В результате она получает около 2000 евро только на проживание. Плюс у неё бесплатная медстраховка. Плюс около 800 евро на покрытие расходов за коммунальные услуги. И те уменьшенные 100 евро — лишь приятный бантик к прочим благам.

Конечно, Ирландия побогаче нас. Но важно в принципе устранить несправедливое отношение к семьям.

Особая структура при правительстве и парламенте, которая должна заниматься вопросами демографии, существует у нас более 20 лет. И вроде бы всё время что-то делает. Но вся их работа не помогает оградить многодетные семьи от нищеты. Значит, нет смысла в её существовании. Значит, это лишь пиар-кампания правящих, которую достают из-под пыльной скатерти перед каждыми выборами и бросают семьям косточку.

— Так случилось и в этот раз. Аккурат перед выборами, несмотря на жару и отпуска, совет по делам демографии собрался. А вскоре правительство порадовало многодетных лёгким увеличением семейных пособий…

grafiks

— Дело было так. Более месяца назад министерство благосостояния призвало всех членов совета присылать предложения, как улучшить демографическую ситуацию. В конечном счёте свои идеи озвучили лишь двое: Петерис Лейшкалнс и я. Больше никого это не заинтересовало. Ни одно министерство не подало ни единого предложения. Зато у всех были красивые аргументы, почему наши предложения нельзя осуществить.

Знаете, мне иногда пишут в комментариях, что я как многодетный отец (у Илмара пятеро детей. — Прим. ред.) борюсь за благополучие для себя и своих детей. Это не так! У меня достаточно хорошая работа, я выращу и обеспечу своих детей и без государственных пособий. Но я переживаю за свою страну, за родителей, которым не посчастливилось достичь моего уровня благосостояния. И я не вижу ничего плохого в том, что разбираюсь в вопросах демографии не только как учёный, но и как человек с личным опытом.

Каждое из наших с Петерисом предложений — кирпичик в улучшение ситуации в стране. Если мы не достигнем среднего по Европе уровня не только в оборонном бюджете, но и в поддержке детей, то скоро нам и оборонять будет некого. Через поколение не будет смысла называть нашу страну Латвией. Это будет другое население с другими ценностями.

— Всё так печально?

— А вы проведите эксперимент: зайдите с малыми детьми в час пик в переполненный трамвай. Увидите, что большинство людей сразу найдут какое-то срочное занятие: будут читать важное сообщение в телефоне, сон их разморит или они заболтаются с подругой. В общем, найдут тысячу причин, чтобы не уступить место.

Я два года работал на Украине — там всегда находились люди, которые мне или жене с двухлетним сыном уступали место. На худой конец украинская бабушка возьмёт ребёнка на колени. И там ведь не живут лучше, чем в Латвии, но люди там более сердечные!

Наши министры всецело отражают общую ситуацию в стране. Они тоже продолжают держаться за своё место и придумывать отговорки, пока родители стоят с протянутыми руками.

Правда, в большинстве своём они не пользуются общественным транспортом — предпочитают промчаться на крутой машине мимо мамочки с коляской, обдав её грязью. При этом забывают, что в старости будут получать пенсии с налогов, которые заработает этот ребёнок. Если не уедет из страны.

Не знаю ни одну другую страну мира, где общество столь же эгоистично, как в Латвии!

Кристина ХУДЕНКО.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *