«Питерский Дюма»

• 12.12.2017 • ИнтервьюКомментариев (0)60

Писатель и сценарист Дмитрий МИРОПОЛЬСКИЙ: «Свой фильм «Гостиница «Россия» я не смотрел!»

По приглашению клуба «Культурная линия» в Риге побывал российский писатель и сценарист Дмитрий МИРОПОЛЬСКИЙ. На встрече с читателями он представил свой бестселлер «Тайна трех государей», за который был удостоен премии «Медиа-персона года» и Национальной российской литературной премии «Золотое перо Руси».

Елена СМЕХОВА

Первый же тираж книги «Тайна трех государей» был буквально сметен с полок. По самым скромным подсчетам, роман прочли более полумиллиона человек. А фильм «Гостиница «Россия». Первая среди равных», снятый по сценарию Дмитрия МИРОПОЛЬСКОГО, посмотрела многомиллионная аудитория. Нынешней осенью его показали сразу по двум крупнейшим каналам России: Первому и РТР.

«СУББОТА» встретилась с писателем и сценаристом, чтобы поговорить о творчестве, истории, кино и просто за жизнь…

— Дмитрий, как вы оцениваете оглушительный успех «Тайны трех государей»?

— Судя по тому, что книга раскупается как горячие пирожки, она получилась. Это и детектив, и политический триллер, и приключенческий роман, и философское исследование.

Сюжет вкратце таков: несколько человек разного пола, возраста, социальной принадлежности, которые, скорее всего, никогда не должны были познакомиться друг с другом, тем не менее не только знакомятся, но и вынуждены составить команду. Этой команде в очень сложной ситуации предстоит разгадать целую череду загадок и тайн. Тайна трех государей в ней самая первая.

— Но не последняя?

— Книга построена так, что как только герои подбираются к разгадке, выясняется, что это лишь часть более серьезной тайны. Моим персонажам предстоит размотать клубок истории современной цивилизации за 2,5 тысячи лет. И узнать, например, как связаны «Три мушкетера» Дюма, «Повесть временных лет» и современный Михайловский замок в Петербурге.

Интрига сохраняется до самого конца. Моей задачей было сделать так, чтобы читатель, заглянув на последнюю страницу, не узнал, что «убийца — садовник». Уверяю вас: даже если вы прочтете десять последних страниц книги, то ни на шаг не приблизитесь к тайне. Она надежно спрятана…

От ИВАНА ГРОЗНОГО до ПАВЛА I

— Критики сравнивают вас с Дэном Брауном и Умберто Эко, называют питерским Александром Дюма. Вам льстят такие сравнения?

— В отношении коммерческого успеха сравнение с Дэном Брауном, конечно, лестно. Если мне удастся подойти к его тиражам, это будет замечательно. Во всем остальном Браун для меня не ориентир. В первую очередь — по работе с материалами. Поначалу я думал, что Дэна Брауна плохо переводят, но как-то заглянул в оригинальный английский текст и ужаснулся еще больше.

Умберто Эко — да, эталон. Дай бог мне когда-нибудь дотянуться до его прозрачности и его вершин… Что же касается Дюма, то этот писатель здорово грешил нестыковкой исторических фактов. Я же, работая над книгой, проверял каждую мелочь. Все события, которые происходят в моем романе в разные эпохи и на разных континентах, проверены очень тщательно. За их достоверность я могу поручиться…

— Почему для первой загадки вы выбрали тайны Ивана Грозного, Петра I и императора Павла I?

— Потому что в их судьбе есть параллели. Петр I в точности повторял то, что делал Иван Грозный. И судьба императора Павла I также тесно переплетена с предыдущими правителями. К сожалению, во многих фильмах и даже учебниках истории Павел I показан конченым придурком, который играет в солдатиков. Но обратитесь не к учебникам, а к запискам современников — у меня в книге встречаются закавыченные цитаты из их воспоминаний, — и вы узнаете, что Павел свободно владел несколькими языками, был блестяще образован, обладал недюжинным математическим талантом, спроектировал Михайловский замок. Его портреты висели у староверов в красном углу.

Этот человек прекратил гонения на староверов, боролся с сословными различиями, усмирил дворянство и разночинцев, прищемил хвост гвардии, в которой мальчики с детства были записаны в полки, но никогда пороха не нюхали и воинской службы не знали. Недолгое время правления Павла знаменитый историк Василий Ключевский назвал «самым блестящим выходом России на европейской сцене».

— Часть вашей книги посвящена путешествию Андрея Первозванного из Крыма на Ладожское озеро, упомянутому в «Повести временных лет». Чем вас привлек этот исторический факт?

— Есть такое понятие, как агиография — изучение жизни святого. Но ни одно произведение агиографов не упоминает об этом путешествии Андрея Первозванного, хотя три других описаны досконально.

Представьте путь в 2,5 тысячи километров — не сегодня, а тогда, две тысячи лет назад. Наверняка он был долгим и трудным. Зачем проповедник столь высокого уровня отправился в такую даль? Там нет ни его паствы, ни больших городов. Это не его масштаб! И каким же было самое сильное впечатление Андрея Первозванного от этого вояжа? Вы не поверите, но это… баня! Вот из таких исторических парадоксов и фактов и сложился мой роман.

— Будет ли экранизация этой книги?

— Да, и она обещает получиться впечатляющей. За экранизацию «Тайны трех государств» сейчас сражаются самые известные каналы и студии России…

Рассказчик историй

— В предисловии «Тайны трех государств» вы написали, что вам помог жизненный опыт. Он у вас немалый: в разные годы вы были художником-оформителем, плотником-бетонщиком, ресторанным музыкантом, грузчиком, занимались рекламой, работали в Думе…

— Вообще-то у меня техническое образование: я окончил Ленинградский технологический институт. Родина пыталась сделать из меня химика-технолога. Но в какой-то момент мне это перестало быть интересным, и я решил заняться чем-то другим.

Мы знаем большое количество писателей, которые пришли в эту профессию из разных сфер. Чехов и Булгаков слыли неплохими врачами. Акунин много лет работал переводчиком с японского. Маринина, кроме милицейских протоколов, долгое время ничего не писала…

Я уверен: любой жизненный опыт в конечном итоге может пригодиться. Мне в жизни пригодилось решительно все. Например, работа с бизнесменами — кстати, одним из моих друзей был рижский бизнесмен Янис Давис — научила меня оценивать эту среду не так, как ее описывают в сериалах про малиновые пиджаки. А работая в Думе, я узнал, что современные политики — это не те картонные персонажи, которых показывают нам по телевизору… Рекламная практика меня дисциплинировала. Благодаря ей я знаю, что к каждому человеку нужно обращаться на его языке.

Но самое главное — все занятия, которыми я в разные годы занимался, приучили меня к мысли: если ты что-то делаешь, то делай профессионально или не делай вообще.

— А бывает так, что непрофессионалы тем не менее входят в историю?

— Бывает. Возьмем Тура Хейердала, который упоминается в моей книге. С точки зрения пиара это был недосягаемый человек: путешественник с мировым именем, везучий авантюрист… Но как ученый он из себя не представлял абсолютно ничего! Когда он начинал излагать свои теории специалистам, те говорили: «Пожалуйста, не надо никому рассказывать об этом, вас в больницу заберут». А он хохотал! С образованием у Хейердала была беда…

Впрочем, его фантазии не нанесли науке такого вреда, как выкрутасы Германа Шлимана. Всю жизнь он положил на то, чтобы найти Трою… и нашел! Раскопал девять слоев, уничтожив при этом то, что не восстановить уже никогда. Задор, героизм и как бы научное подвижничество Шлимана нанесло катастрофический вред науке.

Поэтому я никогда не позиционирую себя как историка. Только как автора: моя задача — рассказать читателям интересную историю…

Тайны гостиницы «Россия»

— Недавно сразу по двум крупнейшим российским каналам прошел 12-серийный фильм «Гостиница «Россия». Первая среди равных», созданный по вашему сценарию. Для вас это был ожидаемый успех?

— Нет, для меня он был полной неожиданностью. Такого в истории телевидения еще не было, чтобы два конкурирующих между собой канала показали один и тот же фильм…

— «Гостиница «Россия» далеко не единственный ваш киносценарий. Первым был фильм «Суженый-ряженый», затем «1814»… Вы довольны экранизацией своих произведений?

— Фильм «Суженый-ряженый» получился достойным. А вот «1814» не был настолько удачным. Хотя о таком букете исполнителей можно только мечтать: Богдан Ступка, Алексей Гуськов, Сергей Гармаш, Александр Лыков, Евгений Дятлов…

Что же касается «Гостиницы «Россия», то фильм сильно потерял в достоверности из-за того, что за два месяца до съемок поменяли режиссера. Наскоро выбрасывались нюансы, что-то спешно перекраивалось, вызывая оторопь и у меня, и у сотрудников 9-го управления, которые меня консультировали…

— В самом деле, хочется воскликнуть «Не верю!», когда мы видим, как курсант в белом парадном ремне спокойно заходит в главную гостиницу страны и занимается фарцовкой…

— Этот персонаж мною не выдуман, а списан с конкретного человека по имени Леонид, который окончил в 1975 году военное училище. Все было именно так: и с певицей он спал, и фарцовкой в «России» занимался… Но насчет формы вы правы: с белым ремнем его не пустили бы и по городу пройти, потому что это парадный ремень. «Низкий поклон» художникам и костюмерам, которые этого не заметили.

— У кого еще из персонажей этого фильма были прототипы?

— У каждого! В том числе и у главной героини. У нее действительно был отец, который пропал без вести. И только ухищрениями ее злопыхателей, как в романах Дюма, его находят и обманом вызывают в Москву. Отец у меня в сценарии был совершенно другим, и поворот должен был быть иным… Но, к сожалению, сегодня сценарист полностью отстранен от процесса съемок фильма.

— Короче, фильм «Гостиница «Россия» вам не понравился?

— А я его не смотрел. Не смог смотреть, потому что включил первую серию и с первых же слов на экране почувствовал фальшь. Но очень надеюсь, что скоро 600 страниц диалогов сценария этого фильма превратятся в книгу, и нам с вами в следующем году будет что обсудить. По крайней мере, я над этим работаю…

Загадка МАЯКОВСКОГО

— Какие новые фильмы по вашим сценариям мы увидим в ближайшее время?

— Фильм «Сто дней свободы», снятый по моему сценарию, выйдет на майские праздники. В главной роли — замечательный актер Александр Михайлов, известный по фильмам «Любовь и голуби», «Змеелов» и др. Это кино про человека, который после 10-летней отсидки буквально за несколько дней до войны возвращается в маленький российский городок и пытается интегрироваться в жизнь. Но начинается война, город оказывается в оккупации.

В этой непростой ситуации мой герой стремится прежде всего остаться человеком. Для него важны не ценности государства, а то, что мы называем вечными ценностями. Потому что флаг в любое время может поменяться, а есть то, что поменяться не может: дом, колодец, который оставил его дед, внучка, которую пытаются обидеть… Вот на защиту этих ценностей и бросается герой Александра Михайлова. Он внутренне свободен. Должно получиться хорошее кино.

— А какие новые книги ждут поклонников вашего творчества?

— Мой новый роман называется «1916/Война и мир». Произведение с таким названием принадлежит не только Льву Толстому. Одноименная очень сильная поэма есть у Владимира Маяковского. Это и есть мой главный герой. Все знают его как великого пролетарского поэта, глашатая революции. Но им Маяковский, сын дворянина, стал только после октября 1917 года. А в 1916-м он был успешным гастролером с уголовным прошлым, путешествовал вместе с Игорем Северяниным по Черноморскому побережью: греб деньги лопатой, плевал в публику икрой, пил дорогие вина…

И вдруг посреди всей этой разлюли-малины Маяковского собираются забрать в армию. Хотя призыву он не подлежал, так как имел отсидку за связь с террористами, участие в подготовке побега из тюрьмы и чудом не попал в ссылку, где наверняка сгинул бы — если бы не знакомый отца, который вытащил тогда Маяковского из питерских «Крестов».

К счастью или несчастью, воевать Маяковскому не пришлось: от фронта его благополучно отмазал Максим Горький. И Маяковский оказался на теплом месте — в императорском автогараже. Князь Дмитрий, один из убийц Распутина, тогда всерьез увлекался автомобилями и даже выступал в 1912 году на Олимпиаде в Стокгольме.

Думаю, что в этом романе для читателя будет полным-полно сюрпризов и открытий. Там нашлось место и для детектива, и для конспирологии, и для занятных исторических параллелей, и для биографий десятков выдающихся людей того времени.

— Судя по тому, как вы рассказываете, новый роман заранее обречен на успех. Как вам удается находить такие потрясающие сюжеты?

— Все просто: я стараюсь писать только про то, что хорошо знаю и что мне самому интересно. Если ты делаешь то, что тебе не нравится, то КПД будет, как у паровоза, — всего 10 процентов. Но если в один прекрасный день я пойму, что мне надоело писать, то займусь чем-нибудь еще.

— Все говорят, что история учит. А чему она научила именно вас?

— История не начинается с какой-то конкретной даты и ею не заканчивается. Она будет продолжаться и тогда, когда нас не будет. Это позволяет мне быть сдержаннее в оценках любых событий: политических, социальных, религиозных…

«Думаю, что в новом романе для читателя будет полным-полно сюрпризов и открытий. Там нашлось место и для детектива, и для конспирологии, и для занятных исторических параллелей…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *