Потому что это родина, сынок!

• 16.07.2015 • Калейдоскоп, Марк ДубовскийКомментариев (0)521

Помню, как мой старый приятель и одноклассник Гера Таль, которому звёздный папа помог покинуть СССР, не выдержал тамошнего одиночества и решил вернуться. И как он рассказывал:
— Во Львове вышел я из вагона покурить, огляделся: грязища, люди спят прямо на полу, лица у всех угрюмые, безрадостные — и мне сразу возвращаться расхотелось.
Но в то время ездить туда-сюда было невозможно, и Гера надолго осел в Риге. Пока не эмигрировал в Израиль. Сегодня он там известный хирург-стоматолог. Как шутил когда-то Михаил Жванецкий, жалеет страшно.
Аналогичное чувство — нежелание возвращаться — сегодня овладевает едва ли не каждым нашим туристом.
Вот и мы с женой — только что вернулись из Италии. Отдохнули, загорели, насладились.
Заметили некоторые странности, которые не бросаются в глаза, но немало озадачивают.
На пляже там установлены лежаки и зонты, под душем можно избавиться от песка, каждые 500 метров — бесплатно! — с детьми работают аниматоры.
У нас почему-то ничего этого нет, а все детские развлечения — за немалые деньги.
В любом кафе и даже в ресторане можно посетить туалет.
У нас почему-то справление нужды мероприятие платное.
Но самое разительное для меня, человека, 20 лет отдавшего шоу-бизнесу, организовывавшего в Латвии фестивали, конкурсы, добрую сотню различных концертов, случилось в Вероне.
Побродив по городу, овеянному благодаря Шекспиру самым романтичным настроением, сфотографировавшись с Джульеттой под её балконом, мы завершили день походом на оперу «Тоска» Джакомо Пуччини.
Арена ди Верона — античный римский амфитеатр, которому 2000 лет. На главной площади города, пьяцце Бра, перед входом в арену можно купить стильные седушки с её изображением. Хочешь не хочешь, а приобретёшь, хотя бы как сувенир, ведь нагретые солнцем каменные ступени, на которых мы сидели, в них не нуждаются.
На входе в арену бесплатно выдают свечи. Арена вмещает 15 000 человек, и когда после захода солнца зрители их зажигают, это впечатляет.
И было действо, и звучала музыка, и в грандиозных декорациях пели прекрасные артисты, и палили пушки… И зрители расходились с ощущением торжественности и праздника на душе.
И как невольно текли по щекам слёзы при виде Джульетты (думаю, не я один в юности бредил столь же чистой любовью), так ранили мне душу и воспоминания о концертном зале «Дзинтари», в который мы сходили накануне отъезда в Италию.
Давали виртуоза гитары ДиДюЛю. ДиДюЛя — чудо, но речь не об этом.
Седушки продавали напрокат — серые, как вся наша страна. Да и сам зал «Дзинтари» олицетворял собой всю Латвию в целом. Люди за деньги, вполне сравнимые с веронскими, загнаны в периметр, по краям которого в форменной одежде стояли рядовые работники зала, молодые люди и девушки.
Было градусов 13. Пронизывающая холодная сырость, люди вереницами уходили «к югу», оставшиеся романтично согревали друг друга объятиями… Требовать включить отопление не у кого — администрации на месте не было. На мою просьбу согреть зябнущих женщин работники зала разводила руками: директор дома, пьёт горячий чай. Зачем ему ДиДюЛя, если на него никто из правительственных кругов не придёт? Можно и отопление в зале не включать. А оно есть, и стоимость билета предполагает комфортное присутствие в зале. Но это же латышский чиновник, что с него взять, свои деньги получил, а на народ наплевать. Как наплевать, к примеру, на двух женщин из нашей компании, наутро проснувшихся с простудой и температурой под 39.
Вот и складывается у меня впечатление, что моя родная страна меня не любит.
А уезжать мне отсюда нельзя. Даже отбросив любовь к Риге, в которой я родился. У меня тут родители, не самые молодые и здоровые люди. У меня тут дети с их детьми. У меня тут друзья.
Весь этот комплект наверняка есть и у латышских чиновников, но живут-то они не ради наших с вами, а исключительно ради своих личных семей.
Но мы же не сдаёмся? Мы сила несокрушимая!

Марк ДУБОВСКИЙ

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *