Д’Артаньян всея Руси

• 06.08.2017 • ПерсонаКомментариев (0)120

Михаил БОЯРСКИЙ — о фестивале Juuras Peerle, шоу «Точь-в-точь», своих внуках, максимализме и камертоне совести

Скоро в концертном зале «Дзинтари» впервые пройдет Международный фестиваль музыки театра и кино Juuras Peerle, посвященный музыкальным произведениям, написанным для кинематографа, мюзиклов и спектаклей. Ожидается невероятное количество знаменитых артистов, среди которых будет Д’Артаньян всея Руси — Михаил БОЯРСКИЙ.

Елена СМЕХОВА

На счету у Михаила Сергеевича множество театральных и киноролей, но все же образ смелого гасконца Д’Артаньяна остается главным в его многолетней карьере. И любимым. А значит, фестивальный концерт 1 августа, на котором выступит Михаил Боярский, не обойдется без песен из «Трех мушкетеров»: «Пора-пора-порадуемся», «Констанция» и других.

Накануне фестиваля Juuras Peerle «СУББОТА» связалась с Михаилом Боярским в Петербурге.

Романтические шаги в Риге

— Михаил Сергеевич, как вам идея нового юрмальского фестиваля, посвященного музыке из спектаклей и кинофильмов?

— По-моему, отличная идея! Поскольку объединяет сразу несколько видов искусств. Я человек неискушенный в подобного рода встречах, и мне очень интересно, что из этого получится. Рад, что меня пригласили, приеду к вам с удовольствием и с удовольствием погружусь в фестивальную атмосферу…

— На фестивале Juuras Peerle прозвучат песни из всеми любимых кинофильмов, ставших советской классикой. Как вы думаете, почему они с годами не стареют?

— Все дело в воспоминаниях. У каждого с этими фильмами и песнями связан какой-то кусочек жизни. У кого-то это первая любовь, у кого-то — молодость, у кого-то — любимая книга… Как говорил поэт, «что пройдет — то будет мило». Так устроен мир. Таково свойство человека — помнить хорошее. А советские фильмы были замечательными!

— Какие воспоминания связывают вас с Латвией, Ригой?

— Рига для меня родной город. Он мне ближе других городов бывшего Союза, и знаю я его неплохо. В детстве не раз приезжал сюда с папой и мамой. В вашем городе похоронен мой старший брат, здесь живут мои друзья и родственники.

Одно из самых сильных впечатлений — моя поездка в Ригу в 16 лет. Я только что прочел «Над пропастью во ржи» Сэлинджера и полетел к брату. Один. Без родителей. Рига показалась мне тогда настоящей заграницей. «Бар» для меня был новым, прежде никогда неслыханным словом, я впервые попробовал коктейли… Словом, попал в другой мир. Брат Саша меня много водил по рижским местам, и для меня это были первые романтические шаги…

Решение лентяя

— Вы выросли в творческой среде: ваши отец Сергей и дядя Николай были ведущими актерами в театре им. Комиссаржевской, мать, Елена Милентьева?????, играла в Театре комедии. Вашего старшего брата Александра рижане до сих пор помнят как одного из лучших артистов театра Русской драмы. Наверное, вся ваша семья мечтала, чтобы вы продолжили актерскую династию?

— Нет, мои родители хотели, чтобы я стал музыкантом, а потому отдали меня в школу при консерватории по классу фортепиано. Но я казался неусидчивым, заниматься по шесть часов в день не хотел. И пошел по пути наименьшего сопротивления — поступил в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. Это было решение лентяя…

— Вам не было и 30 лет, когда на экраны вышли фильмы «Старший сын», «Д’Артаньян и три мушкетера», «Собака на сене», принесшие вам всесоюзную известность. Чем вы заплатили за славу и популярность?

— Да, есть такая теория, что за все в жизни надо платить… Мне повезло: я до сих пор еще не начал ни за что расплачиваться. Моя популярность — это просто подарок судьбы.

Сейчас, наверное, трудно предугадать, как сложилась бы моя жизнь, не будь в ней этих фильмов. Но прошлое не любит сослагательного наклонения. Жизнь идет так, как идет. Я счастлив и благодарен Господу Богу за удачу и все те бесценные подарки, которые получал в кино, театре, на телевидении…

— Многие известные актеры перебрались из Петербурга в Москву. А вы остались верны своему родному городу. Почему?

— Где родился — там и пригодился, я так полагаю. Хотя в свое время мне не раз предлагали перебраться в Москву, например, в «Ленком» к Марку Захарову или во МХАТ к Олегу Ефремову. Но я ни разу не пожалел о том, что остался в «Ленсовете» у Игоря Петровича Владимирова, который принял меня в труппу после института и долгие годы по-отечески опекал.

В этом театре я никогда не сидел без работы и ролей. Моими партнерами на сцене были Алексей Петренко, Алиса Фрейндлих, Анатолий Солоницын, Анатолий Равикович и другие великие актеры. А менять город и театр просто из-за того, что там будут больше платить — это не для меня. От добра добра не ищут…

В кресле члена жюри

— Как вы чувствуете себя в кресле члена жюри шоу «Точь-в-точь»?

— Признаюсь, это довольно приятное занятие. Я никогда не сидел на экзаменах в театральном институте. Когда приглашали — всегда отказывался, чтобы не быть вершителем чьей-то судьбы, ведь можно ошибиться. Но конкурсы всегда обожал, и то состояние конкуренции, которое на них присутствует, мне тоже нравится.

На шоу «Точь-в-точь» жюри оценивает умение перевоплощаться. Но я чувствую себя не столько членом жюри, сколько благодарным зрителем. Все, что происходит на сцене, для меня загадка. Потому что бывают просто невероятные перевоплощения — за гранью моего понимания! Ведь у участников шоу нет времени, чтобы, допустим, в течение недели вживаться в образ другого человека. И, тем не менее, у многих это получается просто замечательно.

В театральных вузах есть такой предмет — работа над характером. Сегодня он зачастую преподается на низком уровне. А здесь уровень высочайший! Я даже сам чему-то учусь!

— Есть любимчики, за которых вы болеете?

— Любимчиков нет — есть артисты, которые меня постоянно удивляют. Это безумно талантливые ребята, например, Ира Дубцова, Лена Максимова… Я не столько болею за них, сколько восхищаюсь ими.

Это восхищение не мешает мне ставить справедливые оценки. Потому что есть какой-то внутренний камертон совести, который не позволяет мне как члену жюри пойти на компромисс. Хоть я и понимаю, что это всего-навсего шоу…

Творческая задача — это внук

— В каких фильмах и спектаклях мы увидим вас в ближайшее время?

— Меня можно увидеть на прогулке с внуком. Это сейчас моя главная творческая задача. (Сыну Елизаветы БОЯРСКОЙ Андрею в этом году исполнилось пять лет. — Авт.)

— А внучки?

— Я их очень люблю, и Сашу, и Катю. Но не очень знаю, что интересно девочкам. Бантики-шмантики? Это все далеко от меня… С Андрюшкой у нас больше общих увлечений…

— А если серьезно, почему вы больше не снимаетесь в кино?

— Потому что кино стало другим, и наступил такой момент, когда мне стало просто неинтересно сниматься…

— По-вашему, современное кино катится куда-то не туда?

— Я давно не задаюсь вопросами «Что делать?» и «Кто виноват?». В конце концов, как поется в песне: «Этот мир придуман не нами»…

— А если бы в ваших силах было что-то изменить в этом мире, то с чего бы вы начали?

— Видите ли, я максималист. Живу по принципу: или все, или ничего. Если я ничего не могу изменить, то и не стоит ничего трогать. Пусть остается все так, как есть. Главное — самому оставаться приличным человеком…

Всё дело в шляпе!

— У вас успешные дети. Дочь Елизавета — популярная и востребованная актриса, сын Сергей — депутат Госдумы России. Как складываются ваши отношения?

— У нас хорошие отношения. Я счастлив, что у меня такой мужественный сын и такая талантливая дочь. Всегда радуюсь их успехам, горжусь ими, Лиза и Сергей большие молодцы.

— Что, на ваш взгляд, самое главное в отношениях со взрослыми детьми?

— Не знаю… Я стараюсь, прежде всего, им не мешать. Не лезу с советами, не учу жить. Они взрослые, сами могут во всем разобраться и принять любое решение…

— Читатели мне не простят, если я не спрошу — сколько шляп в вашей коллекции?

— Точное количество не назову — не считал, но шляп у меня немало. Штук 50-60 точно наберется. Каких только нет! И цилиндры, и канотье, и котелки, и с ковбойскими заломами, и с перьями… Все дарят мне шляпы! И, как правило, не того размера. Я ношу одну, максимум — две. Остальные без дела пылятся в шкафу…

— А почему частью вашего имиджа стала именно шляпа?

— Да Бог его знает! Как-то так сложилось. Причем, еще в те времена, когда слова «имидж» еще не знали. Так же, как и черный цвет — однажды он случайно пришел в мой гардероб, да так там и остался. Зато меня ни с кем не спутаешь. Боярский — это тот, который всегда в черном и всегда в шляпе!

И это всё о нём

5 малоизвестных фактов об известном артисте

* Дед Михаила Боярского Александр БОЯРСКИЙ был протоиереем, его расстреляли в 1937 году, задолго до рождения артиста.

* На звездные роли в фильмах «Д’Артаньян и три мушкетера» и «Собака на сене» Михаил Боярский был утвержден не сразу. На роль Теодоро, например, до него пробовались Олег ЯНКОВСКИЙ и Олег ДАЛЬ. А среди претендентов на роль Д’Артаньяна были Владимир ВЫСОЦКИЙ и Александр АБДУЛОВ.

* На своей жене Ларисе ЛУППИАН актер женился дважды. В 1985 году они развелись, чтобы решить квартирный вопрос. А в 2009 году снова расписались.

* Артист — ярый болельщик и почетный член футбольного клуба «Зенит». На стадионе часто звучит «Песня мушкетеров», фанаты пьют коктейль «Боярский». А сам Михаил Сергеевич не пропускает ни одного матча в своем городе, а иногда присутствует и на выездных.

* Михаил Сергеевич — лидер Движения за права курильщиков, которое выступает против законопроекта «Об охране здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака».

Семья БОЯРСКИХ: латвийский след

С Латвией Михаила Сергеевича связывают кровные узы. Матерью его старшего брата Александра была латышка Эльга, которую с родными и маленьким сыном сослали в Казахстан. Отцу не по своей воле пришлось расстаться с первой любовью.

Со старшим сыном он встретился лишь много лет спустя: после школы Александр переехал в Ленинград, где жил у отца в его новой семье и поступил в театральный институт. Позже вернулся в Латвию и много лет проработал в театре Русской драмы у Аркадия КАЦА.

Александр Боярский погиб в 1980 году во время гастролей театра Русской драмы в Болгарии — его затянуло подводное течение. Похоронен в Риге на Лесном кладбище.

«Битлз» свели меня с ума!»

— Говорят, что вы в юности вы были отчаянным «битломаном»…

— Почему был? Я остался им на всю жизнь! Впервые я услышал «Битлз», когда учился в музыкальной школе, и они свели меня с ума! Четверо обычных парней взяли в руки гитары и доказали, что люди с улицы могут переделать мир своей музыкой. Это же необъяснимо! Бизнесмены бросали свои дела и уходили в хиппи, солдаты отказывались убивать, а я хотел… бежать в Англию. С ними знакомиться. В итоге создал с друзьями свою рок-группу «Кочевники».

Сейчас думаю, если бы не было «Битлз», я был бы другим человеком. А так я все время шел по дороге, которую они для меня прокладывали: от пластинки к пластинке, от усов Джона к своим, от их длинных волос — к моим.

Думаю, что среди рок-музыкантов никому не удалось избежать влияния «Битлз». Профессионалы это знают. И Андрей Макаревич, и Николай Расторгуев были бы другими, если бы не «Битлз»…

— А это правда, что вам посчастливилось познакомиться с Полом Маккартни, когда он приезжал в Россию?

— Да, имел честь пообщаться. Но даже не могу вспомнить, о чем мы говорили. Когда я увидел Пола Маккартни вживую, то просто потерял дар речи и почти не понимал, что происходит. Потому что это было чудом, которого не бывает..

Досье «СУББОТЫ»

V Михаил Боярский родился 26 декабря 1949 года в Ленинграде в семье актеров. После окончания музыкальной школы окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии (курс Л. МАКАРЬЕВА).

V Первый дебют в кино — в фильме «Соломенная шляпка» (режиссер — Л. КВИНИХИДЗЕ).

V Первая серьезная роль на сцене — Трубадур в мюзикле Г. ГЛАДКОВА, где Принцессу сыграла Лариса ЛУППИАН, вскоре ставшая его женой.

V Сегодня счету актера более сотни фильмов и спектаклей.

V Народный артист РСФСР, лауреат множества государственных премий и наград.

V Живет в Санкт-Петербурге.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *