Нетрудовые пожираете ночами при лампаде?..

• 28.04.2016 • КалейдоскопКомментариев (0)81

Знаете, какое слово определяет ум и совесть нашей страны в последнее время? Нет, не «демократия» или даже не «оборона». И даже не «здравоохранение». Это слово «Подозрительность». Именно с большой буквы. Потому что подозрительность и запреты проникли буквально во все сферы жизни нашего демократического государства. Как там говорил Жванецкий в свое время: «В слово «запрещено» — верю свято. Наше слово!»

Страшно жить становится в Латвии, ей-богу. Задумали мы тут наш традиционный недельный опрос в «Субботе». Вопрос простой: как относитесь к призывам о присоединении Латвии к другим государствам и стоит ли сажать в тюрьму за такие вещи? И что вы думаете? Не хотят отвечать люди. Без имени и фотографии — пожалуйста, а по-другому никак. Боятся. «Вы же видите, что происходит в государстве, — говорит мне один из неудавшихся респондентов. — Я сегодня скажу все, что думаю, а завтра за мной придут, чтобы выяснить, лоялен ли я к Латвии или прикрываюсь»…

И вправду, сегодня быть заподозренным в нелояльности чревато. Дурацкая, в общем-то, выходка Максима Коптелова, который написал петицию о присоединении Латвии к России, была оценена реальным 6-месячным сроком в тюрьме. Не помогла приписка в конце петиции о том, что это шутка, мол, не надо всерьез пугаться. Чтобы показать абсурдность наказания, бывший редактор новостного портала ves.lv Денис Бартецкий повторил шутку Коптелова и призвал к присоединению Латвии к США. В четверг за ним тоже пришли.

Полиция безопасности провела обыск, изъяла компьютеры и телефон. По факту возбуждено уголовное дело по статье 82.1 — за публичный призыв к ликвидации независимости Латвийской Республики. Сам Бартецкий недоумевает: «Оказывается, латвийской независимости могут угрожать не до зубов вооруженные солдаты, не вражеские истребители, не диковинные технологии плохишей-шпионов, но обычная хохма в Интернете. Обычная, пускай и дурацкая… Ребята, что это за независимость у нас такая, что любая хохма в Интернете представляет для нее реальную угрозу?»

Хотя понятно: если реального шпиона или диверсанта поймать не получается, надо ловить тех, кто «плавает на поверхности». Какой-никакой, а все же результат. Тем более что и поправки к Уголовному закону на подходе — там есть где развернуться и устроить публично-показательную порку той же паре-тройке русских активистов. Другие авось и сами попритихнут.

А еще министр образования Шадурскис пообещал выявлять нелояльных государству педагогов. Понятно, что речь идет о русских школах. Пока, правда, неясно, какими методами их будут выявлять — тестами или на детекторе лжи.

А вот еще пример. Как известно, за «враждебную пропаганду» на полгода отключена трансляция в Латвии российского канала «Россия-РТР». Кто смотрит этот канал регулярно, тот знает, что политический блок там сведен к минимуму и представлен в основном новостями, аналитикой Киселева и дискуссионным клубом Соловьева. В остальном это развлекательные передачи и сериалы. Однако Андис Кудорс из Центра исследования восточноевропейской политики разъяснил, чем же на самом деле враждебен этот канал. По его словам, русские в Латвии, может, и не хотят смотреть про политику, но «они ищут Пугачеву и Киркорова, натыкаются на Киселева и Соловьева и начинают смотреть на мир их глазами». Какие глубина мысли и исследовательская мощь! Нам действительно стоит бояться русских тетушек, которые, насмотревшись по РТР Пугачевой, а потом Соловьева, пойдут свергать независимость Латвии?

А что будет дальше? Будем сажать за анекдоты? В 30-е годы в СССР за решетку можно было легко угодить за политический анекдот. Похоже, мы вернулись туда, откуда пришли.

Да вот и чудное доказательство тому.

В прямом эфире русского вещания LTV7 члену Национального совета по электронным средствам массовой информации Айнару Димантсу (тот, который выступил за закрытие РТР) показали цитату без автора: «Прямая обязанность государства — защитить своих граждан» от «враждебной пропаганды». Димантс, в принципе, согласился с тем, что цитата хорошая и защищать надо. Правда, потом случился небольшой конфуз. Оказалось, что слова принадлежат члену Политбюро ЦК КПСС Андрею Громыко. И сказал он их в 1982 году. Как говорится, без комментариев…

Ну и напоследок совсем уж житейская история. Я плачу Latvenergo за свет по фактическому потреблению энергии. И в феврале счет оказался на 10 евро меньше, чем обычно. Отослала показания счетчика и получила ответ: «Ваши цифры кажутся подозрительными, поэтому счет не будет выставлен до момента проверки ваших счетчиков». Проверили через пару дней, счет выставили.

Кто следующий в очереди тотальной подозрительности? Что еще проверять будем? А может, введем контроль в супермаркетах? Положим, набираешь корзину продуктов, но не берешь молока. «Ваша покупка кажется подозрительной», — заявляет кассир и вызывает охрану для аудита. А еще можно регулярно устраивать аудит мусорных ведер населения и сравнивать их со списком покупок. Вдруг там лишний мусор и окажется, что кое-кто ест лишнее — в обход налогов?

Как там было у Жванецкого?

Никакая комиссия самого близкого, народного революционного исполкома не позвонит: «Что-то не видно тебя, может, ты не ел уже три дня, одинокий, голодный, может, у тебя сил нет в магазинах стоять?» А радостно втолкнется: «Вот жалоба на вас: три дня не видать, а мусор жирный, кал крепкий, в унитазе вода гремит — значить, на нетрудовые пожираете ночами при лампаде; государство беспокоится, как бы вы тут жить лучше не стали, а это противоречит интересам, мы должны по справедливости еще раз допеределить и допереконфисковать, чтоб руководству не обидно было…»

Верю. Верю. Оно! В слово «запрещено» — верю свято. Наше слово.

Ольга КНЯЗЕВА.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *